Крымское Эхо
Архив

Ванька

Ванька

(неоконченное подражание одному «украинскому поэту»)

Сергей ВЕСЕЛОВСКИЙ

Ванька Жуков, заключенный ИНН-245******* (барак «мырК», резервация «аниаркУ»), в ночь под Рождество не ложился спать. Дождавшись, когда подвыпившие вертухаи угомонились, наконец, он достал из тумбочки пузырек с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать. Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо оглянулся на двери и забранное решеткой заиндевевшее окно, покосился на портрет Хозяина, по обе стороны которого тянулись полки с Кодексами «Строителя новой резервации», и прерывисто вздохнул. Бумага лежала на скамье, а сам он стоял перед скамьей на коленях.

«Милый дедушка, Константин Макарыч! — писал он. — И пишу тебе письмо. Поздравляю вас с Рождеством и желаю тебе всего от господа Бога. Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня один остался…».» Ванька перевел глаза на темное окно, в котором мелькало отражение его свечки, и живо вообразил себе своего деда Константина Макарыча, служащего ночным сторожем у господ в усадьбе «Промгаз».

Ваньку с дедом жизнь развела по разные стороны колючки давно. Без малого двадцать лет назад Ванька, как и миллионы других «ванек», одурманенный сладкими посулами прохвостов, обещавших «всем всё и сразу», подписал себе пожизненный приговор.

Да и как было не подписать его, когда отовсюду шесть лет подряд неслось одно и то же: «Наша страна нам вовсе не Родина, а ГУЛАГ народов! Вот если аниаркУ станет свободной от злых голодных и вечно пьяных пацаков, то жизнь сразу наладится, и каждый на завтрак будет пить настоящий кофей, заедая его салом в шоколаде».

Кто же знал, что прохвосты, собравшиеся в Беловежье, просто решили в одночасье стать единоличными хозяевами своих лагерей-резерваций. Ну а понимание катастрофы стало приходить к заключенным не сразу и, к сожалению, не ко всем.

За прошедшие после «Великого крушения Державы» годы в резервации аниаркУ родилось и выросло целое поколение зэков-холопов, свято верящих в то, что Холопы (хлопцы) — древнейший народ, появившийся 140 000 лет назад. Что Христос, Будда и Магомед произошли от древних холопов. Своих братьев-соплеменников холопы боялись и ненавидели на генетическом уровне, оттого готовы были терпеть любые унижения от резервации «Союз-Евро», лишь бы присоединить к ней аниаркУ.

Так случилось, что Ванькин барак «мырК» в день раскола находился внутри аниаркУ. И, хотя, населяли его преимущественно пацаки, колючка и вышки с охраной отделили Ваньку и от деда и от Большой Родины, обозванной её новым Хозяином царём Беней бессмысленным словом «Эрэф».

Ванька помнил, как угар свободы постепенно сошел на нет. Вместо первого Хозяина Леонида-Раскольника холопы избрали себе сперва Леонида-Непацака, насмешившего мир книжкой «Холопы не пацаки». Этот Хозяин запомнился тем, что восемь лет умудрялся сидеть одним седалищем на двух стульях: бывший парторг-ракетчик с выгодой для себя и «Семьи» доил и Эрэф и всю Западную Резервацию. Холопы, ненавидевшие Эрэф, не простили Леониду-Непацаку «многовекторности» и выбрали себе новым Хозяином Витька-Бухгалтера.

Хлопцем Витёк был смазливым и шибко говорливым. А главное — баба у него была не простая, а родом из Великой Западной Резервации. Со связями. Правда, что бы умаслить жалостливых холопов, пришлось Витьку-Бухгалтеру под выборы чуток шкурку подпортить. Но оно того стоило: на пять с хвостиком лет аниаркУ из простой резервации превратилась в экспериментальную колонию для политических вирусологов, а холопы — в лабораторных крыс.

Пять лет театра абсурда и полёта аниаркУ в бездну не смогли отрезвить всех жителей резервации. Бездумно заучившие мантры-речевки, вроде «Разом нас багато — нас не подолаты», холопы решили вместо Хозяина выбрать себе Хозяйку. Её звали Дуля-Каравай по прозвищу ВОНА.

Соперничать с Дулей вызвался Витя-Бандосс. Он сделал ставку на таких людей, как Ванька — не желавших быть холопами и не смотревшими волками на северо-восточного соседа из Эрэф. Витя был парнем опытным: успел поработать старшим бригадиром и при Леониде-Непацаке и при Витьке-Бухгалтере. Для Ваньки он был совсем своим: простой, говорить связно не умеет, вроде бы пацак а не холоп, сирота. Родом из восточного барака. Да и слоганы у него такие простые и понятные:
«Бандосс порожняк не гонит»
«Тому що послидовный»
«Послушаю каждого»
«Строим новую резервацию».

Пока Дуля-Каравай красиво пела, что «ВОНА працюет», Витя-Бандосс успешно перекупил большинство в Совете Бригадиров Бараков аниаркУ, заменил своими людьми кума, оперов и даже караульных на вышках. Поэтому при любом раскладе он становился новым Хозяином.

Что бы закрепить успех, Хозяин устроил выборы в бараках. Активистам бараков была предложена незамысловатая альтернатива: «Удвоенная пайка или карцер». Первое предлагалось за вступление в «Партию бандоссов». Соответственно второе, — за невступление и участие в выборах под другими знаменами.

Выборы прошли без неожиданностей: власть в большинстве бараков получили люди Хозяина. Проблема была в другом — не всем местным Хозяин доверял, как себе. Поэтому из барака «Бандосс» были срочно откомандированы тысячи своих людей для укрепления «хозяйской вертикали».

…Ванька вздохнул, умокнул перо и продолжал писать:

«А вчерась мне была выволочка. Хозяйский смотрящий по бараку Васька-Бейсболист выволок меня за волосья на двор Верховного Совета барака «мырК» и отчесал шпандырем за то, что при голосовании за бюджет я по нечаянности заснул и голосов для его принятия не хватило. А на неделе Мак-Кеевская госпожа из мэрии велела мне занести «грев пацанам», а я принес в гривне, а она взяла эту гривну и ейной пачкой начала меня в харю тыкать. Чинуши приезжие из Бандосса надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят отбирать для них у барыг «зелень», а Васька-Бейсболист бьет чем попадя. А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб вискаря или икорки, то бандосские хозяева сами трескают…»

Прошло время. Резервация «аниаркУ» как-то незаметно превратилась в классическую зону, правда, с некоторыми особенностями. Кумом и операми определили авторитетных «законников», право стать «мужиками» и работать на пополнение Общака могли заслужить лишь те, кто предал своих и вступил в «Партию бандоссов». Остальных определили в опущенные. Барак «мырК» и вся резервация «аниаркУ» стремительно опускались на самое дно пропасти, имя которой «Катастрофа».

«…Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, на деревню, нету никакой моей возможности… Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда, а то помру…»»

Ванька покривил рот, потер своим черным кулаком глаза и всхлипнул…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 14 октября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Страдания матерей

Игорь НОСКОВ

Фонды вышли на пенсию

Ольга ФОМИНА