Крымское Эхо
Архив

Валерий Исаев: Можно затянуть потуже пояса — лишь бы были книги

Валерий Исаев: Можно затянуть потуже пояса — лишь бы были книги

Оказывается, культуру можно вполне научно измерять литературой. Например, существует закономерность, согласно которой выживание малой культуры возможно лишь при условии издания 5 тыс. наименований книг в год.

Если верить этому правилу, то свой весомый вклад в сохранение русской культуры в Крыму сделал Валерий Исаев. За двадцать лет истории издательства, которое он возглавляет, в свет вышло множество литературы на русском языке и о русском Крыме. Каково заниматься таким видом деятельности на Украине, за какими книгами стоит будущее, и о чем шла речь на последней конференции соотечественников, — читайте в интервью с Валерием Юрьевичем.

Деградация знаний
— Недавно вы вернулись с конференции соотечественников, которая проходила в Москве. Расскажите, какие вопросы там поднимались.

— Да, я был единственным крымчанином, который принимал участие в секции книгоиздания. Затрагивался огромный круг вопросов. Вы же понимаете, что проблемы русских, скажем, в Финляндии и в Киргизии очень отличаются. Просто у нас ситуация по своему уникальная, ведь мы никуда не уезжали, а просто оказались в другом государстве в одно прекрасное утро. Основная проблема — это постоянная деградация общего уровня знаний русского языка. Это то, что мы зачастую не видим, — то, что не отражается на нашем столе, в политике и экономике, но составляет основу личности, культуры и нации. Такие вещи, хотя они теоретические и не заметные человеческому глазу, очень важны для нашего будущего.

— Неужели во всех странах уровень знания русского языка падает?

— Нет, конечно, ситуации везде разные. Например, в Грузии государство по-прежнему агрессивно вытесняет русский язык из обихода. Единственный театр русской драмы в Тбилиси, существующий со времен Грибоедова, в следующем году перестанет финансироваться государством. После этого театр закроется, ведь старший зритель не имеет финансовых возможностей его посещать, а молодежь ходить туда не станет из-за незнания русского языка. Это пример политического давления на язык.

Зато мой коллега из Латвии отмечает, что за последние два года в пять раз выросла потребность в учебниках русского. Среди латышей сейчас очень важно знать русский язык, чтобы быть конкурентоспособным.

— А как выглядит Крым на общем фоне?

— Крым по-прежнему один из центров русской культурной жизни. Конечно, у нас есть проблемы, но мы в этом не одиноки. В России тоже есть проблемы. Но там на их решение тратятся колоссальные ресурсы и силы. Я же вижу, что наши руководители говорят лишь об экономике и куске хлеба. Вот это по-настоящему плохо. У братьев Стругацких есть замечательная фраза: «Ему не давали читать, и он умер от голода». Есть люди, готовые затянуть потуже пояса и согласиться с дорогим газом — лишь бы на душе было спокойно.

«Неправильные» книги
— Во времена Ющенко издатели русскоязычных книг жаловались на то, что их ставят в неравные условия с украинскими коллегами. С тех пор что-нибудь изменилось?

— Стало легче. Вообще украинское законодательство — суперлиберальное. Теоретически, купив лицензию, кто угодно может издавать что угодно. Какие-либо штрафные санкции у нас просто не существуют. Но практически все немного иначе. Особой поддержки мы по-прежнему не чувствуем. Существует украинская программа поддержки социально значимой литературы. В прошлом году по этой программе вышло около десятка книг, но все они были на державной мове. То есть, в этой программе нигде не написано, на каком языке должны быть книги, но она однозначно направлена на украиноязычную литературу. Это неприятно, и создает определенный дискомфорт. Мы ведь тоже украинское издательство. Мы граждане Украины, мы здесь зарегистрированы, платим налоги, но к нам относятся иначе. Начинаешь проект — тебя спрашивают, на каком он языке. Если на русском — проект становится сразу же непроходным. Но хотя бы по судам не таскают, и на том спасибо.

