Крымское Эхо
Севастополь

Весенние надежды флотского судоремонта

Весенние надежды флотского судоремонта

КОМУ И ЗАЧЕМ ПОНАДОБИЛАСЬ КАДРОВАЯ «РЕВОЛЮЦИЯ»

Хорошие у нас все-таки старики в Севастополе! Многие – из бывших военных моряков. Казалось бы, отслужили своё, отработали. В тяжелые годы флотского зарубежья Родине и присяге не изменили. Да и после выхода на пенсию немало потрудились. Теперь бы им отдыхать, внучат уму-разуму учить, здоровьем заняться. Да только куда там! До всего им есть дело. Во все вникают. Все критикуют.

Все-то им не так, все не «по-ихнему»… И армия-то у нас не такая, и флот у нас не тот. Вот и форму, оказывается, военные стали носить неправильно. Раньше носили с любовью и с шиком, а сегодня, не носят, а замаскировываются. И называться она стала не очень красивыми словами – «камуфляж» или «офисная». А вот если бы слушались советов стариков, все было бы лучше и правильнее…

Возражать им непросто. Народ они опытный, много знающий и, можно даже сказать, современный. Договорившись с внуками, наши ветераны быстренько освоили мобильную связь и разного рода гаджеты, чем на порядок усилили критику потенциальных объектов своей советнической деятельности, самонадеянно полагая, что именно этого от них ждет «подсоветное» и прочее начальство. И ничем их не сбить с толку. Даже когда им говоришь, что не стоит по мобильному телефону долго критиковать начальство, а то ведь для здоровья это вредно, они отвечают, что ничего не боятся. Надо, дескать, использовать возможности новой техники.

Впрочем, так было и раньше, так, наверное, будет всегда. Будут новые открытия, будут обновляться техника и технологии, а вот ум и глупость, честь и бесчестие, равно как храбрость и трусость, видимо, останутся прежними и, к сожалению, востребованными. И спорить со стариками бесполезно. Им только и дай того, кто будет внимать их советам. Иногда уже и «подсоветных» не хватает, так они не жадничают, пилят одного в четыре руки. И ведь до того дотошное старичьё! До всего докопаются…

Вот, казалось бы, какое им дело до того, за что освобожден от должности начальник ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ (больше известного в Севастополе как 13-й завод) капитан 1 ранга Сергей Анатольевич Новогрибельский? Они, видите ли, знают его как авторитетного и высокопрофессионального специалиста в области военного судоремонта, да к тому же единственного из оставшихся на военной службе офицера-судоремонтника, имеющего в своем активе все ступени карьерного роста на четырех судоремонтных заводах Черноморского флота.

Более того, они утверждают, что и в прежние-то времена наибольшего расцвета и развития судоремонтных производств на флотах СССР немного нашлось бы офицеров, равных ему по опыту и квалификации. А главное, они говорят: сегодня С. Новогрибельский из тех последних «могикан», которые знают и руководствуются классическими правилами организации именно военного судоремонта.

Чтобы не спорить с нашими бесстрашными до отваги стариками, есть смысл послушать их рассказ о том, кто и какое участие принимал в формировании личности капитана 1 ранга Сергея Анатольевича Новогрибельского. Какова была воспитательная роль его отца Анатолия Викторовича Новогрибельского и их непосредственного начальника на 13-м заводе в лице бывшего директора этого завода капитана 1 ранга в отставке Анатолия Тихоновича Величко.

