Крымское Эхо
Архив

Ведь было! Было!

Ведь было! Было!

Керчь живет своей неуникальной, потрепанной, разваливающейся и безжалостно разрушаемой старой архитектурой. Особенно это заметно в центре, веками служившем наряду с Одессой классическим примером южнорусской провинциальной архитектуры. То, что удалось сберечь и восстановить после разрушительной войны, безжалостно перечеркивается пародией на европейский новодел. И чем больше углубляются доморощенные реформаторы в архитектурную историю города, хранившую в образе узких керченских улочек неповторимую особость прошлого, а в каждом городском районе – памятную принадлежность к былому промышленному величию, тем ценнее выглядит работа исследователей, старательно и бережно сохраняющих керченскую древность.

<a href="uploads/10/muz20121225b1.JPG" rel="lightbox[1]" title="Сокровища керченских музеев"><img src="uploads/10/muz20121225m1.JPG"align="right"></a>

(кликните на картинку — и она станет больше)

»

Неутомимые археологи каждый год находят и извлекают из затаившихся на века закромов удивительные находки. Но «на люди» они показываются, случается, через годы. Керченским музейщикам впервые в своей практике удалось убедить археологов выставить обнаруженные в ходе раскопок последних двух лет предметы. Идею показа поступивших в фонды новых находок в Керченском историко-культурном заповеднике задумывали реализовать давно. Прежде всего, ради посетителей музея, которые первым делом обычно интересуются, что нового отыскали археологи, работающие иной раз на виду у всего города.

Задача оказалась непростой. Каждый археолог, нашедший древнюю вещицу, имеет авторское право на ее научную публикацию. Казалось бы, какое авторское право, когда речь идет не об интеллектуальной собственности, а о национальном достоянии! Но в том, что касается научного исследования, авторское право идет рука об руку с достоверностью факта и доказанностью аргумента.

Археолог, публикуя предмет, гарантирует полный объем достоверной информации о нем: месте нахождения, состоянии находки, происхождении и датировке. Поэтому пока предмет всесторонне не исследован и не описан, любые публикации его, а тем более снимки и демонстрации запрещены. Дело в том, что каждая сделанная посетителем выставки фотография предмета приравнивается и расценивается как публичная информация, позволяющая интерпретировать его неспециалистам, из-за чего теряется научная значимость находки.

К примеру, обнаруженные совершенно уникальные торговые гирьки из свинца в форме маски комического актера пока точно датировать невозможно: они вполне могут принадлежать и I, и IV векам до нашей эры. Вот это как раз и свидетельствует о том, что до публикации лучше никаких версий и гипотез не выдвигать, потому что и профессиональные музейщики могут ошибаться в датировке предметов. И только археолог после скрупулезного изучения и исследования предмета, в том числе и на основании ранее найденных аналогов, сделает однозначный вывод о дате и месте его бытования.

Ждет своей исследовательской «участи» и деталь мраморной фигуры богини. Предположительно, речь идет об Артемиде, но без завершенного археологами исследования говорить об окончательной версии бессмысленно. По этой причине археологи категорически восстают против экспонирования неопубликованных в научных изданиях находок.

<a href="uploads/10/muz20121225b2.JPG" rel="lightbox[1]" title="Сокровища керченских музеев"><img src="uploads/10/muz20121225m2.JPG"align="left"></a>

Керченские музейщики давно вели переговоры с руководителями работающих на городищах полуострова российских археологических экспедиций, отвоевывая право «первой ночи». После долгих и непростых переговоров удалось добиться компромиссного решения: заповедник получил возможность экспонировать находки последних лет без права делать посетителями какие-либо снимки.

Только три из представленных на выставке «Лучшие находки археологического сезона 2012 года» предмета были сфотографированы музейщиками и растиражированы для СМИ с разрешения археологов, описавших один из них и представивших исследования для научной публикации по двум другим.

По просьбе археологов выставленные в экспозиции новые находки не имеют зафиксированной принадлежности к конкретным памятникам, кроме той, что все они найдены на городищах Керченского полуострова. Сделано это намеренно, чтобы невольно не подсказать неустанно снующим и рыскающим на древних городищах «черным археологам» район для несанкционированных раскопок. Выставленные предметы, одни из которых полностью отреставрированы, другие находятся на промежуточном этапе, а есть и такие, что экспонируются в том виде, в котором были обнаружены археологами, — представляют два разных направления в работе самих музейщиков.

Дело в том, что одни отвергают необходимость полной реставрации археологических предметов, считая достаточным их очистку, закрепление и показ во фрагментированном виде. По их мнению, это показывает аутентичность вещи и ее древность. В Керченском историко-культурном заповеднике придерживаются иной точки зрения и настаивают на необходимости реставрации древних предметов.