— А что, был и такой опыт? Расскажите!

— Мы в конце 2005 года издавали красивую книгу о монастырях Крыма. На это дело мы получили благословление у ныне покойного патриарха Алексия и митрополита Владимира. Когда в Киеве увидели, что в книге есть благословление от московского патриархата, то господин Шевченко, первый заместитель председателя комитета Гостелерадиовещания Украины, сказал: «Будешь их пропагандировать на бюджетные кошты москалей». И книжку начали рассматривать под микроскопом. В украинском тексте нашли несколько орфографических ошибок и сказали: «Перепечатывайте!» Потом на нас подали в суд, требовали только штрафов на полмиллиона гривен. Два года мы с ними воевали, и, что самое удивительное, суд признал их претензии необоснованными!

— После визита в книжный магазин кажется, что процветают лишь издатели дешевой беллетристики, а серьезные книги выходят мизерными тиражами. Так ли это на самом деле?

— Не совсем так. Еще лет 20 назад 80 процентов издаваемых книг приходилось на художественную литературу, в том числе на фантастику, детективы и прочее. Сейчас значительно выросла доля специальной литературы, она достигла 50 процентов от общего количества. Объективность такова, что люди меньше читают художественную литературу, а больше — энциклопедии, пособия, справочники и так далее. Такова тенденция современного мира. А тиражи сейчас снижаются у всех. Во время кризиса люди начали отказываться от книги, поэтому тиражи вновь неуклонно снижаются.

Вообще хочется отметить, что книга становится не просто предметом утилитарной информации, она превращается в объект искусства. Когда есть аудио и электронные книги, потребность в печатном фолианте отпадает. Поэтому потребитель начинает требовать качественную книгу — она должна приносить эстетическое удовольствие не только содержанием, но и тем, как она выполнена. Если у нас еще покупатель может выбрать недорогое издание в мягком переплете и на серой бумаге, то в Москве и Петербурге он покупает книгу дорогую, но качественную.

Электронная книга
— А как вы относитесь к аудиокнигам, ведь они, с одной стороны, повышают интерес к литературе у молодежи, которая начала отвыкать от самого процесса чтения, но с другой — порождают еще большую безграмотность.

— Это очень хорошее дело для тех, кто не имеет достаточного времени на чтение. Но не все люди могут воспринимать книги на слух, к тому же грамотность падает и по другим причинам. Например, сегодня в Киеве существует большая проблема с молодыми журналистами, которые пишут на русском языке, хотя его там уже 20 лет не изучают в школах. И получается, что писать-то они не умеют. Так что аудиокниги здесь не при чем. Кстати, будущее, я уверен, вовсе не за аудио-, а за электронными книгами. Но у нас они издаются в очень ограниченных количествах. Обычное бумажное издание не облагается НДС и налогом на прибыль, а электронное — облагается, к тому же на ней должна быть акцизная марка, голограмма, нужно получать лицензию в СБУ.

— Это вопрос государственной важности?

— Выходит, что так. Американцы очень сильно выступали в защиту авторских прав, поэтому СБУ нагрузили обязанностью следить за электронными книгами. Все это, может, и правильно, но очень тормозит развитие отечественной электронной книги. Я разговаривал на эту тему с Дмитрием Табачником, когда он еще не был министром образования. Он сказал, что наши законодатели вообще еще не задумывались над этой проблемой, и такая задача сейчас не стоит. Но рынок электронных книг — это будущее. А произойдет так, что мы спохватимся и начнем что-то придумывать, но безнадежно отстанем к этому моменту, и уже не сможем догнать другие страны. Я, конечно, не хочу, чтобы бумажная книга уступила свое место электронной, но такова объективная реальность, и таковы запросы времени.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Невзирая на угрозы и провокации, референдум 16 марта состоится

.

Поляки нас тоже раскусили…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Ликвидация?

Ольга ФОМИНА