Крымское Эхо
Архив

В НАТО через АТО

В НАТО через АТО

Российская политика все же сумела опять вызвать к жизни Минский процесс. Переговоры официальных представителей Донецкой и Луганской народных республик с делегацией Украины в столице Белоруссии, назначенные на 24 декабря, все же состоялись. Но Украину снова представлял человек с невразумительным статусом — пенсионер Леонид Кучма. Следовательно, и котировочная цена минских посиделок осталась прежней.

Если верны сведения на тот счет, что в Минске сторонам удалось достичь соглашения о взаимном обмене пленными по формуле «всех на всех», то можно порадоваться за конкретных людей, а также их родных и близких.

У всех них есть шанс встретиться за новогодним столом. Однако в плане общего политического урегулирования конфликта Донбасса и Украины, с точки зрения его первопричин, договоренность об обмене пленными — вещь производная от основного, которое, в свою очередь, ни в чем принципиальном не меняется.

Тем не менее, на хотя бы видимость реанимации Минского процесса Киев подтолкнули некоторые подвижки в изменении позиций по вопросу продолжающейся войны Европейского союза. Даже ставшая самым проамериканским из европейских лидеров канцлер Германии Ангела Меркель высказалась в том смысле, что санкции, введенные против России, снимать не следует, но в целом, в развитии отношений со своим большим восточным соседом Европейский Союз заинтересован.

Здесь, по всей видимости, не обошлось без того, что Европе пришлось принять к сведению ответ России на санкции, заключающийся в том, что такими мерами на Москву уж точно воздействовать не получится.

Часть работы по вразумлению руководства Украины Россия смогла передать своим ближайшим партнерам по формирующемуся Евро-азиатскому экономическому союзу (ЕАЭС). Киев один за другим посетили президент Белоруссии Александр Лукашенко и его казахстанский коллега Нурсултан Назарбаев. Можно вполне поверить тем аналитикам, отметившим, что, отправляясь в столицу «незалежной», оба лидера действовали, первым делом, в интересах своих государств. Украина, даже с сокращающейся быстрей шагреневой кожи покупательской способностью населения, потенциально способна служить емким рынком сбыта для товаров, выпущенных в Белоруссии и в Казахстане.

Но вслед за Киевом и Лукашенко, и Назарбаев побывали в Москве, где, конечно, поделились своими впечатлениями о киевских переговорах с президентом России Владимиром Путиным. Слова Александра Лукашенко, сказанные в Киеве: «Белоруссия готова сделать для Украины все, что она пожелает» — также надо понимать не буквально, а дипломатически. Минск для Киева, безусловно, значит немало, даже Порошенко это знает, но что-то сделать реально для Украины Белоруссия может не где угодно, а там, где ее вес наиболее высок: на пространстве Таможенного союза, трансформирующегося теперь в ЕАЭС. То есть Лукашенко послал Киеву прозрачный намек, сводящейся к давней истине: торговать лучше, чем воевать. А чтобы торговля шла как следует, пора что-то решать с войной.

Визит президента Белоруссии для власти Украины был, безусловно, важен: в любом случае — политическая любезность и не от кого-то там, а от соседей. Но более тяжеловесным визитером для Киева, так же по понятным причинам, явился Нурсултан Назарбаев. По возрасту он годится Порошенко в отцы, в большой политике еще с тех времен, когда действующий президент Украины был никто и звали его никак, а не далее, как в конце ноября, казахстанский лидер, пользуясь своим весом в собственной стране и в окружающем мире, выступил с посланием, носящим концептуальный характер.

В своем обращении, хоть и адресованном, прежде всего, гражданам Казахстана, лидер государства прямо предостерег о том, что его возраст и политический опыт подсказывают пренеприятнейшее для некоторых известие: не все страны мира могут пережить ближайшее десятилетие, а поскольку и через десять лет вряд ли наступит конец истории, то ли еще будет! Глаза и уши есть даже у киевской власти, поэтому президент Казахстана был принят со всем подобающим ему почетом. Со свой стороны, Нурсултан Назарбаев пообещал государству, дожившемуся до экономии на бытовом электричестве, продавать экибастузский уголь. Но, конечно, не просто так, а при исполнении условий, о которых догадаться не трудно.

