Крымское Эхо
Новороссия

В среду, субботу и сегодня

В среду, субботу и сегодня

Очередное Новогоднее перемирие, объявленное на Донбассе уже в четвертый раз, проходит, как и все остальные. Режим прекращения огня, официально наступивший с 00 часов прошлой субботы, 23 января, если и действует, то в обратном порядке: не тишина прерывается выстрелами, а стрельба иногда берет короткие перерывы.

За первые сутки такого «перемирия», 23 декабря, украинская армия на донецком фронте обстреляла четыре населенных пункта, включая северные окраины столицы ДНР и города Горловка.

А уже в воскресенье, 24 декабря, под огонь снова попали поселок Стромихайловка, находящийся на северо-западных подступах к Донецку, Ясиноватский блокпост, а также северный пригород Горловки — поселок Зайцево, где немногие еще остающиеся там местные жители уже позабыли как «звучит» настоящая тишина.

Различие новогоднего «перемирия» по сравнению с ситуацией, что была перед ним, как в старом анекдоте. Один мужик дает зарок: «Раньше я пил водку каждый день, а теперь буду пить только в те дни недели, чьи названия начинаются на букву «с»: в среду, субботу и сегодня».

Стрельба по населенным пунктам и гражданским объектам, тоже в своем роде классика.

Немецкий писатель и драматург Фридрих Вольф еще в Первую Мировую войну был военным врачом и провел четыре года на Западном фронте, на оккупированной германскими войсками части территории Франции. Будущему литератору пришлось побывать и на участке фронта, проходившем на подступах к Реймсу, старому французскому городу, над которым возвышается знаменитый средневековый собор.

Спустя много лет Вольф вспоминал: «Как-то раз французы взяли под обстрел тыловую деревню, где был распложен штаб нашей дивизии. Тотчас поступил приказ открыть в виде наказания вечерний обстрел Реймса. Под обстрел следовало взять и кафедральный собор, так как на одной из его башен сидел наблюдатель.

Я со своим другом Бендером, который в последствии погиб, а тогда командовал орудием, стоял у стереотрубы и видел, как наши снаряды рвались на крышах Реймса, а один раз видел даже, как огромное окно собора разлетелось фонтаном осколков».

Разница между этим классическим сюжетом и тем, что происходит сейчас на Донбассе, однако, в том, что армии ДНР и ЛНР не берут под обстрелы тылы украинских оккупантов, и на крышах Ясиноватой или Старомихайловки наблюдатели и корректировщики огня не сидят. Но это никак не мешает украинским артиллеристам и минометчикам бить по крышам и, вообще, туда, где есть гражданские люди.

Сходство с классикой обнаруживают и решения американской администрации приступить к поставкам бывшей Украине летального оружия под видом «оборонительного». Еще в начале прошлой недели в Вашингтоне объявили, что будут поставлять для украинских вооруженных сил крупнокалиберные снайперские винтовки. А когда неделя походила к концу, в ночь под католическое и протестантское Рождество администрация президента Трампа включила зеленый свет продаже Киеву противотанковых ракетных комплексов «Джевелин», после чего Вашингтон закрылся для комментариев на рождественские каникулы.

На классику с присутствием всякой чертовщины похожи также любые переговоры, где все еще надеются киевскую власть вразумить и подвести ее за ручку к миру. Но, те, кто так думает, сами себя завели в заколдованный ход, где впереди выхода не видно, сколько не иди, а вздумаешь повернуть назад, тебя тут же хватает нечистая сила.

Россия попробовала отыграть в обратном направлении, но всего лишь в том, что отозвала своих представителей из Совместного Центра по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК). Оставаться на территории, подконтрольной ВСУ у российских офицеров не осталось никакой возможности, потому что по отношению к ним украинская сторона нарушила все правила военной и гражданской дипломатии.

Тут же произошел переполох. Но переполошились не в Киеве, а в Берлине и Париже. Ангела Меркель и Эммануэль Макрон выразили озабоченность и настоятельно рекомендовали Москве вернуть своих военных в СЦКК.

Почему так, понятно. Германия и Франция хотят вернуться к удобному для них статус-кво, при котором киевскую власть можно сколько угодно изображать благопристойной, мирной и пушистой. А то ведь, получается, что наболевший демарш России, на который она пошла только после того, как убедилась, что по-другому не получится, эту приятную во всех отношениях картину портит.