Не в последнюю очередь — в интересах посетителей, видящих вещи в законченном экспозиционном виде. Для этого наряду с фрагментированными находками в экспозиции представлена отреставрированная античная керамическая лекана — плоская чаша с двумя горизонтальными ручками по бокам — IV-III веков до нашей эры, что была обнаружена археологами в 138 фрагментах, которые бы вряд ли дали полное представление об античном предмете и привлекли внимание посетителей.

<a href="uploads/10/muz20121225b3.JPG" rel="lightbox[1]" title="Сокровища керченских музеев"><img src="uploads/10/muz20121225m3.JPG"align="right"></a>

Но не только этим ценна экспонирующаяся на новой выставке Керченского историко-культурного заповедника лекана. Она показывает, что работа музейщиков не ограничивается экспозиционной деятельностью. Прежде, чем вещь показывается посетителям, она проходит через руки десятки специалистов, нашедших ее, описавших, исследовавших, отреставрировавших и определивших ей достойное место в экспозиции.

И тогда понимаешь, что первичной является работа по сохранению культурных ценностей, а экспозиционная деятельность — самая наглядная стороной работы музея — вторична по отношению к такого рода открытиям. Она основывается на научной обоснованности найденных предметов – и именно эта часть работы заповедника, исследовательская, дополняет или изменяет историю Боспорского царства и традиционный взгляд на нее.

Находки археологов, сделанные на Керченском полуострове в последние годы, по мнению заведующей историко-археологическим отделом Елены Артеменко, совершенно удивительные. В Керченский историко-культурный заповедник впервые попал высокий канфар. Античных сосудов для вина в его фондах немало, но именно такой формы в музее до сих пор не было. Большой редкостью представляется и малюсенькая фигурка богини с остатками красной краски на изумительно четком личике. Обычно мраморные фрагменты доходят до наших дней серыми, без следов краски.

Фрагмент клазоменской амфоры с берегов Малой Азии хранит, возможно, не только саму историю, а и научный подход к ней. Предполагается, что она изготовлена в VII веке до нашей эры, а значит старше 26-вековой Керчи, что само по себе является уже не сенсационным открытием, а еще одним фактом, подтверждающим эту гипотезу. Историческая наука не стоит на месте. При том, что современные исследователи опираются на фундаментальные труды мэтров советской археологии Владимира Дмитриевича Блаватского и Виктора Францевича Гайдукевича, подобные фрагменту клазоменской амфоры находки позволяют добавлять штрихи к уже известному и открывать новое. Традиционно считалось, что Пантикапей основан в VI веке до нашей эры. Но находки последних лет позволяют слегка отодвинуть эту датировку на рубеж VII-VI веков, что уже само по себе является научным открытием.

Заметно выделяется в новой экспозиции мраморный светильник, в найденном археологами состоянии датировавшийся I веком до нашей эры, а после очистки оказавшийся предметом куда более древним, VI века. В витрине он соседствует с разнообразными светильниками гораздо меньших размеров, что ежегодно находят археологи. Они изумительны по древности и красоте, но керченская земля настолько богата такими изящными вещицами и настолько щедра в умелых руках археологов, что ежегодно дарит новые экземпляры.

Они накапливаются в коллекции Керченского историко-культурного заповедника и ценность их от растущего числа нисколько не снижается. Напротив, они позволяют историкам и археологам делать не подлежащие сомнению выводы о месте производства, торговых связях и имеют не только экспозиционное, но и громадное научно-исследовательское значение. По количеству предметов, их качеству, центрам производства делаются выводы об экономическом развитии и торговых связях Боспорского царства.

Большое число дублетных предметов древности не повод менять их на другие, отсутствующие в фондах, или безвозмездно передавать в иные музеи. Подобная практика имела место в послевоенное время, когда коллекции многих музеев были частично вывезены в Германию или утрачены: тогда для создания экспозиции одного музея предметы изымались из крупных фондовых коллекций другого.

Сейчас ничего подобного не происходит, каждый музей или заповедник набирает и формирует свою коллекцию, часть которой в рамках тематических временных выставок может экспонироваться в других городах. Но такой, что открылась на месяц в Керчи, где представлены уникальные находки последних археологических сезонов, нигде проводиться не будут. Так сберегается не только авторское право, но и эксклюзивность творческих задумок самих музейщиков.

 

Снимки предоставлены Керченским историко-культурным заповедником

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пять человек пострадали в результате взрыва снаряда

.

Путеводители в мире книг

.

Забили на шмотьё