Уже вернувшись домой, президент Казахстана еще раз повторил свои мысли для особо непонятливых. Говоря об итогах своей поездки в Киев, Нурсултан Назарбаев заявил, что единственный путь к установлению мира в этой стране — переговоры между всеми национальными силами. А не то, получается так: «Десятилетиями идут непрерывные политические баталии, которые сейчас переросли в вооруженный конфликт. Неужели вы думаете, что простой человек вышел из хаты, взял лопату и пошел воевать, убивать? Ничего подобного. Политики их отправляют в огонь братоубийства».

После таких оценок, для начала, хотя бы Минский процесс должен был забить ключом. Но переговоры в белорусской столице, вновь было обозначившиеся в течение одного дня, потом привычно зачахли. В чем тут причина?

В искренности заявлений, сделанных в последнее время в адрес Киева с разных сторон, сомневаться не приходится — но эти заявления не во всем верны, и еще похоже, что они запоздали. Не углубляясь даже в десятилетия, надо вспомнить, что никто особо не призывал спасать мир на Украине после того, как еще 9 мая 2010 года молодчики из неонацистской «Свободы» сорвали празднование Дня Победы во Львове; никто не поднял тревогу, когда в начале 2011 года раздались призывы «перейти Днепр, чтобы установить наш порядок в Донбассе»; мало кто должным образом оценил возможные последствия мини-майдана, собранного в Киеве в июле 2012 года в ответ на принятие совершенно безобидного для украинского языка и даже принижавшего статус русского языка, закона «О принципах государственной языковой политики».

Акция «Вставай, Украина!», проведенная тогдашними оппозиционерами в мае 2012 года главным образом в западных и правобережных регионах страны, а также в столице, тоже не удостоилась международного внимания. Но ведь в ходе всех перечисленных акций (а приведенный список далеко не полный) жесткая националистическая оппозиция двусмысленной и бесхребетной политике президента Януковича не скрывала своей генеральной цели — свергнуть существовавшую власть и ни по чему не было видно, что националисты на выбранном пути остановятся.

Разных призывов и пожеланий в стиле «давайте жить дружно» на Украине хватало, но абстрактные и безадресные призывы к всему хорошему, не делающие различия между теми, кто поджигает фитиль войны, и теми, кто предупреждает о том, что из этого может выйти, только облегчает работу поджигателям. Абстракция — враг конкретной политики, подобно пуле, выпущенной безграмотным и не желающим учиться военному делу бойцом, такая пуля не останавливает противника, а наоборот, ободряя его, со свистом пролетает где-то высоко над его головой.

Не обойтись и без того, чтобы вспомнить историю Украины не только двух последних десятилетий, но и установить связь между сегодняшними и более отдаленными временами. Украинский национализм, по крайней мере, в своей активной фазе, известен уже более 100 лет. Его кровавый и вместе с тем политически глубоко не самостоятельный путь отметился в двух мировых войнах, в гражданской войне 1918-1920 годов, зарубежной и подпольной возней, не прекращавшейся на протяжении 50-х-80-х годов прошлого века.

И совсем не случайно американский конгресс в 1986 году, когда Советский Союз и остальной мир были увлечены горбачевской перестройкой, как-то подозрительно осовременил полузабытый голод 1933 года, приняв на этот счет соответствующую резолюцию. Наверное, влиятельные люди в Америке в выгодном для себя виде переиначили провозглашенный тогда лозунг «нового мышления»: «Новое — это хорошо забытое старое».

Впрочем, о навязчивых идеях своих добровольных подручных за океаном никогда не забывали, только выжидали удобного момента, чтобы пустить их в ход вновь. Так было почти 30 лет назад, ничего не изменилось и теперь. Украинский национализм — это фашизм не великодержавного (каким, например, он был в Германии и в Италии), а обслуживающего типа. Если украинские националисты развязывают войну, это значит, что они выполняют не собственный, а спущенный им стратегический план.

Другое дело, что этот план сполна отвечает всем идеологическим и политическим установкам украинского фашизма. Но вести с такими политиками разговор по стратегическим вопросам, в том числе по вопросам войны и мира, занятие — близкое к бесполезному.

