Крымское Эхо
Архив

Вы оцените красоту игры!

Вы оцените красоту игры!

Ушел из жизни Богдан Ступка

Я не киновед, а простой зритель, которого, как говорят деятели искусства, труднее всего провести на мякине и который, мало что понимая в профессиональных оценках актерских работ, всегда умеет разглядеть и оценить истинное мастерство. Поэтому, не вторя ничьим словам, а просто от себя говорю, что искренне думаю: <b>Богдан Ступка был гениальным артистом</b>. Не украинским, чтобы его именем и лицом могла торговать страна, чей паспорт он имел и чьим сыном считал себя сам, а именно гениальным. По правде сказать, мы мало видели его в киношных ролях в советские годы, потому что именно тогда он и был украинским актером.

Ведь и знаменитую на весь мир «Белую птицу с черной отметиной» считали щиро хохлацким фильмом, а на фоне гремевшего в ту пору Ивана Миколайчука Богдана Ступку по-настоящему не разглядели и не оценили.

Принадлежать всем и миру Ступка стал много позднее, когда Украина сделалась отдельным государством, а с Богдана Сильвестровича сняли узко национальное клеймо. Он говорил по-русски с явным западенским акцентом, считал себя щирым украинцем, но это не мешало зрителям любить его, ведь преклоняемся мы перед талантом тех, кого без титров, перевода и закадрового текста не понимаем вовсе.

Как театральный актер Богдан Ступка был известен еще меньшему числу зрителей, потому что мы рвались на спектакли московских и питерских театров, свои же, включая и киевские, признавали гораздо меньше, тем более ставившиеся на украинском языке. Но вот в 2001 году Ступка в первый и, кажется, единственный раз в жизни приехал в Керчь на фестиваль античного искусства «Боспорские агоны» со спектаклем «Энеида», который игрался на украинском. Часть театралов презрели спектакль именно по этой причине, о чем впоследствии не просто сожалели – локти кусали.

Жара в тот июльский день стояла невыносимая, и дирекции керченского театра пришлось открыть двери, чтобы зрители не задохнулись от жары. Но они задохнулись от восторга. Те, кто пришел не на спектакль на мове, а на Ступку, по сей день считают себя счастливцами: увидеть вживую игру гения удается разве что раз в жизни. Открытые двери зала, откуда звучал громовой голос Богдана Ступки, привлек праздную публику, пьющую и жующую в отмечавшийся именно тогда День рыбака. К концу спектакля зрители сидели в проходах прямо на полу, не жалея выходных нарядов, – они пришли в зал, привлеченные этим завораживающим красивым мужским голосом.

Аплодисменты актерам, а по правде сказать, Богдану Ступке, слышны были в другом конце центральной улицы Керчи. Зрители не отпускали его, им было плевать, что в тот вечер Богдана Сильвестровича ждал мэр города. Он появился там с большим опозданием и моментально затмил всех. А ведь рядом с ним постоянно одергиваемый женой опрокидывал рюмку за рюмкой куда более известный выходец с Украины Кирилл Лавров, а актер театра Моссовета Александр Голобородько на фоне Богдана Ступки в полном смысле слова потерялся.

Богдан Сильвестрович пил по-гусарски, опрокидывая в себя рюмку водки с тыльной стороны ладони. Получалось так лихо, так смачно, так заразительно, так по-актерски – смотреть на это было удовольствием. Такая щирость, такая народность в этом его жесте была, таким мужиком он смотрелся, что не захочешь видеть смачно пьющего алкаша, а залюбуешься. Незадолго до этого Богдана Ступку отставили от должности министра культуры Украины, но по какой-то странной случайности мэр Керчи представил его именно в этом качестве. Надо было видеть, как, играя лицом, перемолчал Ступка эту оговорку.

Это опять была настоящая актерская игра: его смеющиеся глаза жили на серьезном, сосредоточенном лице отдельной жизнью, но смешинки брызгали из них, и удержаться, чтобы не рассмеяться, было невозможно. Он был актером настолько, что его вторая, профессиональная, натура не отделялась от первой, обычной, человеческой. Он играл в любых обстоятельствах, и смотреть на это было не менее интересно, чем на сцену или экран.

Как актер он поразил меня в фильме «Свои»: он сыграл гениально. Какой там Константин Хабенский, какой Федор Бондарчук, какая Анна Михалкова! Они сыграли блестяще, особенно Федор Бондарчук. Блестяще! А Богдан Ступка – ге –ни – аль – но! Деревенский староста, сволочь по большому счету, потому что предатель, в его исполнении не вызывал отторжения, а ведь было время, когда Богдана Ступку называли актером с отрицательным обаянием. За эту роль он получил две профессиональные награды – «Нику» и «Святого Георгия», а хватило бы по большому счету одной – «Оскара», чтобы сегодня, когда его не стало, о нем плакал весь киномир, включая рядовых зрителей.

Были в его актерской биографии и проходные роли. А как же без них в актерской судьбе, ведь кушать хочется всегда, а не лишь в те счастливые моменты, когда зовут хорошие режиссеры. Телевизионные каналы частенько крутят дамское «мыло» «Три полуграции» с не менее талантливой Татьяной Васильевой. Ну нечего актерам такого класса и уровня играть в чужом «говнотворчестве», но ведь и в этой паршивой кинушке Богдан Ступка сыграл в нескольких сценах настоящего мужика. Этой бы картине хороший сценарий и хорошего режиссера – глядишь, не только бы на Гошу из «Москва слезам не верит» «западали» наши женщины. В нем счастливо сошлись мужское начало и огромной мощи талант. Герцен считал гениев роскошью истории. В искусстве эта роскошь встречается не чаще. И если существует загробная жизнь, то, перефразируя Юрия Кима, скажем ждущим его зрителям небесной сцены:

«Замрите, ангелы, смотрите – он играет.
Разбор грехов его оставьте до поры.
Вы оцените красоту игры».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Плюрализм, не более того

Ольга ФОМИНА

Пули свистят, пули…

Алексей НЕЖИВОЙ

Крым. 28 января

.