Крымское Эхо
Симферополь

Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [7]

Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [7]

«Дом Высоцкого». Второй судебный процесс: В. Гуркович – ответчик

 Судебная тяжба 2001-2003 годов, в которой продажную роль Иуды исполнил мой бывший товарищ, имела продолжение. И опять – не смейся, читатель! – в форме судебного процесса. И опять в «Доме Высоцкого».

 Прошли годы, но я иногда об этом процессе вспоминаю. И  всегда с улыбкой.

Итак, 3 сентября 2010 года в издательстве «Универсум» (г. Симферополь) вышла моя книжка «Долой стыд!», которая имела обширный подзаголовок «Как Владимир Маяковский прогуливался с обнаженными дамами и поэтом Бурлюком по улицам Симферополя. Об этом и других сенсационных открытиях старожила Симферополя, школьного директора и университетского преподавателя, кандидата исторических наук, драматурга и писателя, общественного и политического деятеля местного масштаба, активиста «Блока Юлии Тимошенко» и комсомольского ренегата, христианина, члена Общественного совета газеты крымскотатарских националистов «Голос Крыма» и лжесвидетеля В. Полякова , о несостоявшемся с ним диалоге, а также о фальсификации истории Отечества, о многом другом – занятном и поучительном, в частности, о том, что долг платежом красен».

 Некоторые главы книги назывались просто, бескомпромиссно, атакующе: «Господин Поляков, ты лжешь!», «Повторяю: господин Поляков, ты лжешь!», «Еще раз повторю: господин Поляков, ты лжешь!». И т. д. Одним словом, каждый заголовок более чем достаточно раскрывал суть каждой главы.

 Вскоре господин Поляков, вчерашний лжесвидетель, подал на меня в суд.

 В исковом заявлении он излагал свои обиды (орфография оригинала):

 «С 2007 года, я систематически подвергаюсь публичному оскорблению со стороны Владимира Гурковича, который в различных средствах массовой информации; «Крымское время», «Держава» «Крымское эхо» и других газетах, а также в сети интернета распускает обо мне свои клеветнические измышления. В настоящей книге все эти публикации собраны воедино.

 Всю эту клевету читают мои коллеги, ученики, которые, кто с сожалением, кто с недоумением каждый раз спрашивают меня: «Почему я терплю подобное?»

 В результате этой долговременной клеветнической компании у меня полностью расстроились отношения с газетой «Южная столица», которая отказалась от моих услуг как краеведа, мотивируя это тем, что не хотят скандалов с Гурковичем, от моих консультаций как краеведа отказался мэр города Бабенко, так как он тоже поверил этим клеветническим измышлениям

 Все это негативно отразилось на моём здоровье: пропал сон, повысилось давление, появились головные боли».  И т.д. и т.п.

 Просил он суд (цитирую исковое заявление, орфография оригинала): «Признать не соответствующими действительности, унижающими мои честь и достоинство, подрывающими деловую репутацию сведения, распространенными ответчиком в книге В.Н.Гуркович Долой стыд. – Симферополь: Универсум, 2010. — 240 с. а именно – сведения о том, что я распространил не соответствующую действительности заведомо ложную информацию».

 Моральный вред истец оценил в 5 тысяч гривен.

 Кстати, плач о пропавшем сне, повышенном давлении и головных хворобах господином Поляковым был тоже оценен, но об этом узнал я в последний день судебного процесса.

 Что ни фраза в исковом заявлении – то ворох тенденциозности, смещения акцентов, манипуляций и махровой лжи. По каждой обвинительной позиции мною были представлены документальные контрматериалы. Например, истец Поляков плакался: «…у меня полностью расстроились отношения с газетой «Южная столица», которая отказалась от моих услуг как краеведа, мотивируя это тем, что не хочет скандалов с Гурковичем».

 Главный редактор газеты В.В. Митрохин на сей счёт дал своё заключение, которое мною было использовано в процессе судебного разбирательства: «…сообщаю, что Поляков В.Е. обращался в 2009 г. в «ЮЖНУЮ СТОЛИЦУ» с просьбой опубликовать его материал об улицах Симферополя. Редакция по ряду причин этот материал не приняла к публикации. Во-первых, потому что он был ранее опубликован отдельным изданием, во-вторых — само изложение материала не отвечало требованиям газетной публикации, в-третьих – оригинальные материалы других авторов на данную тему к этому времени были в портфеле редакции «ЮС» и частью уже опубликованы.

 Что касается влияния Гурковича на решение редакции относительно статей Полякова В.Е., то это утверждение нам кажется абсурдным, потому что сам В.Н. Гуркович обращался к нам редко и при общении с ним никогда темы В.Е. Полякова и его публикаций мы не касались».

 О моём «клеветническом» воздействии (в интерпретации Полякова) на мэра города Симферополя и комментировать много не стоит. Всё просто: поверил, дескать, доверчивый Геннадий Александрович неким «измышлениям» – и враз отказался от предложенных господином Поляковым краеведческих консультаций. 

 Ни один факт из моей книги, ни один абзац, ни одно предложение и – даже! – ни одно слово не были доказательно оспорены истцом Поляковым в процессе разбирательства. В моей книге 237 страниц. Профессионал уж что-то мог бы поставить под сомнение или парировать своей версией. Это историко-публицистическая работа, в которой автор излагает свою точку зрения, свое видение прошлого и настоящего. Всегда поэтому возможна дискуссия оппонентов. Но господин Поляков продемонстрировал элементарную свою профессиональную немощь. И, сам того не ведая, подтвердил высокий профессиональный уровень своего оппонента, точнее ответчика. Суд не принял во внимание ни одного (!) обвинения Полякова в мой адрес – ни по концепции книги, ни по фактическому материалу, ни по моей трактовке исторических событий.

