Крымское Эхо
Архив

Вадим Колесниченко: Принятие закона — это всего лишь маленький шаг

Вадим Колесниченко: Принятие закона — это всего лишь маленький шаг

С <b>Вадимом Колесниченко</b> мы встретились на Всеукраинской конференции организаций российских соотечественников в Киеве. О самой конференции речь впереди, а пока мы предоставляем читателю запись разговора с народным депутатом, членом Партии регионов, одним из авторов закона Украины «Об основах государственной языковой политики». Закон все еще не подписан ни спикером, ни, тем более, президентом, а в обществе не утихают споры о том, нужно ли было его вообще принимать? <br />
ВКСОРС — это структура российских соотечественников, а Вадим Колесниченко ее возглавляет.

Вадим Колесниченко на конференции ВКСОРС

Вадим Колесниченко: Принятие закона — это всего лишь маленький шаг
— Вадим, ВКСОРС политикой не занимается…

— Если борьба за русский язык как за свой родной — это политика, то да, мы занимаемся политикой. Но мы работаем от своего лица и пользуемся теми инструментами, которыми обладают все отдельные представители ВКСОРСа.

— Скажите, в процессе принятия закона о языковой политике соотечественники сумели «вставить свое слово»? Помогли как-то? Или это чисто ваша партийная и депутатская работа?

— Скажем так, резолюции в поддержку законопроекта и моих действий в парламенте на протяжении последних лет ВКСОРС принимал регулярно.

— Дипломатический ответ — может, это и объективно…

— К сожалению, пока мы находились на марше строительства организации, результат от нашей работы был небольшим. Принятие закона — это всего лишь маленький шаг…

— Вижу, что этот закон трудно находит понимание в обществе, даже на конференции ВКСОРС далеко не все его приняли. Какие самые главные претензии вам предъявляют по тексту закона?

— Самый главный пункт: почему русский язык не стал государственным. Я отвечаю: вот 20 лет замечательно работали организации, которые тут присутствуют — а где результат вашей работы? После этого дискуссия плавно переходит в болото, потому что аргументов нет! Можно говорить очень долго, но мы видим, в каком состоянии сегодня на Украине пребывает русская тема, русская культура, русские организации — по сути, их затолкали на маргинальное поле. Если моих коллег это устраивает, то меня — нет. Если кто-то думает, что я испытываю эстетическое наслаждение от работы, то я вам говорю — нет! Меня это и раздражает, и возмущает.

— Говорят еще, что Партия регионов принятием этого закона просто отодвинула морковку перед носом избирателей.

— Ответ на это очень простой: сегодня в парламенте нет 300 депутатов, которые могут объявить референдум, это раз. И второе — сегодня, если мы будем проводить референдум, я не хотел об этом говорить публично, но могу еще раз сказать: если мы сейчас объявим референдум, вы знаете, какие будут результаты? Я — знаю и не хочу их оглашать: на Западной Украине к урнам понесут голосовать покойников, а ну нас даже часть представителей русскокультурных организаций не найдет времени сходить на избирательный участок.

— А вы не преувеличиваете: на референдум по русскому языку народ уж точно придет!

— Очень сомневаюсь! Потому что вопрос, выносимый на референдум, нужно пропагандировать и разъяснять.

— Поняла вашу мысль: разъяснять-то нечем, у вас не осталось в руках СМИ. И об этом тоже говорили на конференции.

— Да. Посмотрите на оголтелую кампанию, развернутую вокруг принятия закона о языковой политике — вот результат двадцатилетней работы Запада, грантовой политики, по сути, по выхолащиванию свободы слова. Это гипертрофированное понимание свободы слова, когда превалирует так называемая самоцензура…

— Вадим, я с вами не соглашусь: это не специальная какая-то работа по выхолащиванию смысла. На самом деле приходит дядя с мешком денег, покупает СМИ, покупает журналистов и говорит: я хочу, чтобы вы писали вот так. И пишут!

— Ой-ей-ей! Знаете, это может иметь место, но если вы посмотрите на работу журналистов на пресс-конференциях, круглых столах, брифингах, посмотрите, как со мной ведут себя журналисты — как самые оголтелые политики, вы измените свое мнение. Они не стесняясь нарушают общепринятые правила поведения.