Но излишне беспокоиться по поводу российской политики Германии, Франции да и вообще Европе, не стоит.

Уже 25 декабря представитель России на переговорах в Минске Борис Грызлов подтвердил, что российская сторона продолжит свое участие в переговорном процессе и в 2018 году. Ключевым пунктом политического блока Минских переговоров для Москвы остается добиться согласия Киева на «введение для Донбасса особого статуса по формуле Штайнмайера и амнистии».

Также Россия будет настаивать на полном снятии экономической и транспортной блокады Донбасса, «на реальном и стабильном разведении сил от линии соприкосновения, соблюдении режима прекращения огня с жесткой дисциплинарной ответственностью для его нарушителей».

Сделанное заявление повторяет то, что уже было, а, значит, консервирует состояние позиционной войны, где ни у одной из противостоящих сторон нет ни побед, ни поражений, но по этой причине нет и тени решения затянувшегося кризиса.

Во всем заявлении Бориса Грызлова недаром, как модно сейчас говорить, к «ключевому пункту» относится «формула Штайнмайера». Фамилия сегодняшнего президента Германии, формулировки, выдвинутые им еще в бытность министром иностранных дел Федеративной Республики, упомянуты для того, чтобы отправить Европе очередной посыл и сигнал: мы готовы почти на все, что вы пожелаете, лишь бы не рвать с вами контакты и связи. И уж мы точно ни в коем случае Европу от себя не отталкиваем.

Позиция, избранная Москвой, выглядит для нее тем более важной потому, что «формулу Штайнмайера» в российском руководстве стараются представить продолжением «формулы Примакова», и этим как бы поймать немцев, а с ними и всех европейцев, на слове.

А эти слова и формулы, взятые вместе, должны, по расчетам Москвы, с которыми она не расстается, привести, рано или поздно, к созданию свободной экономической зоны в масштабах половины Земного шара. Она задумана от португальских Азорских островов и острова Мадейра в Атлантическом океане, и до самой крайней точки России на востоке — острова Ратманова в Беринговом проливе.

 Где уж тут место грешному Донбассу с его войной! Только путается под ногами, путая выгодные карты, которые при других раскладах сами шли бы в руки.

Хотя, с другой стороны, в Москве признают, что все их формулы и построения на пути к миру, который они хотели бы создать, портит, главным образом, киевская власть и что-то поделать с этим на сегодняшний день не получается.

На следующий день после заявления Бориса Грызлова, по тому же поводу высказался заместитель министра иностранных дел Российской Федерации, статс-секретарь МИДа Григорий Карасин.

Что касается дальней шей судьбы Донецкой и Луганской Республик, то это, как признал высокопоставленный дипломат, «должен быть, прежде всего, выбор живущих там людей».

Относительно же всей зависшей ситуации, заместитель министра иностранных дел России «уверен, что без прямого, честного и конструктивного диалога между Киевом, Донецком и Луганском разумный выход из нынешнего кризиса вряд ли может быть найден. Увы, именно этого избегают киевские власти».

И будут избегать. Саботировать любые миролюбивые инициативы киевской власти тем более легко, потому что в отношениях с ней применяют негодные подходы и такую же, негодную, уводящую от реальности терминологию. Идеологию украинского интегрального национализма, которой те, кто захватил власть в результате майданного путча, руководствуются во всем, представляют чем-то мимолетным, будто это что-то вроде временного недоразумения.

Украинская сторона в конце декабря уходящего года сама подняла в Минске вопрос о заключении очередного Новогоднего перемирия. Но сделано это было не по причине миролюбия, а не от нехорошей жизни, вернее, от смерти. Перед 23 декабря, официальной датой вступления в силу договоренности о прекращении огня на период новогодних праздников, редкие сводки украинского военного командования за каждые прошедшие сутки обходились без сообщений об убитых.

В Закарпатской области, куда только за один день, если верить тому, что было сообщено областной госадминистрацией, привезли двух погибших на Донбассе солдат, был даже объявлен траур.

При возросших безвозвратных потерях перемирие на фронте — верный способ для зализывания ран, перегруппировке сил и подтягивания резервов.

