Крымское Эхо
Архив

В Россию на ПМЖ

Голосовавших не за пачку гречки или сотню гривен за вброс бюллетеня с «галочкой» в нужной графе, не за власть и оппозицию, а за ПМЖ. «Васька! – кричит, как пацан, мужчина в годах такому же солидному дядечке. – Теперь на Волгу поедем как свои!» Перебивая друг друга, мужчины рассказывают, что они родом из граничащих между собой деревень Нижегородской и Кировской областей, почти тридцать лет отработали в одном цехе на «Заливе» и в Керчи оказались по схожей причине: женились на местных. На родине давно не бывали: прямые поезда только летом да и те ходят пару раз в неделю, о цене и говорить нечего – пенсионерам не по карману. Вот и надеются, что теперь всё изменится к лучшему.

Не они одни, иначе такого результата на голосовании, что дала Керчь, никакими подтасовками и «каруселями» добиться бы не удалось. Почти девяносто восемь пришедших на избирательные участки города поддержали воссоединение Крыма с Россией. По свидетельству председателя Керченской городской избирательной комиссии Владимира Пархоменко, в высокой явке – почти девяносто пять процентов – и единодушии нет ничего удивительного. «Город структурно однороден – промышленный, где этническими русскими по последней переписи себя назвали почти две трети горожан». Свою позитивную роль в этом, несомненно, сыграла близость Кубани. Самым доступным способом для станичника сделаться городским жителем было поступление в ремесленное училище Керчи, откуда прямой путь лежал на крупное промышленное предприятие.

Сегодня в Керчи множество наследников кубанских переселенцев, а также детей и внуков тех, кто в свое время был приглашен в качестве специалистов поднимать индустриальную мощь города, или приехал еще раньше, в тридцатых годах, спасаясь в рыбацкой Керчи от голодомора, кто попал сюда по оргнабору после войны. Разные жизненные обстоятельства сделали россиян крымчанами, но о своих корнях никто из них не забывал, даже изучая украинский язык в школе и получая двадцать лет назад паспорт с трезубцем.

«Украинский паспорт у меня все годы вложен в обложку «паспорт СССР», потому что я всегда верил, что вернусь на родину, — говорит Николай Ильич Петров. – Вы бы знали, как это обидно, когда тебя, русского, родившегося на Брянщине, внаглую шмонает российский милиционер в Санкт-Петербурге и грозит не отпустить на отходящий в Крым поезд, пока ты ему не «отстегнешь!.. За чужака держат, своим не признают!»

«Шестьдесят лет назад, сейчас явственно это понимаешь, мы не до конца осознали значение хрущевского «подарка», — делится бывший педагог Вера Васильевна Попова. – Знаю, что многие мои коллеги-историки так и сдавали учебники по истории Украины с неразрезанными страницами, как и я не заостряла внимание на географии Украины. Мы даже были счастливы, что вышли на пенсию до 1991 года, потому что переучиваться на фактически новые предметы нам было не по нутру. Но особенно счастлива я за преподавателей русского языка и литературы, которые все последние годы были в загоне, не имели достаточно часов, вынуждены были переквалифицироваться или уехать. Слава Богу, все вернулось на круги своя!»

Светлана Михайловна Куликова – коренная крымчанка, за всю жизнь покидала полуостров на продолжительное время только в годы войны. «Я родилась в сороковом году в Симферополе и в первый и последний раз надолго оторвалась от дома, когда меня полуторагодовалой мать и ее сестры увезли в эвакуацию, – вспоминает она. – Нет ничего удивительного, что я голосовала за воссоединение с Россией – с моей стороны это символическая благодарность жителям Саратовской области, сохранившим мне жизнь.

Когда мы в конце августа сорок первого приехали в Красный Яр, нам дали пустовавший после переселения немцев Поволжья дом и оставили корову. Вы не представляете, что это значило в войну, иметь корову семье с маленьким ребенком!.. Это всем нам спасло жизнь! И, как рассказывала мне покойная мать, никто в поселке не заикнулся, что корову надо было отдать кому-то из местных. Такое не забывается…»

«Когда меня спрашивают, чего это я, родившаяся в Керчи, учившаяся в Севастополе, работавшая и вышедшая замуж в Феодосии, голосовала за Россию, я отвечалю, что с фашистами у меня ничего общего нет и быть не может. – Я – дочь ленинградской блокадницы и фронтовика, поэтому фашизм и национализм не признаю ни в ком, даже в самой казалось бы дружелюбной нации. Я понимаю, прежняя власть достала до печенок, но нельзя же настолько путать человеческое достоинство с национальным, чтобы затыкать рот нетитульным, как нас называют, нациям. Это я-то нетитульная! Да вам любой мало-мальски знакомый с историей человек скажет, что где-где, а в Крыму украинцы сроду не были титульными!»

Свое желание воссоединиться с Россией керчане выражали так, что избирательные участки не всегда могли вместить всех пришедших. «Первый раз мне довелось сдерживать поток людей, — говорит дежурная Дворца культуры корабелов. – В полном смысле слова валили толпами. Проходилось просить погулять на улице, чтобы члены комиссии могли нормально работать. Да я по своей матери вижу, что люди просто рвутся на референдум. Ей восемьдесят два, так она заставила меня повести ею проверить списки, настояла, чтобы не урну на дом принесли, а дали ей право самой прийти на участок. Сейчас десять, а брат звонит, говорит, уже сводил ее голосовать».