— Им просто заказывают такое поведение, настраивают вести себя именно так.

— Согласитесь, это не свобода слова, это не журналисты. Это и есть тот аргумент под названием самоцензура. Если у человека стеклянные глаза, он тебя не слышит — это не заказ, это внутренняя позиция. Так вот с такой внутренней позицией у нас подавляющее большинство центральных СМИ. Это трагедия. Вот почему я объясняю своим друзьям, коллегам, соотечественникам, что если вы уже готовы идти на референдум, то я вам сообщаю: вы хотите проиграть все, а потом на развалинах посыпать голову пеплом? Вы сами готовы обеспечить то, о чем вы говорите? Я знаю: однозначно не готовы! А зачем выходить на охоту, когда собаки не кормлены?

— Вы чувствуете себя победителем после принятия закона о языковой политике?

— Как тут почивать на лаврах: одни тебя лишают гражданства, другие на кол сажают, расстреливают, сжигают, соотечественники подвергают остракизму, потому что, по их мнению, этим законопроектом я понизил статус языка и лишил его перспективы… На самом деле я горжусь этой работой. Но очень тревожно в ожидании его подписания и особенно — его реализации. Дай бог, все сложится, и он будет подписан, и мы его запустим, но потом наступит самая сложная часть — его реализация. А это проблема, которую мы видим уже сегодня, — ею нужно заниматься грамотно, серьезно…

— И не ждать, когда у вас будет 300 человек в парламенте.

— Это разные вещи. Закон по сути консервирует ситуацию и прекращает насильственную украинизацию. И второе, я об этом постоянно говорю, все остальное — это ваше право реализовать закон. Если вы не будете его реализовывать, то закон будет, как змея без яда.

— Но, согласитесь, для этого нужна еще и воля государства…

— Воли государства не будет, не заблуждайтесь!

— У нотариуса мне выдают бумагу на украинском, в суде — тоже, в аптеке, в вузе, в школе… Это что, каждый раз нужно обращаться в суд, чтобы доказать мое право иметь документ об окончании вуза на русском языке?

— Все делается постепенно. В прошлом году лично я принял участие в трех десятках судебных процессов: люди боролись за то, чтобы их дети учились в школах на родном языке. Сегодня у меня в производстве дело из Львова: 16 человек уже четвертый месяц борются за то, чтобы первый класс сформировали в их школе на русском языке обучения. И это то, что мы имеем уже сегодня: закон позволяет при наличии достаточного числа подписей добиваться открытия класса, о котором мы говорим. Но знают ли наши люди об этом? Готовы ли они работать над этим? В законопроекте мы записали норму, что родители, приводя детей в школу, должны в обязательном порядке писать заявление, на каком языке они хотят обучать своего ребенка. Даже таким образом мы пытаемся вернуть людей к внутреннему состоянию своей души и развитию языка в частности.

В общем, могу сказать одно: первое — дорогу осилит идущий.

— …Я бы сказала — «действующий».

— Согласен. Открывают только тому, кто стучит. Шесть лет назад, когда я приехал в Совет Европы с вопросом о русском языке на Украине, на меня смотрели как на дикаря, который приехал из России и защищает русский язык для россиян. Пришлось два года ломать свое сознание, понимание ситуации, менять инструментарий, чтобы наконец выйти на грамотные, реальные механизмы, по которым мы сегодня получили комплекс поддержки от независимых правозащитных европейских институций. Мы им сегодня не говорим за языки, мы говорим за права человека. А здесь нам альтернативы нет. И могу с удовлетворением сказать, что мы заняли очень жесткую нишу в Европе, ее обкатали, и нас оттуда уже никто не выковыряет. То, что с нами будут считаться, я уже не сомневаюсь.

Демократия — это норма, следуя которой, ты себя останавливаешь там, где начинаются права другого человека. Задача на сегодня — повышение толерантности и уровня взаимопонимания, поддержки друг друга, членов общества. Это позволит понизить уровень напряженности. Когда это произойдет, то через чаетыре-пять лет, даже выйдя на украинский референдум, ожидать его результатов будет не страшно, потому что люди будут идти не на войну, а с целью поддержать друг друга.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Звездная маска» уехала в Севастополь

Справились с волной, справимся и с французами

.

Дожить до юбилея (ВИДЕО)