И на обмен пленных в расчете 306 бойцов и других представителей ДНР и ЛНР на 74 военнослужащих украинской армии президент бывшей Украины согласился не по причине внезапного приступа великодушия, а видно потому, что к объявлению инициативы по взаимному обмену пленными, с самого начала, подключился Патриарх Кирилл. Петру Порошенко, который считает себя боговерующим человеком да и ходит еще в православную церковь Московского патриархата, не с руки было отбрасывать с порога призыв своего религиозного первоиерарха.

Впрочем, как стало ясно очень скоро, такая «покладистость» киевской власти — вещь чисто ситуативная, ни в чем не влияющая на основы и главное направление ее политики.

И вообще, чего можно ожидать от киевской власти, если ее представитель на оккупированной части Донбасса, так называемый глава «временной военно-гражданской администрации Донецкой области» Павел Жебривский заявил 27 декабря, как раз в день, на который назначили обмен пленными, что СБУ готовит список сторонников ДНР.

Он нужен, чтобы сразу после того, как ВСУ захватят территории, контролируемые республикой, провести там масштабные репрессии. Донецкой «губернатор» также сравнил сторонников ДНР с полицаями и коллаборантами времен Второй Мировой войны: «Так, как выявляли коллаборантов после Второй Мировой войны, четко рассказывали, кто полицаем был, кто угонял людей в рабство, то же самое будет и там».

Вместо обещанных 306 пленных украинская сторона 27 декабря передала ДНР и ЛНР только 237 человек. Где остальные и в каком они состоянии, еще придется выяснять. А из того, как в Киеве встречали «заложников», переданных украинской стороне республиками Донбасса, видно, что киевская власть и из этого устроила пропагандистскую демонстрацию в свою пользу.

За содействие в освобождение из плена 73 человек президент Порошенко поблагодарил самого себя, а еще — Ангелу Меркель и Эммануэля Макрона, ни словом не обмолвившись о роли России.

«Заложники», по определению Порошенко, были освобождены из «вражеского плена», и, если судить по применяемой терминологии, размен пленными «партию войны» (хотя, там не было и нет «партии мира») на бывшей Украине только усилил.

Можно, конечно, порадоваться за тех людей, которые, как-никак, вернулись домой, но многое из того, что происходит вокруг состоявшегося обмена, больше говорит о том, что это событие постараются записать в себе в актив «умиротворители» киевской власти, каких немало в Москве. Они с новым рвением будут доказывать, что с Киевом можно договариваться и вести разные дела, что еще немного — и кризис на Донбассе разрешится полюбовно, и что Донбасс в любом случае — Украина, и только из этого и надо исходить. Хотя не об этом ли они твердят уже почти четыре года, и что выходит из такого примиренчества, также видно и слышно на линии огня.

И, в общем, в подходах к войне, ведущейся против Донбасса, много «гуманитарного». Со стороны может показаться, будто все началось из-за того, что Донецк и Луганск в свое время не поделили с Киевом зарплаты, пенсии и банковские услуги. Политика, идеология, диаметрально различное понимание прошлого и противоположные взгляды на будущее, этого как будто нет. Но война из-за такого смещения зрения не прекращается, а наоборот, продолжается так, что конца ей не видно.

Тем временем, по итогам вторника, 26 декабря, командование ВСУ снова пожаловалось на гибель в зоне «АТО» одного своего человека. Солдат погиб при передвижении на бронетранспортере, который угодил в аварию. А в среду, 27 декабря, в нарушение перемирия над поселком, который находится к северу от Горловки, вновь стал летать беспилотный летательный аппарат украинской армии. Поскольку беспилотник противника нахально вел разведку с воздуха, его сбили огнем из стрелкового оружия.

Точно так же в прошлую среду из автоматических гранатометов и стрелковых вооружений украинскими военными был обстрелян поселок Доломитное. Этот населенный пункт находится тоже в черте Горловки.

Как и в приведенном еще в начале анекдоте, картина прошлой субботы, когда перемирие было только объявлено, ничем не отличается от вновь наступившей среды. И этот факт — также подтверждение, что так будет и во все остальные дни недели, на какую букву они бы не начинались.

С этим Донбасс и встречает свой, уже четвертый военный Новый год…

Рис. вверху — из военных открыток с фронтов Великой Отечественной

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Приемы в пустоте

Игорь СЫЧЁВ

Странноватое положение

Игорь СЫЧЁВ

Майдан и ИГ — сводные братья