Вместе с тем, политика и практика украинского национализма — не детская шалость, когда разошедшегося шалуна можно утихомирить воспитательными мерами или, на худой конец, оставить без сладкого, и не случайно подхваченная горячка, которую можно вылечить принятием успокоительных средств, а иногда хватит и прикладывания холодного компресса. В оценке сегодняшней ситуации, видимо, ближе к истине потомки русских белоэмигрантов, опубликовавшие также 24 декабря свое заявление под названием «Солидарность с Россией во время украинской трагедии».

Там, в частности, сказано: «Нас также возмущает позорное замалчивание европейскими инстанциями и средствами массовой информации тех жестоких бомбардировок, которые украинская армия, поддерживаемая военными группировками под нацистской символикой, обрушивает в Донбассе на мирное население и объекты гражданской инфраструктуры. Такое замалчивание воспринимается Киевскими властями как предоставление им полного прав на продолжение убийств и разрушений».

Можно предположить и то, что заявление, подписанное представителями сотни аристократических фамилий, так же, как и вдруг объявившийся в виде интервью газете «Аргументы и факты» сбежавший президент Украины Виктор Янукович одинаково входят в перечень загодя определенных мер внешнего воздействия на киевскую власть, но по сути сказанного внуками и правнуками белых эмигрантов возражений нет.

«Антитеррористическая операция» также проводится руководством Украины и командованием Вооруженных сил совсем не «лопатными» способами. С самого начала, еще в апреле 2014 года, в Киеве определили основные направления продвижения войск в мятежный регион. Украинские войска и территориальные батальоны стали концентрироваться на рокадах Чугуев — Изюм — Славянск, Днепропетровск — Красноармейск — северо-западные подступы к Донецку, Запорожье — Волноваха, а также стали подходить к Мариуполю со стороны запада и северо-запада.

Если бы не более чем двухмесячная оборона Славянска, то судьбу этого города мог разделить любой другой город, также принадлежащий к северному кусту населенных пунктов бывшей Донецкой области, но находящийся южнее Славянска. Окажись на таком месте, к примеру, Константиновка, это означало бы, что противник взял в мешок населенный пункт, относящийся уже к ближним подступам к столице Донбасса. А столице оказать помощь осажденным, как это было, впрочем, и в случае со Славянском, было бы сложно, так как над Донецком уже с конца апреля нависали украинские войска с западного и северо-западного направлений.

Такое расположение войск Украины до сих пор сковывает маневренные возможности армии Донецкой Народной Республики.

Грамотным решением украинского командования был и захват Донецкого аэропорта. Этот объект с целым комплексом зданий, которые можно использовать как в качестве укрепленных рубежей, так и пунктов наблюдения и корректировки огня, находится в черте города, по масштабам Донецка, где много дальних расстояний, аэровокзал расположен не так уж далеко от городского центра. Помимо наземных зданий и сооружений, аэропорт Донецка располагает сетью подземных помещений и коммуникаций. Все это дало возможность еще с весны превратить Донецкий аэропорт в плацдарм огневого и психологического давления на столицу ДНР.

Военная операция Киева против Донбасса приспособила к своей выгоде и политическую составляющую предприятия. В свое время Партия регионов постаралась сделать все, что было в ее возможностях (а их было много) для политической зачистки территории, где она чувствовала себя хозяином. В итоге в бывших Донецкой и Луганских областях во многих городах и поселках местные органы власти стали состоять из одних только регионалов.

Для бизнеса финансово-промышленной группировки, чьи интересы представляла Партия регионов, так же, как и для некоторых отдельных ее членов, это, конечно, было очень хорошо. Но с началом политического кризиса, грозящего перерасти в вооруженный конфликт, многие населенные пункты Донецкого региона, особенно средние и малые города и веси, оказались безоружными во всех отношениях. Это обстоятельство не преминуло сыграть на руку противнику, и он ситуацию использовал как надо.

