Крымское Эхо
Архив

Виноградную палочку в теплую землю зарою

На фоне разговоров и публикаций об упадке экономики, разрухе в промышленности, ликвидации садов и виноградников блеснул позитивный сюжет. Порадовал винзавод «Золотое поле» в Кировском районе. Завод оживает и кто-то из тех, кто, может, еще помнит их замечательное десертное вино и бальзамы, сможет скоро опять их выпить или накапать в чаёк.
Наша беседа с новым руководителем винзавода, председателем правления ОАО «Золотое поле» Николаем Тацюлей была, как нам кажется, весьма любопытной. 

– Вы раньше занимались виноделием?

– Нет, но все винные подвалы Крыма знаю.

– Как потребитель?

Николай Тацюля

– Как искусствовед, – смеется Николай Иванович. – Мы занимались металлургией, трубопрокатом. Сельское хозяйство, в частности, виноградарство и виноделие выбрали, чтобы диверсифицировать свою деятельность.

– А «мы» – это кто?

– Частный капитал, – видно, что Тацюля не очень хочет это обсуждать, но постепенно выясняется, что это московские и днепропетровские компании.

– Об объемах инвестиций уже можно говорить?

– Да, пожалуйста. Мы купили завод в декабре 2006 года, когда он был «лежачим». В 2007 мы погасили все долги этого предприятия: и перед бюджетом, и по зарплате. Вложили порядка семи миллионов гривен в восстановление завода. Но тут нас ждала большая неожиданность. Когда мы покупали завод, среди его основных фондов числились и виноградники. В живом виде их не оказалось. Мало того, администрация еще в 2003 году провела распаевание земли.

Виноград хороший удался

– То есть теперь у акционерного общества даже нет земли, чтобы сажать новые виноградники?

– Нет. Мы втянулись в судебные тяжбы, дошли до Верховного суда Украины. Но меня уговорили Рескомзем, правительство Крыма, чтобы не создавать прецедент, чреватый неприятными последствиями. Мы отозвали свое исковое заявление. Сейчас нам предложили взамен около 200 гектаров земли, пригодной для высадки виноградников. Начинаем сажать виноград и надеемся на дальнейшую поддержку правительства Крыма.

– То есть в промышленных масштабах вы получите собственный виноград через пять лет. А сейчас на чем работать будете?

– Реально получим через три-четыре года. А до этого нас будет спасать покупное сырье. Покупаем у частных предпринимателей, у винсовхозов, которые не имеют своих мощностей для переработки. За прошлый год мы переработали около полутора тысяч тонн винограда. Для этого завода, который может принять на хранение единовременно 15 000 тонн, это очень мало. Вы понимаете, что это сказалось и на налогах, на акцизах, на количестве рабочих мест…

Крымские аграрии: а это что за чудо-машина?


– Сколько человек сейчас работает на заводе?

– Около 150 работают круглый год. Главное, что сохранился основной костяк специалистов, виноделы. Мы их простимулировали, чтобы они могли работать. Кое-что они уже сделали, в этом году уже заложили виноматериалы. Но прежде всего нужно восстановить сорта винограда, марки.

– Какие сорта вы собираетесь использовать?

– Алекант в первую очередь. Он еще называется мускат черный кальяба. Но высадку винограда мы разделили сейчас на два потока. Во-первых, высаживаем то, что нам предложила французская компания «Марсье», – а у них своя технология, они и курируют эту высадку. А во-вторых – старые аборигенные сорта, которые раньше выращивались только здесь, в Золотом Поле.

– Они где-то сохранились?

– Мы нашли небольшой кусочек, порядка одного гектара. Там сейчас будем брать чубуки, прививать. Институт, с которым мы сотрудничаем, нам пообещал, что восстановим.

– А то, что начало вашей деятельности совпало со вступлением Украины в ВТО, как-то на нее повлияло?

– Да, это внесло дополнительные сложности. Но это все решаемо, если у нас будут собственные виноградники, если мы получим землю. Когда-то завод работал на трех тысячах гектаров, поэтому те двести, которые мы засаживаем – очень мало. Земля в Крыму есть, есть здесь, радом с Золотым полем… Но распаевка еще идет, юридического статуса этих земель еще нет. А без определения статуса рискованно вкладывать деньги.

– А вы готовы покупать землю, если закончится мораторий на продажу?

– Было бы во что инвестировать, будет земля — будем вкладывать в нее деньги, 20-25 миллионов гривен мы готовы вложить. Сейчас, пока покупка-продажа не регламентирована законом, пытаемся разрешить ситуацию, работая с землями запаса, которые находятся под юрисдикцией Совмина Крыма.

– Когда ждать возвращения вина «Золотое поле» в магазины?

– Видите, какая ситуация с сырьем… Поэтому в ближайшие два-три года мы не планируем выходить на рынок со своей продукцией. Хотя бальзамы уже можем продавать. Это, можно сказать, биостимуляторы, потому что в их состав входит до двух десятков лекарственных трав. И такой напиток как виноградная водка (это перекурка виноградных вин, получение спиртов и выдержка их на дубовой клёпке) скоро будет готов. Заложили мы и коньяки, но они требуют большей выдержки. Для марочных вин и коньяков уже купили в России дубовые бочки, будем покупать еще, планируем выпускать херес.

Мы пожелали успехов Николаю Тацюле и поехали смотреть, как чудо-трактор сажает виноград, выполняя сразу четыре операции. Посадкой руководил француз Дидье Рауль. Он занимается подготовкой саженцев и продает их по всему миру, например, в Крым прилетел из Аргентины. Отвечая на наш вопрос, не поздновато ли сажать виноград в июне, пообещал, что приживаемость будет не менее 98%, потому что готова поливальная машина, а в дальнейшем предусмотрено капельное орошение виноградника. Стоит французский виноград (а купили у него сорта мерло и каберне совиньон) 1-1,10 евро за штучку. Это цена Рауля, без растаможки.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

К депутатам и совесть не прикосновенна

Борис ВАСИЛЬЕВ

Возвышенное возвращение Ежеля

Сергей ГОРБАЧЕВ

Мир русской сказки для юных художников

.