Оба этих человека пользовались заслуженным авторитетом на заводе и на флоте. Первый из них – отец – имел две строчки записей в трудовой книжке: принят на завод и уволен с завода. На завод он прибыл молодым и здоровым парнем, а через 59 лет и 3 месяца с завода его вынесли на руках коллеги. Между этими двумя строчками – целая жизнь не только Анатолия Викторовича, со всеми её радостями и тревогами, победами и поражениями, но и жизнь его семьи, в том числе жены – Людмилы Федоровны, 38 лет проработавшей на 13-м заводе. Уже выйдя на заслуженный отдых, он до последнего своего часа продолжал трудиться на родном 13-м судоремонтном. Будучи талантливым организатором, он довольно рано стал занимать руководящие посты. С годами универсализм его знаний и опыта развился до таких высот, что он стал незаменимым, как бы сейчас выразились, кризисным руководителем. Любой, самый заваленный и сложный участок работы он вытаскивал из проблем, налаживал его ритмичную работу, там же находил и обучал способных руководителей, которым передавал налаженное дело, а сам принимал очередное сложное направление в производстве 13-го завода. Таким был отец, Анатолий Викторович, главный воспитатель будущего начальника этого же завода. Правда, старики говорят, что и у него был недостаток – он был предельно честным и бескомпромиссным человеком, что приносило ему немало проблем, а потом стало приносить проблемы его сыну, который унаследовал эти же черты характера своего отца.

Под стать ему и второй воспитатель, немало постаравшийся, чтобы не только обучить Сергея Анатольевича ремеслу, но и своим личным примером показать, что присяга Родине – это не пустой звук, а работать честно можно даже тогда, когда все вокруг рушится, растаскивается, продается и предается.

После раздела Черноморского флота между Россией и Украиной ни один судоремонтный завод Черноморского флота (кроме 13-го) не устоял под агитационным напором и угрозами самостийных генералов из Киева. Многие российские директора тогда повелись на посулы и передали подчиненные им производства под юрисдикцию Украины. Правильнее будет сказать – почти все. Черноморский флот России потерял тогда Феодосийский судоремонтный завод, Балаклавский судоремонтный завод, Севастопольский завод по ремонту радиотехнических средств и многие другие предприятия. Но особая борьба развернулась вокруг производственных мощностей головного на флоте 13-го завода. Все понимали: у того, кто его потеряет, корабли будут гнить у причальных стенок. Исход дела решили личное мужество, любовь к Родине и верность присяге начальника 13-го завода капитана 1 ранга Анатолия Тихоновича Величко. Оставшись верным России, он не сдал завод и много лет возглавлял борьбу его коллектива с экономическим удушением, безработицей, откровенными угрозами и травлей. Сохранив в рабочем состоянии 13-й завод, Анатолий Тихонович обеспечил Черноморскому флоту России важнейшее звено в его технической и боевой готовности кораблей.

Такими были учителя и воспитатели недавно уволенного с 13-го завода капитана 1 ранга Сергея Анатольевича Новогрибельского. К этому можно только добавить: из-за своей патологической честности и преданности России его учителя не только лично для себя никогда никакой выгоды не искали, да еще и своего ученика воспитали так, что обезоружили его перед огнем злобной критики и тайных интриг дельцов и прилипал, расплодившихся во флотском судоремонте во времена противостояния российского и украинского флотов. Ну, и чтобы закончить разговор о воспитателях, вспомним, что первого из них – Анатолия Викторовича Новогрибельского, проводили на погост прямо из заводских ворот. Стыдно и обидно говорить об этом, но в последний путь талантливого человека, посвятившего жизнь флотскому судоремонту, провожали без подушек  с правительственными наградами – у него их не было.

Второй воспитатель – капитан 1 ранга в отставке Анатолий Тихонович Величко сегодня мужественно борется с целым ворохом тяжелейших болезней. Часто навещает заводчан и безмерно счастлив, что дожил до Севастопольской весны, для прихода которой он лично немало постарался. Но говорить об этом он не любит, особенно после того, как увидел, какое количество «борцов за освобождение» прибыли за медалями и наградами в Севастополь. Одного не может припомнить ветеран: где все эти «освободители» были в те теперь уже далекие времена, растянувшиеся на такие мучительные годы борьбы за выживание коллектива 13-го завода, Севастополя как главной флотской базы и флота как такового.