Западные, северо-западные, юго-западные районы Донецкой народной республики и вся северная половина Луганщины очень скоро попали под контроль украинских войск. Существующая сегодня линия фронта продолжает нависать над территориями, находящимся под контролем двух республик, и фронт своим расположением затрудняет маневренные возможности армий ДНР и ЛНР. Кроме этого, на территории подконтрольной армии Украины проходят важные снабженческие и транспортные коммуникации.

Видно, еще и поэтому, Киев не спешит с переговорами в Минске. К числу вопросов, подлежащих там обсуждению, относится и отвод войск. Но командование Вооруженных сил Украины не без основания считает занимаемые позиции выгодными для себя и потому уходить с них желания не проявляет. По этой причине в Минске до обсуждения условий отвода войск дело попросту не доходит.

Существующее положение еще раз подтверждает нестареющую истину, гласящую, что война — это искусство. И убедить начавших войну в том, что они ввязались в бессмысленное и бестолковое занятие, и вообще действуют только лопатой, необычайно трудно, а может быть и невозможно.

Сейчас нередко стали еще вспоминать английскую поговорку «Если что-то похоже на утку, ходит, как утка, и крякает, как утка, то, скорее всего, это утка и есть». Руководство Украины, продолжая свою линию на уклонение от явного срыва переговоров о мире, в плоскости практической политики всю прошедшую неделю — последнюю полную семидневку уходящего 2014 года — занималось прямо противоположными вещами. Верховная Рада не замедлила с отменой внеблокового статуса Украины. Президент Порошенко заявил о непременном стремлении присоединить Украину к НАТО, пусть даже по итогам проведения референдума, но это уже техника исполнения замысла.

Государственный бюджет Украины так и остался не принятым, совокупный долг государства превалил за 1 триллион (1 000 000 000 000 — так это число выглядит в цифровом изображении) гривен, но расходы на нужды Министерства обороны на 2015 год уже утверждены президентом в сумме 86 миллиардов гривен. Эта сумма составляет 30% от всей расходной части запроектированного государственного бюджета, а доля военных расходов в общей стоимости валового внутреннего продукта Украины поднимается с 1% в 2014 году, до 5% в 2015-м.

Также на будущий год объявлены три волны мобилизации военнообязанных, общее количество призванных на военную службу должно достичь 40 тысяч человек, сверх этого, еще 10,5 тысячи человек запланировано привлечь к службе в армии по контракту. Наконец, в четверг, 25 декабря, Верховная Рада существенно расширила полномочия Совета национальной безопасности и обороны Украины, а следовательно, автоматически и его главы — президента страны.

Политологи, и так же, наверное, правильно предположили, что Порошенко таким образом, не прибегая к изменениям в Конституции Украины, расширил круг своих полномочий и поднял собственный политический вес в пику главному политическому конкуренту премьер-министру Арсению Яценюку. Но налицо, без сомнения, и милитаризация всей иерархии государственного управления, и тем более, что Совет национальной безопасности и обороны Украины в результате принятого парламентом постановления получил право объявлять войну.

К мероприятиям военного характера относится и объявленная транспортная блокада Крыма, В общем, если кто-то ведет политику с явным креном в сторону НАТО, хочет вступить в НАТО, приглашает к себе в гости президента Обаму — главу самой могущественной державы НАТО, вооружается по образцу НАТО, не жалея для этого никаких денег, мобилизует людей из разных домов и хат в армию, где они должны учиться воевать под присмотром натовских инструкторов, то такие политики служат не миру, а войне НАТО.

А Антитеррористическая операция — АТО — в их разумении — самый надежный мост, по которому Украина может войти в НАТО. Ну, а если даже и не войти, то как можно крепче пристать и пристегнуться к альянсу.

Процесс Минских переговоров походит то на обнаруживающийся, то вновь теряющийся след. Сейчас нить процесса снова исчезла из виду. Скрытая от посторонних глаз дипломатическая работа, вероятно, продолжается, но будет ли от этой работы толк, зависит от того, выйдет ли она хотя бы на обсуждение вопросов, относящихся к разряду принципиальных…

 

26-27 декабря 2014 года,
г. ДОНЕЦК

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Петровская, или «Собачья» балка

Олег ШИРОКОВ

Выколачивание рейтинга

От телевизора – к книге

Ольга ФОМИНА