Крымское Эхо
Архив

В Раду на степановых плечах

В Раду на степановых плечах

Памятники Степану Бандере появляются на Украине с уже установившимся постоянством – то к знаменательной оуновской дате, то к очередному политическому событию. На этот раз на днях в райцентре Сколе Львовской области состоялось торжественное открытие памятника лидеру ОУН-УПА Степану Бандере <i>(на фото)</i>, посвященное предстоящим выборам в Верховную Раду. Таким образом кандидат в народные депутаты от оппозиции Андрей Лопушанский, инициатор создания очередного бандеровского истукана, попытался поднять свой имидж в глазах избирателей западных областей Украины.

В Юго-восточном регионе такие политические демарши вызывают у простых людей ярость, справедливый гнев и полное неприятие ими фашистской идеологии.

Посмотрите, кто сегодня рвется во власть. Идеология и намерения у этих «деятелей» очень красноречивы. Как сообщили многие информагентства Украины, в ходе церемонии открытия памятника Бандере Лопушанский заявил следующее: «Не даю пустых обещаний, а четко и последовательно делаю то, что могу сделать. Недавно пообещал землякам, что, когда попаду в парламент, непременно поставлю памятник Степану Бандере в украинской столице. И еще раз даю вам слово: обязательно приложу все усилия, чтобы памятник Степану Бандере стоял в Киеве. И я это сделаю!».

Сообщается, что на открытии памятника на центральной площади Сколе собралось более тысячи человек — духовенство, представители местной власти, гости из соседних районов.

Хочу еще раз привести здесь отрывок из книги Виктора Полищука «Горькая правда. Преступления ОУН-УПА (исповедь украинца)», которую я не устаю цитировать, ибо это непридуманный документ, ярко и убедительно рассказывающий о чудовищных зверствах оуновцев, под руководством Бандеры. Этого фашистского прихвостня особо ненавидят поляки. И есть за что. Вот что рассказывает в своей книге Виктор Полищук.

«В глазах поляков — ОУН, УПА, бандеровцы — это синонимы. В мои руки попала книга «Волынские чехи» Юзефа Фоитикаи четырёх других авторов. Описывая годы немецкой оккупации, авторы пишут: «Когда русские ушли, началась бандеровщина — это был такой же фашизм только в националистической украинской форме… На праздник Петра и Павла, 29 июня 1943 года, прошла через село ватага незнакомых людей с топорами. Назавтра мы узнали, что ночью напали на польскую колонию Загаи и всех ее жителей зверски убили… В селе Рачин… в 1943 г. украинские националисты убили польскую гражданку Голяковскую… В 1942 г. бандеровцы начали убивать польских граждан Волыни…

Бандеровцы сожгли польские села: Марусю, Выдумку, Марьяновку и часть Скурчев. А вот еще чешская книга автора Вацлава Ширца «Прошлое, закрытое временем», в которой также описывается жизнь чехов на Волыни. Здесь, между прочим, сказано. «Когда Красная Армия отступала в июне 1941 г., украинцы между собой начали сведение счетов. На Боярке вилами убили председателя сельсовета и его 14-летнего сына. Нескольких украинцев свои застрелили…

Вместе с немцами вернулись домой украинские националисты, которые перед этим убежали в оккупированную немцами Польшу, где проходили специальную подготовку в школе в Кракове. В Красной Горе они устроили что-то вроде народного суда над советскими активистами в 1939-1941 гг. Вражда проявилась с такой силой, что мать не защищала дочь или сына, сын — отца, брат — брата.

…Через неделю (в июле 1941.г. — В.П.) пришло вслед за фронтовыми войсками гестапо и вместе с ним украинские националисты, подготовленные в школе в Кракове: одним из них был военнослужащий Польского Войска Дмитро Новосад из Красной Горы… Вместе с немцами обезоружили полицейских, посадили их в автомобиль, отвезли в лес, а там и постреляли.

В машины взяли также из Людвиковки молодых хлопцев-поляков вроде на работу в Германию и расстреляли в лесу. Без всякого суда, в Млинове застрелили польских интеллигентов — 41 поляков и 20 евреев. Так начала действовать украинская полиция, «шуцманы» под руководством Дмитра Новосада… В течение 1941-42 гг. украинская полиция вместе с гестапо устроила несколько погромов в окрестностях.

