Крымское Эхо
Архив

«Вещая женка»

«Вещая женка»

Возможно, это странно – писать рецензию об украиноязычном поэте на русском языке. Но если ты культурный человек, то способен к восприятию разных культур, разной поэзии. Знаешь язык, понимаешь хоть немного его истоки и суть – читай, воспринимай, занимайся взаимотворчеством и взаимосовершенствованием. Особенно если автор – знакомый тебе и даже в некотором смысле близкий человек. А как же не может быть близок твой переводчик – человек, пожелавший перенести твои стихи в другую культуру, другую среду, другой, хоть и не самый далекий, мир.

Ольга Смольницкая

«Вещая женка»
Молодая украинская поэтесса Ольга Смольницкая перевела на украинский язык более полусотни моих стихотворений, мы переписывались с ней, обменивались мнениями о переводах, литературе, культуре, мировоззрении, спорили, учились друг у друга. И, конечно же, мне захотелось познакомиться с ее собственным творчеством – ярким, нестандартным, проникновенным.

Ольга Смольницкая – имя, уже известное в молодой поэзии Украины. Более того, юная поэтесса и прозаик уже отмечена далеко не на одном литературном конкурсе Украины (в том числе премии им. Олеся Гончара, поэтического вернисажа «Троянди й виноград» (лауреатом которого можно стать только раз в жизни), «Привітання життя» и др. ) и украинской диаспоры в Дальнем Зарубежье (Канада, Бразилия).

Ольга пишет стихи и прозу на украинском и русском языках, имеет заметные публикации в изданиях Крыма, Украины, за рубежом. Следует отметить, что она опубликована в поэтической антологии «Лоза (Videira)» (Рио-де-Жанейро: Contraste, 2009). Стихи Ольги переведени на португальский язык, она единственная крымчанка, вошедшая в эту антологию.

Поэзия звучала на радио и телевидении, в том числе на канале «Культура».

Отдельно хочется сказать о переводческом творчестве и популяризаторской деятальности молодого литератора. Ольга практически свободно владеет английским, немецким, латинским и польским языками. Ее перу принадлежат переводы на украинский язык классиков русской и зарубежной литературы, современных авторов. Кроме того, Ольга – автор сюжетов для передачи Крымского телевидения «Забота о себе», в том числе о писателях и поэтах.

Ольга Смольницкая пишет стихи давно, с детства, и уже сейчас можно говорить о ее поэтической зрелости, назвать ее сложившимся поэтом. Это не значит, что ее стихи не соответствуют возрасту – напротив, в них брызжет молодость с ее светом, дерзкими красками и надеждой на то, что будущее окажется еще более ярким и интересным. И рядом с этим – где-то как контраст, а где-то и как гармоничное дополнение – в стихах ее бросается в глаза мудрость.

Глубокая, «нутряная» и исто женская – и вместе с тем – весьма современная, связанная с блестящей образованностью, развитым интеллектом и многогранностью автора. Благодаря этому лирическая героиня ее очень интересна: она умудряется быть одновременно и прогрессивной современной женщиной и – отприродной колддуньей, ведуньей, чьи знания и понимания сути мира настолько велики и глубоки, что далеко не с каждым можно ими поделиться – собеседник может и не вынести их тяжести.

А потому она демонстрирует свое искусство понемногу, постепенно, очень осторожно… и этим, сама того иногда не сознавая, мастерски заманивает и удерживает читателя! Да, юным поэтессам, особенно украинским, свойственно играть в ведьмочек-интеллектуалок, создавать напускную загадочность, демонстративно нысыщать речь и творчество заумью, напускать в стихах эдакий туман… Здесь не тот случай.

Ольга не умничает – она действительно так мыслит: категориями широко образованного филолога и эрудированного человека; она не создает вокруг себя ореол таинственности и глубинной связи с прошлым – она действительно этим живет. И не только в литературном творчестве. Ее глубокие познания в истории, особенно древней, мифологии своего народа (и не только своего), а также безукоризненное знание языка (языков), на котором она пишет – невозможно скрыть.

