Крымское Эхо
Главное Мир

Виртуальная война

Виртуальная война

ЧТО СТОИТ ЗА СИМУЛЯКРАМИ «РОССИЙСКОГО ВТОРЖЕНИЯ»

Итак, исполнилось три месяца с того момента, как в западных СМИ началась кампания «Россия вот-вот нападет на Украину». Первой отметилось «The Washington Post» — 30 октября (может кто еще, но первые ссылки в русско- и украиноязычном информпространстве были именно на это вашингтонское издание).

Как распространялась информационное цунами «Путин нападет» в ноябре прошлого года, мы уже анализировали в публикации на «КЭ». Потом в декабре и начале января все шло в инерционном режиме: периодически делались новые вбросы, но истерики особой не замечалось, вернее, она стала привычным фоном.

После новогодних праздников столоверчение с целью вызвать духов нападения России на Украину резко усилилось. Причем больше обсуждалось уже не само виртуальное нападение, а его последствия. В результате получился классический симулякр. Напомню, симулякр, по Бодрийяру, это копия без оригинала. Так и здесь: нападения нет и не планируется, но копии его в виде карт, заявлений о последствиях, прогнозов массово тиражируются. Жалко, что Жан Бодрийяр не дожил — мог бы написать что-то покруче «Войны в Заливе не было».

Тем не менее, вопрос «что это такое?» остается. Мы знаем подобные кампании, когда США информационно готовили события, которые им были нужны, оправдывая свои военные меры: Югославия, Ирак. Примеров же такого масштабного информационного давления с вызыванием того, что никому не нужно, мир пока не знает.

Вторжение России на Украину не нужно, в первую очередь, самой России. Не нужно его провоцировать и Украине в виду очевидных последствий — как минимум краха правящего режима. Интересы США как государства тоже сомнительны, поскольку это означает переход конфронтации с Россией уже в полувоенные формы и отвлечение сил от Китая. Об интересах Великобритании мы уже писали, но остается открытым вопрос: насколько этот хвост может вертеть собакой?

Попробуем разобраться в ситуации, начнем с Украины. Здесь мы видим уникальное в мировой истории явление: потенциальная жертва, которую ее партнеры открыто порываются спасти, в ответ убеждает их, что никакой агрессии в ее отношении нет и не предвидится. И этот цикл прошел уже не один оборот. Условно говоря, это выглядит так.

 

Байден: Владимир, на вас сейчас нападет Россия.

Зеленский: та тю…

Байден: Владимир, нападет, мы точно знаем.

Зеленский: ой, мистер президент, не делайте мне нервы, я точно вижу, что не нападет. Она, конечно, хочет, но мы же могучи под вашей крышей.

Байден: крыша крышей, но в окно ваше вот-вот дуло российского танка влезет, мое ЦРУ врать не будет.

Зеленский: та не преувеличивайте, мистер президент, кому мы нужны с нашими проблемами, кроме вас?

Байден: вы плохо поняли, Владимир, повторяю по слогам, Рос-си-я на-па-дет. Если не поняли, то следите внимательно за крышкой пианино.

Зеленский: ой не надо, все понятно: нападет — значит, нападет, тогда нам срочно нужны деньги и оружие. Деньги нужнее.

Байден: наше оружие лучше наших денег, получите, то, что мы считаем нужным.

А если без шуток, то эта военная истерия весьма сильно бьет по украинской экономике. Зеленский даже заявил, что с Украины было выведено 12 млрд долларов. Это, конечно, преувеличение: при таком бегстве капитала от украинской экономики уже мало бы что осталось, но тенденция налицо.

В условиях такого уровня политической нестабильности капитал в первую очередь уходит с фондовых рынков, падают курсы акций, а это особенно чувствительно для тех игроков, которые получают основные дивиденды за счет использования инсайдерской информации для игры на фондовой бирже. Очевидно, что это власть предержащие Украины. Так что беспокойство Зеленского вполне понятно.

Украинский президент, как говорится, хорошо устроился. За счет своих талантов он забалтывает население страны. За счет некоторой решительности и нестандартных политических действий он смог в определенной степени нагнуть олигархов, а это означает, что деньги к нему текут рекой. Ведь без покровительства государственной власти олигархическая экономика работать не будет. Зачем Зеленскому все это терять? Вот он всячески и брыкается, пытаясь нивелировать нагнетание страхов о российском вторжении.

Забавно выглядит то, что готовность России к нападению на Украину опровергают не только власти Украины и ее военные эксперты. То же самое утверждают и в России. Получается, что украинские власти освоили и воспроизводят «кремлевские нарративы».

Были дни, когда Зеленский ежедневно публиковал видеообращения, стремясь опровергнуть слухи о вторжении. CNN даже опубликовала «слив» из разговора Байдена с Зеленским, где сообщило, что украинский президент попросил американского коллегу снизить накал сообщений о российской «агрессии», поскольку они вредят украинской экономике. Зеленский якобы согласился с высокой степенью опасности, однако оспорил «неизбежность» нападения.