Севастопольская весна – это всего лишь итоговый акт многолетней, самоотверженной, ни на минуту не прекращавшейся борьбы за возвращение города и флота в спасительную гавань российских берегов таких патриотов, как Анатолий Тихонович Величко, Алексей Михайлович Чалый, семья Новогрибельских и многих тысяч других граждан Севастополя.

Такие вот они, наши севастопольские старики. Не о себе и своих заслугах у них печаль. Без наград они обойдутся. Душа болит от несправедливого отношения к своим воспитанникам, сослуживцам и коллегам.

И вот опять нашим дотошным старикам охота знать: кто они такие, эти учинители несправедливости и зачем это им?

Вопрос непростой, а отвечать надо. Ведь не отстанут, не разобравшись.

Военные моряки, участники Великой Отечественной войны, вспоминают, что флотский судоремонт к началу войны и после неё был представлен самыми разными по значимости и подчиненности заводами и флотскими мастерскими, во множестве разбросанными по местам базирования крупных соединений кораблей. При этом независимо от подчиненности во всех ведомствах и во все времена старались соблюдать правило, нарушать которое было «себе дороже». Согласно этому правилу на должности руководителей крупных судоремонтных предприятий назначались только опытные специалисты – судоремонтники со стажем работы на низовых судоремонтных должностях. Эксперименты, нарушавшие это правило, в лучшем случае приводили предприятия к многолетней стагнации, но в большинстве случаев заканчивались освобождением от должностей измученных некомпетенцией руководителей. «Граблями», на которые наступали и наступают сегодняшние флотские кадровики и руководители флотских служб, занимающиеся вопросами судоремонта, продолжает оставаться мнение, что любой опытный офицер из этих структур потенциально готов управлять судоремонтным заводом.

Но так ли это? Для сравнения заглянем в послужной список действительно профессионального судоремонтника капитана 1 ранга С.А. Новогрибельского.

После окончания Севастопольского ВВМИУ несколько лет служил на подводных лодках, где приобрел опыт инженера-механика и стал командиром боевой части.

Далее – служба и работа на 13-м СРЗ ВМФ, где в течение 7 лет последовательно исполнял обязанности:

— строителя военных кораблей;

— главного строителя военных кораблей;

— начальника производства завода.

Потом были 2 года работы на ремонтном заводе РАВ в должности заместителя директора завода;

— три года возглавлял 91-й судоремонтный завод;

— несколько лет после завершения учебы в Военно-морской академии работал начальником отдела финансирования хозрасчетных предприятий Черноморского флота.

И только имея в своем активе такую весомую подготовку, в 2011 году он был назначен начальником головного флотского 13-го завода, где блестяще справлялся со своими обязанностями.

Дилетанты в судоремонте – не безобидное явление. Такие «специалисты» за короткий срок могут столько дров наломать, что дешевле было бы им платить за безделье, чем устранять последствия их творений, как это получилось, например, с созданием многострадального 91-го судоремонтного завода ЧФ РФ, в который даже профессиональные судоремонтники так и не смогли вдохнуть жизнь. Вот уже третий десяток лет это заведомо нежизнеспособное от рождения образование, только по недоразумению названное судоремонтным заводом, так и не смогло стать полноценным хозрасчетным предприятием, которое, видимо, из жалости к его измученному трудовому коллективу содержится государством за счет бюджетных ассигнований.

И вот очередные «грабли»! Вместо профессионального и опытнейшего офицера – судоремонтника С.А. Новогрибельского на должность начальника важнейшего для флота судоремонтного предприятия назначен капитан 2 ранга Ю.В. Беспалов, ни одного дня не работавший на производстве и не имеющий представления об управлении сложным судоремонтным комплексом.

Что тут скажешь? Разве что вспомнишь слова одного старого донецкого шахтера, который говорил: «Если ты торгуешь углем или топишь им печь, то это не значит, что ты уже шахтер!»