Такого столпотворения не было, кажется, и во времена СССР, когда голосование проходило при явке в 99,9 процента с таким же почти стопроцентным единодушием. Председатель одного из местных избирательных участков Валентина Жебель говорит: «На десять утра у нас проголосовали тридцать процентов избирателей. Не припомню другого такого примера подобной активности. Никого не надо уговаривать, приглашать – люди идут и идут». На подходах особенно в утренние часы было не протолкнуться. «В полвосьмого утра как музыка заиграла, моя свекровь сразу же оделась и пошла на участок, — рассказывает Вера Ивановна Полякова. – Потом рассказывала, что была не единственной, кто пришел раньше открытия участка».

Преподаватель техникума Виктория Васько привела на участок бабушку. «На прошлых выборах ворота членам комиссии не открыла, а теперь заставила меня пойти и отказаться от урны на дому, чтобы быть как все. А уж три года как дальше двора не выходит», — с улыбкой говорит молодая женщина. На костылях, с палочками, но люди старались прийти лично, чтобы опустить бюллетень вместе со всеми, встретить знакомых, поговорить.

Если обычно молодежь «тащилась» над добросовестностью старшего поколения, то в этот раз тоже дома не засиделась. Юрий Лопатин с женой Юлей и дочерью Настей приехали в Керчь, где прописаны, чтобы проголосовать. «За многие годы впервые участвую в выборах, — не скрывает он. – Сегодня это действительно выборы, а не покупка голосов, поэтому я не мог остаться в стороне, а то подрастет моя Настя и обвинит меня в пассивности».

Его одноклассник Александр Бойко, напротив, проголосовал за Крым в составе Украины. «Я – украинец и для меня это звучит гордо. Хотя я уже крымчанин во втором поколении, но менять ничего не хочу. Мне грех обвинять Украину в чем-то: мы с женой получили высшее образование, работаем, родители наши на пенсии, но тоже продолжают работать, имеем собственное жилье, машину, дочка растет. Мне перемены ни к чему». Руслан Шаповал сворачивает в Керчи свой бизнес и уезжает на родину жены в Тернопольскую область. Шокированным таким решением работникам сказал: «Мне с Путиным не по пути».

Не сказать, чтобы они были одиноки в своем решении. Все ж-таки из более ста десяти тысяч проголосовавших в Керчи горожан почти две тысячи человек думают так же. Или как диспетчер Алина Найбойченко: «Опустила пустой бюллетень. В Россию не хочу, несмотря на то, что русская и родилась в Воронежской области. Но и такая Украина мне тоже не нраву». Такого же мнения и пенсионерка Елена Ивановна Ильина: «Мне что, разорваться между дочерьми? Одна живет в Питере, другая в Одессе и каждая тащит на свою сторону. Не пошла и всё тут!»

А у Надежды Сергеевны Пушко другая причина: «Тридцать лет отдыхаю и лечусь в Западной Украине, друзья у меня лучшие львовяне, не хочу я отдирать от себя ничего и никого. Пусть будет как будет, но без моего слова».

«Ни за что бы не подумала, что моя соседка, с которой мы, что называется, вместе с горшка, не желает воссоединения с Россией! – говорит предприниматель Ольга Николаевна Деревенец. – Пришла сегодня ко мне утром на рынок и давай разводить контрагитацию. Говорит, Россия принесла историческую справедливость на штыках, мы еще горько пожалеем, что ввязались в эту авантюру, когда сыновей призовут в армию и пошлют воевать в Чечню и Дагестан. Все на нее зашикали, руками замахали, но взрослого человека переубедить сложно. Меня не только это удивило. Накануне я разговаривала с ее мужем, так он только за Россию. И как они теперь жить будут, воевать начнут, молчать станут или разведутся?»

Даже у высказавшихся на воссоединение с Россией остается немало безответных вопросов. Прежде всего, связанных с хранящимися на банковских депозитах деньгами, переоформлением документов на право собственности, занятие предпринимательской деятельностью. Эйфория не должна застилать глаза, потому что всё это в один день не делается, а у людей могут возникнуть срочные или непредвиденные обстоятельства. Сейчас уже многие отказались от поездок в Россию, потому что боятся ехать через континентальную Украину, а через Краснодарский край дольше и дороже.

«Мы собирались к детям в Москву, но сдали билеты, — рассказывают супруги Лидия Борисовна и Михаил Никитич Демьяненко. – Несколько дней назад наши приятели возвращались из Москвы, так поезд остановили в чистом поле и они не знали, то ли грабить начнут, то ли вернут, то ли такая техническая задержка. Решили не рисковать».

Не знают, как вести себя моряки загранплавания. «Муж еще в середине февраля переслал деньги, но получить их не могу, — возмущается психолог Татьяна Евгеньевна Легенькая. – Куда и на какой банк теперь ему их слать, когда судовладелец платит им месяц в месяц как часы? Отказываться от денег при двух студентках?»

На распутье окончившая в феврале киевский вуз Марина Ткаченко: «Называется, приехала к родителям на пару дней до получения диплома! Сейчас они меня не отпускают из дома, боятся, что в дороге может что-то случиться. А в Одессе меня уже ждет работа. Просто голова лопается, как быть…»

Вопросы будут, и времени на то, чтобы получить на них ответы, уйдет немало. Это объективная реальность, в которой нота тревожности присутствует, но большинство считает, что все устроится, главное, что переезд на ПМЖ состоялся. Над Керчью и паромной переправой взвились российские флаги: шаг навстречу Родине сделан и, как показал референдум, был он не робким, а уверенным.

Фото вверху —
с сайта krim.biz.ua

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Левозадние «гении»

Марина МАТВЕЕВА

Украинская цена политики Кремля

.

Разные взгляды на права

.