На этом основании в ее стихах и прозе очень органично, ненадуманно, смотрятся архаизмы: старославянские, древнерусскоукраинские слова; диалектизмы и идиоматические понятия отдельных языков и культур: как западнорукраинские, галицкие, гуцульские, так и крымские (а в Крыму со времен глубокой древности рождался свой диалект, и сейчас иногда проскакивают в речи его элементы): скифские, таврские, русско-украинско-крымскотатарские; мифологизмы и фольклоризмы: античные, кельтские, польские и множества других культур; архетипы, «блуждающие» идеи и сюжеты.

Все эти непривычные слова и нестандартные мысли, переплетаясь между собой, создают живую ткань стиха, по которой автор вышивает неповторимый узор метафор и сравнений, иногда нелогичных, сдвигающих сознание, заставляющих видеть мир «вверх ногами», но всегда светлых, ясных, искрящихся. У Ольги почти нет поэзии трагического и печального характера, автору чуждо отчаяние и «мировая скорбь».

Потому что она, как истинная «вещая женка» (так на Руси называли ведуниц), не только верит, но знает – и знание это незыблемо – что вслед за бедой придет радость, потому что именно таково устройство мира, такова его гармония. Хотя лирическая героиня не лишена любопытства заглянуть во тьму – но лишь для того, чтобы ее познать и понять, чтобы лучше научиться отличать Добро от Зла и научить этому своего читателя.

Украиноязычные поэтические сборники Ольги Смольницкой «Ангел ночи» «Відшукаю мінливу комету», «Чорний метелик», «Мандрівник» приятно читать и перечитывать. Автор мастерски раставил стихи по страницам – каждое творение перекликается с соседним, подтверждает его мысль или спорит с ней. Уверена, что и следующие книги автора будут такими же интересными и познавательными.

Насколько нам известно, современной молодой (и не только) украинской поэзии и ее читателю очень импонируют подобные типы мировоззрения и их творческая реализация, каковые прослеживаются в творчестве Ольги Смольницкой. А потому ее поэзия и проза видится в настоящем и будущем востребованной читателем, значимой, популярной, интересной критикам, изданиям, издательствам. Без изюминки спорности и противоречивости литература редко бывает интересной – но к рассматриваему автору это отношения не имеет. Здесь есть, над чем поспорить, с чем не согласиться. Но в целом творчество Ольги Смольницкой – это уже факт современной литературы.

Нельзя не сказать несколько слов о переводах. Точнее, задать об этом вопрос самому автору.

Что для вас перевод? Это только интересная работа или нечто более глубинно значимое?

– Украинский писатель-неокласик Игорь Качуровский выделяет 4 школы перевода. Во-первых, школа Жуковского: главное, чтобы перевод звучал легко и красиво, а содержание сохранять не обязательно. В таких переводах слишком много индивидуальности самого переводчика. Есть еще школа буквализма – переводить слово в слово. Третья школа сохраняет содержание, но не форму. А четвертая – самая совершенная, ибо сохраняет и форму, и содержание. Это школа неоклассиков.

Лично я себя ни к какой школе не отношу, потому что меня никто не учил. Но многих говорят, что мне близько мышление неоклассиков. Вообше, перевод должен быть взаимообменом, нужно вливать свежую кровь. Перевожу по принципу: если мне текст очень нравится, задевает за живое; если его никто не переводил до меня; и — если нравящееся мне произведение переведено бездарно. Тогда во мне нарастает сопротивление, и я действую от противног. Вообще перевод означает и работу над собой, даже инициацию.

– У вас есть стихотворение «Лікування перекладом» – само название о многом говорит. Нет ли в переводческой деятельности своеобразного психологического эффекта: вникая в строки автора, над которым работает, переводчик (если он не индивидуалист-«соперник») учится понимать душу автора, что двигало им, когда он создавал свой текст, – и благодаря этому переводит авторскую мысль и чувство верно и точно, даже там, где особенности языка или словообороты впрямую этого не позволяют.