Удивленная флотская общественность теряется в догадках: что же такое могло произойти на флоте, чтобы опытного специалиста пришлось менять на очередного «шахтера»? То, что этого «беднягу» обрекли на пытку и принесли в жертву чьим-то интересам, – это старикам понятно. Непонятно другое: кто и почему решился принести в жертву важнейшее флотское предприятие с его многотысячным коллективом? Разве мало этот коллектив настрадался в годы закордонного безвременья? Разве не пытались растащить его оборудование по частным фирмам, как это произошло с разоренным и уничтоженным «Севморзаводом»? Разве рабочие 13-го завода забудут, как их унижали, сдавая за гроши в поденщину новоявленным дельцам от судоремонта? А может быть, кто-то не может смириться с тем, что его отстранили от корыта с бюджетными деньгами?

На самом деле суть вопроса очень простая.

После многих лет руководства заводом преднамеренно назначавшимися на него директорами-дилетантами, задачей которых было не мешать кормиться бюджетными деньгами многочисленным, накрепко присосавшимся к нему фирмам и фирмочкам, завод, наконец, возглавил опытный специалист С.А. Новогрибельский, который в короткий срок, как и положено опытному и «вежливому человеку», отвадив от завода многолетних прилипал, предложил всем работодателям соблюдать законы и правила организации судоремонта, после чего уверенной рукой навел порядок в самом коллективе завода. Произошло это в 2011 году. И, как утверждают сами заводчане, именно эту дату можно считать началом Севастопольской весны на 13-м заводе.

Но Севастопольскую весну, увы, готовили и ждали не все.

Немногие знают, что в годы закордонья не всем в Севастополе жилось так же трудно, как рабочим 13-го завода и всем честным труженикам города и флота. Некоторые флотские офицеры-черноморцы жили очень зажиточно. Достаточно было «кое-кому» «кое-где» заявить о своей патриотической позиции защитника Отечества на «передовых рубежах противостояния с «коварной» Украиной», и тебе открывалась возможность кормиться от судоремонтного бюджета. Конечно, если не поленишься создать несколько фирм, которые гарантированно будут выигрывать торги на право ремонта кораблей флота. Кстати сказать, «гарные украинские хлопцы» из числа офицеров ВМС Украины тоже сообразили, что из такого «прикида» можно извлекать личную экономическую пользу, после чего быстренько замирились с российскими защитниками рубежей и стали совместно доить свои отечественные бюджеты через бесчисленные частные судоремонтные фирмочки, на балансе которых, кроме карандашей и бумаги, не было ни гвоздя. Разумеется, не забывая при этом время от времени менять свои иномарки на новые модели.

И тут – на тебе! Такой «облом»! После стольких лет красивой жизни на их голову свалился несговорчивый да еще и многоопытный С.А. Новогрибельский.

Как только «патриоты» не изощрялись! Чего только не предпринимали! Но убрать его с должности никак не получалось. Откуда им было знать, что в генетической памяти семьи Новогрибельских нет такого понятия, как стяжательство, а посему ни подсунуть ему ничего не могли, ни купить не получалось. И все же они нашли способ, как его убрать.

На предприятии появился следователь, который вот уже восемь месяцев выясняет: почему вместо заказанного нового оборудования на некоторые корабли, стоящие в заводе, установили отремонтированное?

Конечно, человеку, не знакомому с судоремонтом, такие дела кажутся подозрительными. Как объяснить следователю, что именно за такое решение технических проблем в прежние годы поощряли, так как это увеличивало ресурс механизмов, экономило запасные части и удешевляло ремонт. Севастопольские ветераны-судоремонтники не сомневаются, что, в конечном счете, если не прокуратура, так суд обязательно разберутся и оправдают участников этого расследования. Вот только одно обстоятельство им кажется не просто странным, но и подтверждающим их подозрения о чьём-то настойчивом желании убрать чужими руками слишком опытного и не в меру несговорчивого директора, заменив его покладистым дилетантом.

Во-первых, странно уже то, что на руководителя предприятия возлагается личная ответственность за работы, которые исполнялись не им, а соответствующими заводскими специалистами, с которых и нужно спрашивать за результат их деятельности – директорская работа не подразумевает личное отслеживание ремонта каждого механизма на десятках кораблей и сотнях заказов.