… В течение зимы 1942 до 1943 г. доходило до одиночных, потом массовых убийств поляков, перед Пасхой бросили клич: «Убрать из Украины поляков и евреев», то есть выгнать их или поубивать…

Бандеровские экстремисты говорили: «Треба крові по коліна, щоб настала вільна Україна». В конце 1942 или в начале 1943 г. в Турецкой горе неизвестные убили украинца Николая Домбровского. Он не был коммунистом, но это был человек умный, логически мыслящий, добрый приятель чехов. Он отважно высказывал взгляды, которые не совпадали с официальной идеологией бандеровского подполья. Он был ни первым, ни последним.

Бандеровцы террором придушили голоса разума. Бандеровцы сосредоточились на поджогах и убийствах — целых польских семей, позже целых сел. Весна 1943 г. прошла в сплошных пожарах. Ночью пылали сельские села. Поляки, изгнанные из своих сел в города, вступали на службу к немцам, в полицию и мстили украинцам. Украинцы убегали в лес. Несколько украинцев было убито.

Бандеровцы убили в окрестностях несколько чехов, преимущественно католиков или из семей, смешанных с поляками. Польские отделы нападали ночью на семьи активных украинских националистов… Зимой 1943 под вечер на дороге из Ужинцов бандеровцы напали на телегу с польскими женщинами из Каролинки, которые ехали в Масленку ночевать у Полощанских, надеясь, что там не так опасно. Застрелили жену Юзефа Полощанского и еще одну женщину.

В конце 1943 г напали на мельника, поляка Стеца, который имел жену украинку, убили также и ее пятилетнюю дочку. Под зиму 1942 г. был в Млинове погром евреев. Шли на смерть, как отара овец, не сопротивляясь. Многие убежали, скрываясь у поляков, чехов, в отдельных случаях у украинцев. Оккупанты и украинская полиция угрожали смертью тем, кто прятали евреев, устраивали на них по лесам и селам охоту. В усадьбе Владимира Вострого из Франкова поймали 14-летнего еврейского мальчика, гнали аж до Каролинки и застрелили. В лесу «Графчина» недалеко от Франкова застрелили 14 евреев, которые скрывались в бункере…

В чешском лесу около Франкова застрелили четырех мальчиков в возрасте 12-14 лет. Начальник млиновских полицаев-«шуцманов» Дмитрий Новосад стал бунчужным — прапорщиком. Он похвалялся: «Всю польскую интеллигенцию в Млинове я уничтожил. Собственноручно застрелил 869 евреев. Я дал себе слово, что застрелю тысячу»…

Лондонское польское издательство публикует обработанные Енджеем Гертрихом воспоминания свидетелей бандеровских убийств. На 41-й странице мелким шрифтом подано около ста свидетельств, читая которые невозможно не плакать. Автор публикует также письма украинцев.

В одном из них написано: «Хочу объяснить, что 10.10.1944 г. бандеровцы уничтожили 55 украинцев, а не поляков, за исключением нескольких римо-католиков. Убивали тех, кто выходил на работу в колхозах, так как бандеровцы хотели голодом выморить большевиков. Беда в том, что дети сельских богачей были в лесу, как бандеровцы, а сельская беднота не могла выжить, вот и вынуждена была идти на работу в колхоз. Это была борьба бандеровцев, членов УПА, за потерянные в пользу колхоза морги земли, а не за Украину».

Пишет П.Фальковская из Бразилии: «Между Луцком и Ривным было село Пальчи… В 1942-43 годах бандеровцы замучили 18 человек из родственников ее мужа… истязали, вырывали языки. 86-летнего кузнеца порезали живым на куски… Один украинец имел жену польку, так бандеровцы приказали его брату убить его. Семья убегала из Котова в Пальчи, по дороге напали на них бандеровцы, между ними был и тот брат. Убили всю семью — отца-украинца, мать-польку и детей. В селе Зверев бандеровцы убили целую семью, потом поляки нашли живого грудного ребенка, который сосал грудь убитой матери».

И вот продолжателей этого чудовищного и кровавого зверства, организаторов массового истребления людей сегодня хотят выбрать в высшую законодательную власть страны? Неужели такое у нас возможно?!

 

Фото вверху —
с сайта nr2.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Коктебель перестроечный

Олег ШИРОКОВ

«Наше дело правое!», — заявили левые

Приостановить евроинтеграцию мало