Впрочем, в Белом доме оспорили этот «слив», заявив, что разногласий по поводу вторжения не было. Однако остается непонятным: если разногласий нет, то почему Зеленский твердит, что вторжения не будет, а Байден на этом настаивает? Где же лежит интерес в нагнетании военной истерии?

Более реальным интересантом выглядит американский ВПК. В 2020 г. крупнейшим получателем американской военной помощи после Израиля был Афганистан. Украина получала почти в 10 раз меньше. В 2021 такой адрес списывания вооружений исчез. Но потребности такого бизнеса остались. Украина выглядит в складывающейся ситуации поводом для роста закупок вооружения, правда, ее роль скорее не в получении нового оружия, а в освобождении складов стран НАТО от старых запасов.

Обозреватель американского телеканала FOX News Такер Карлсон прямо заявил, что главный выгодополучатель от роста напряженности — военно-промышленный комплекс. Причем он не абстрактно рассуждает, а называет конкретные имена: Майкл Викерс, который является помощником министра обороны США по специальным операциям и одновременно членом совета директоров BAE Systems — крупнейшей компании в мире по производству вооружений (истребители Typhoon, Harrier, танки Challenger и многое другое, штаб-квартира расположена в Фарнборо, Великобритания).

Также Такер Карлсон обращает внимание на то, что в информационном поле необходимость усиления военного контингента США в Европе в ответ на гипотетическое вторжение России продвигает издание Politico, которое спонсируется концерном Lockheed Martin – крупнейшей в США корпорацией в сфере ВПК (истребители F-35 и F-22 и др., ракеты, радиолокация и многое другое).

Причем это не просто досужие домыслы. В соответствии с американским законодательством в публикациях СМИ называется источник финансирования. Поэтому в статьях в той же Politico указывается, что публикация предоставлена Lockheed Martin.

Версия интересов ВПК в продвижении военной истерии заслуживает внимания, но против нее работает то, что потенциальный конфликт на Украине вряд ли будет связан с ростом закупок высокотехнологических вооружений. Логичнее для BAE Systems и Lockheed Martin нагнетать напряженность в противостоянии США с Китаем.

Хотя такого рода публикации стоят недорого в сравнении с доходами американского ВПК и в какой-то степени все-таки способствуют росту оборонительных расходов. Например, следствием нагнетания напряженности вокруг Украины будет то, что американские военные ресурсы не будут перенаправлены из Европы на Тихий океан, и вокруг Китая будут создаваться военные базы с новым закупленным вооружением.

Таким образом, роль американского и британского ВПК в нагнетании военной истерии явно присутствует. Военные лоббисты, конечно, могут определять информационную политику СМИ, оказывать влияние на ряд высокопоставленных чиновников. Однако трудно себе представить, чтобы они смогли запустить синхронные действия целого ряда стран-союзников США: эвакуацию части дипломатического персонала из Киева, поставки на Украину оружия и военного снаряжения, отправку инструкторов и т.п.

Значит, дело не только в интересах ВПК. О других источниках нагнетания военной истерии вокруг Украины мы поговорим в следующей статье, а пока ограничимся следующим диагнозом: мы имеем дело, наверное, с самой крупной в истории информационной атакой, которая не ограничивается только информационным воздействием. Созданные СМИ симулякры долго не живут, поэтому они подкрепляются реальными действиями, призванными подтвердить внедряемые страхи нападения.

Говоря о применении информационно-политических технологий, нужно помнить, что мы судим о применении тех или иных методов по опыту прошлого. Но когда-то что-то происходит и впервые. В повести Константина Симонова «Пантелеев» (действие происходит во время обороны Крыма осенью 1941 г.) дивизионный комиссар Пантелеев с горечью говорит:

«Хоть мы и кричим, что они все по шаблонам воюют, но это пока самоутешение; то одним шаблоном нас стукнут, то другим навернут, то третьим огреют — и все разные».

Сейчас мы видим новый «шаблон», который еще не растиражирован в методичках для массового применения.

Очевидна технология даже не заболтать проблему, а превратить ситуацию в абсолютно хаотичный и турбулентный поток высказываний, в котором невозможно обнаружить хоть какую-то логику, определить, кто из субъектов какой позиции придерживается.

Поскольку никакой четкий анализ в такой ситуации невозможен, то и не получается выстроить последовательную и логичную политику в ответ. Поэтому выход только один: последовательно придерживаться позиции, занятой до начала этого вербального шквала, а корректировать ее только ориентируясь на реальные действия противника.

Продолжение см. здесь

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 27

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Почему проиграла Марин Ле Пен и почему победит Меркель

Игорь НОСКОВ

Нахождение Крыма в составе России было и есть исторической закономерностью

1:0 в пользу неопределенности ситуации в Сирии

Оставить комментарий