– Сложно переводить словесно-формальные тонкости, свойственные тому или иному языку. Например, англосаксонские аллитерации, с которыми блестяще справилась Олена О’Лир в своем переводе «Беовульфа». Такой – именно языковой и смысловой одновременно – точности перевода этого произведения до нее в украинском языке не было.

Еще сложнее – сложившуюся ментально-образную систему, нам непонятную. И кажется, что – невозможно!.. Передается содержание, но не форма. Однако есть возможности и для отражения формы, это один из важных аспектов перевода, над которым я работаю. Например, изучаю тонкости передачи цветов и оттенков.

– Потому, видимо, вам и стало интересно перевести на украинский язык ряд современных русских поэтов, у которых поэтическая форма играет в тексте не последнюю роль. А ну, как справиться с неологизмом, словотворчеством, авторской идиомой?

– Совладать с этим получается не всегда. Для этого я использую сноски, в которых объясняю и дополняю контекст перевода. Например, почему – с точки зрения языка – невозможно перевести вообще или перевести буквально то или иное авторское слово или мысль. Но, как правило, все переводится. Для этого надо проникнуться текстом. Он сам переведет себя в тебе.

Приведу пример, нескромно воспользовавшись для этого собственным стихотворением:

<table>
<tr>
<td>
<b>Марина Матвеева<br>
<br>
ДНЕПРОПЕТРОВСКИЙ СТИШ</b><br>
<br>
<i> Сердце пишет без анжамбеманов, <br>
Звукописей, вычурных метафор. <br>
Видишь, вышел месяц из тумана, <br>
Вынул ножик и коробку штампов: <br>
<br>
«Я тебя люблю, завяли розги, <br>
Гаснут свечи, небо озвездело…» <br>
Вышел месяц над Днепропетровском, <br>
Ножиком своим меня разделал. <br>
<br>
Я твое сокровище с кровищей! <br>
Что еще бывает сокровенней? <br>
…Соловей-Разбойник в поле свищет<br>
(у него сегодня день рожденья): <br>
<br>
«…Ах, труба-малина-вписка-ксива! <br>
Дзен-буддильник, хари Растафари!..» <br>
Если сердце говорит красиво, <br>
Значит, это мозг его пиарит! <br>
<br>
«Сядем в поезд и поедем в Симф мы, <br>
Он уже чуть-чуть – и будет рядом…» <br>
Если сердцу удаются рифмы, <br>
Значит, у него еще порядок. <br>
<br>
Редкий птыц от Крыма до Днепрухи <br>
В клюве донесет мою мессагу: <br>
«Если сердце пребывает в духе, <br>
То и духу в сердце джага-джага» <br>
<br>
А вот если в стиш пришел Пелевин <br>
И запел – тогда беда большая: <br>
Это значит, сердце пишет левой <br>
Пяткой, и она теперь решает! <br>
<br>
…А у Соловья – водяры – роскошь! <br>
Жаль, не перепить ему Илюшу!.. <br>
Ой, ты гой еси, днепропетровский <br>
Соловей, верни мне в кочки душу, <br>
<br>
Ибо пишет вона по-каковски! <br>
Без фрейдячьих суперэгоидов. <br>
Не был дядя Фрейд в Днепропетровске – <br>
Потому и жил на мир с обидой. </i><br>
</td>