Во-вторых, как и положено, все произведенные замены были в письменной форме согласованы с Заказчиком, то есть с ремонтным отделом службы эксплуатации и ремонта кораблей Черноморского флота. И, строго говоря, завод обязан был выполнить указания Заказчика.

Но самый главный «прокол» заказчиков этой истории заключается в том, что, добиваясь освобождения от должности директора С.А. Новогрибельского, они не сообразили подсунуть на эту должность кого угодно, но только не капитана 2 ранга Ю.В. Беспалова, занимавшего должность – внимание! – начальника ремонтного отдела службы эксплуатации и ремонта кораблей ЧФ и, разумеется, лично подписавшего заводу все разрешительные документы на соответствующие замены механизмов и запасных частей.

Похоже, флотские кадровики так спешили (разумеется, бескорыстно) выполнить заказ по дискредитации С.А. Новогрибельского, что проморгали этот подвох, да так и доложили командующему флотом: дескать, пока точно не знаем, чем там закончится дело у этого Новогрибельского, но на всякий случай его нужно убрать с завода и перевести в ваше распоряжение.

Но кадровики не были бы кадровиками, если бы и в этой игре «слегка не передернули карты». С.А. Новогребельскому сообщили, что на период расследования его временно отстранят от занимаемой должности и назначат другого офицера временно исполнять обязанности директора 13-го завода. Как порядочный человек, уверенный в своей невиновности, С.А. Новогребельский согласился с таким предложением, но когда на завод прислали приказ командующего флотом, то оказалось, что он… снят с должности, а на его место назначен капитан 2 ранга Ю.В. Беспалов, который вскоре и прибыл принимать дела и обязанности начальника завода.

Ай да ловкачи! Ведь как все точно рассчитали. Знали, что не в традициях флотских офицеров обсуждать решения старших командиров. И не ошиблись. Только вот старики почему-то уверены, что на флоте и в прокуратуре найдутся должностные лица, которые беспристрастно и честно разберутся в этой неприглядной истории, произошедшей в жизни коллектива 13-го завода и его руководителя. Вопрос только в том, кто и в какой роли после её завершения войдет в историю 13-го завода и навсегда в ней останется именно в этой роли.

А еще по каким-то своим каналам ветераны судоремонта узнали, что Главнокомандующий ВМФ РФ знает об этой некрасивой истории и даже понимает С.А. Новогрибельского, который где-то с обиды обронил, что как бы дело ни закончилось, он не захочет больше руководить флотским предприятием.

Уважаемый Сергей Анатольевич!

Позвольте не согласиться с Вашими намерениями, безусловно, продиктованными незаслуженной обидой. Однако напоминаем Вам, что патриоты нашей Родины забывали даже незаслуженные лагерные застенки и соглашались возглавлять воинские и трудовые коллективы, работать в конструкторских «шарашках», когда того требовали интересы безопасности страны. Вспомните Константина Константиновича Рокоссовского, Сергея Павловича Королева, Андрея Николаевича Туполева и многих других наших соотечественников.

Ветераны флотского судоремонта не сомневаются, что справедливость восторжествует, и Вы продолжите руководить 13-м заводом, где Вы особенно нужны в сегодняшнее, трудное для нашей страны, Севастополя и Черноморского флота время.

А Севастопольская весна пришла в Россию навсегда, что дает основания для уверенности в торжестве Правды и Справедливости.

Желаем здоровья и творческого долголетия нашим дорогим севастопольским старикам-ветеранам.

Будем ждать хороших вестей.

 

 

Ветеран военного судоремонта ЧФ РФ

капитан 1 ранга в отставке Дмитрий Хасиев

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Севастополь: вторая атака отбита

Страсти по Херсонесу

Дмитрий СОКОЛОВ

Каким быть гербу Севастополя?

Иван ЕРМАКОВ