<td>
<b>Ольга Смольницкая<br>
<br>
ДНІПРОПЕТРОВСЬКЕ ВІРШЕНЯ </b>[1]<br>
<br>
<i> Серце пише без анжамбеманів,<br>
Звукописних різьблених метафор.<br>
Бачиш, вийшов місяць із туману,<br>
Вийняв ножик і коробку штампів:<br>
<br>
«Я тебе люблю, зів’яла хльоста,<br>
Гаснуть свічі, небо озоріло…»<br>
Вийшов місяць над Дніпропетровськом,<br>
Ножиком розкраяв озвіріло.<br>
<br>
Я твоя скарбниця з кров’ю ліпша [2]!<br>
Сокровенніше кому згодиться?<br>
…Соловій-Розбійник в полі свище<br>
(бо сьогодні саме народився):<br>
<br>
«…Ах, труба-малина-вписка-ксива!<br>
Дзен-буддильник, харі Растафарі!..»<br>
Якщо серце промовля красиво,<br>
Значить, мозок слово пропіарить!<br>
<br>
«Сядьмо в поїзд, з’їздимо у Сімф ми,<br>
Він ще трохи – і вже буде поруч…»<br>
Якщо серце народило рими,<br>
Значить, лад іще собі пророчить.<br>
<br>
Зрідка птиць від Криму до Дніпрухи<br>
В дзьобі донесе мою мессагу:<br>
«Якщо серце в гуморі та з духом,<br>
То і духу в серці джага-джага».<br>
<br>
А у віршеня прийшов Пелевін <br>
Й заспівав – тоді біди побійся:<br>
Серце ж-бо тоді ліворуч з хмелю<br>
Пише, і вирішують все біси.<br>
<br>
…А у Солов’я скляний бог в гостях!<br>
Та не перепить йому Іллюшу!..<br>
Ой, ти гой єси, дніпропетровський<br>
Соловію, повертай-но душу,<br>
<br>
Бо співає, бач, якої моди,<br>
Без фройдячих суперегоїдів.<br>
Не було в Дніпропетровську Фройда – <br>
Отому й шукав у світі кривду. </i><br>
</td>
</tr>
</table>

Действительно, кто сказал, что поэзия, использующая нестандартные языковые возможности, непереводима? И что слишком индивидуалистичным в языке поэтам не знать мировой известности, просто потому, что их якобы невозможно перевести? Главное – проникнуться духом произведения, через него – душой автора. И возможно если не все, то очень многое.

[hr]

1 – В украинском языке нет слова «стих», поэтому поэтесса именно так обыграла его в переводе.
2 — В оригіналі: «Я твое сокровище с кровищей». Спочатку я переклала: «Я ж твоя скарбниця-кривавиця!», але тоді не римується зі словом «свище».
3 — Фразеологічний відповідник до слова «горілка».

[hr]
Досье автора:

Ольга Смольницька
Кандидат філософських наук (українознавство). Науковий співробітник відділу української філології Національного науково-дослідного інституту українознавства та всесвітньої історії.

Член Національної спілки письменників України, спілки журналістів України, Міжнаціональної спілки письменників Криму.

Лауреат міжнародної україно-німецької премії ім. Олеся Гончара в номінації «Поезія», Всеукраїнського поетичного вернісажу «Троянди й виноград-2012», Літературної премії ім. Богдана-Ігоря Антонича, премії АРК «За наукові досягнення у сфері пріоритетних напрямків розвитку Криму».

Художні публікації цу багатьох виданнях Криму, України, також у Німеччині та Португалії. 70 наукових публікацій у фахових виданнях. Статті та вірші звучали на каналі радіо «Культура» та ін. Автор сюжетів для передачі «Забота о себе».

Переклала українською мовою: середньовічну поезію та епоси багатьох народів, великий ряд письменників та поетів класичної літератури та сучасності, в тому числі кримських.

Авторка шістьох україномовних книг: поетичних збірок «Ангел ночі», «Відшукаю мінливу комету», «Чорний метелик», «Мандрівник»; книги телесценаріїв, есеїв, статей «У пошуках коріння» , «Лілеї для Ніли» (пам’яті Ніли Зборовської).

Вибрані поезії перекладені німецькою, португальською, російською, польською мовами.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 12 сентября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Читаем вместе крымскую прессу. 15 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Звёздный человек, не знавший звёздной болезни

.