 Примечательно, что истец Поляков изначально планировал выиграть процесс с лёгкостью. Вероятно, он рассчитывал на свой завышенный потенциал. Поэтому в судебное ристалище он вступил без адвоката. На заседания приходил налегке, самонадеянно, с дюжиной-второй различных бумажек, которые умещались в небольшой детской папочке. На последнее заседание суда истец также пришёл с этой папочкой, но её не открывал, ничего из неё не доставал и не зачитывал. В последнем слове был краток до изнеможения: прошу суд удовлетворить мой иск полностью. И всё! Какое-то жалкое безразличие и безысходность. Трагикомедия подходила к концу.    

 Суд решил: исковые требования господина Полякова не подлежат удовлетворению, в т.ч. в возмещении морального вреда (5000 грн.) и расходов на лечение в сумме 993 грн. 16 коп. Точно до копеечки! Потом в одной из своих жалоб сам Поляков вынес на белый свет правду: оказывается, он собирал аптечные чеки. Где собирал – не указал: в аптечных урнах или где-то оптом.

 Много воистину хохмаческого можно рассказать об истце и его юридическо-исторических телодвижениях. Но это в другой раз.

 Еще до начала вынесения вердикта суда, в самом начале итогового судебного заседания, я логически сообразил, что процесс мною выигран, и выигран вчистую. Поэтому, когда зачитали вердикт суда, я осознал свершившееся, вздохнул полной грудью.

 И в то же время единственный за полтора года негативный штрих был именно в этот победный для меня день. Судья от имени Украинского государства решение суда зачитывал как-то формально, скороговоркой, бегло,  без пауз, невыразительно, проглатывая окончания слов. А поскольку в решении были отработанные юридически-канцелярские обороты, то понять изложенное дословно было трудно, тем более что зачитывал судья решение на единственном державном языке. Создавалось впечатление, что судья выучил «рідну мову» не так давно и второпях. Впрочем, каких-либо претензий к судье у меня нет. Кстати, у судьи была самая что ни на есть русская фамилия. Кто угадает с первого раза?

 Примечательно, что с добром и его антиподом я соприкоснулся с первых же дней подготовки к первому судебному заседанию. Так, по совету своего адвоката Жана Викторовича Запруты я обратился к мастерам, как говорили в старое время, изящной словесности. Мне крайне необходимо было получить их заключение об употреблении терминов «ложь» и «вранье» в моей книге «Долой стыд!». Эти слова по отношению к своей персоне истец Поляков счёл оскорбительными.

 Пришёл я за помощью к мэтру высшей категории, с кем был знаком, которому приходилось подготавливать всевозможную историко-краеведческую информацию и оказывать другие профессиональные услуги.

 В те годы этот профессор и доктор филологических наук слыл русским патриотом. Он переадресовал меня к лицу тоже высокой профессиональной пробы, но рангом чуть меньше… И далее пошёл я с «дружескими рекомендациями и напутствиями» по другим вузовским специалистам в области русского языка. Ответы везде были приблизительно такие: с удовольствием помог бы (помогла бы), но занят (занята) до предела – завершение отчёта, работа над книгой, ответственная командировка или конференция, защита чего-то и т.д., и т.п.

 Примечательно, что почти все специалисты в области русского языка и литературы так или иначе что-то слыхали или читали о моей историко-краеведческой и общественной деятельности. Стало быть, заочно они были знакомы со мной. И все, кто отказал оказать мне содействие, или – почти все – были русские по своему происхождению или ментальности.

 Мало того, отказался помочь и мой вузовский преподаватель. Причём деликатному отказу предшествовал обширный монолог о нормах языковой этики, о тонкой грани в русском языке между вежливой формой и оскорблением, о стилистической окраске, о корректности и т.д. Всё было подано выразительно и на прекрасном русском языке, как подобает настоящему кандидату филологических наук и доценту.

 Мало того, отказался помочь и мой вузовский преподаватель. Причем деликатному отказу предшествовал обширный монолог о нормах языковой этики, о тонкой грани в русском языке между вежливой формой и оскорблением, о ститистической окраске, о корректности и т. д. Все было подано выразительно и на прекрасном русском языке, как подобает настоящему кандидату филологических наук и доценту.

 Помог писатель Владимир Терехов, который являлся Председателем Союза русских, украинских и белорусских писателей Автономной Республики Крым. С ним был я знаком ранее, тем паче, что сам с 2006 года являюсь членом возглавляемой В. Тереховым творческой организации.

 Второе великолепное заключение в отношении употреблённых мною в книге «Долой стыд!» «ключевых» слов дал Павел Андреевич Хриенко, доктор социологических наук, профессор, академик Академии педагогических наук Украины. С ним я немного был знаком по линии общественной деятельности.

Но самое  поразительное, что высказала пожелание мне помочь Ирина Геннадьевна Соколова, которую ранее я совершенно не знал, и мы не были знакомы с ней даже заочно.

 Ниже дословно приводится документ, подготовленный Ириной Геннадьевной:

 «Заключение лингвиста, доцента кафедры методики преподавания филологических дисциплин Таврического национального университета имени В.И. Вернадского И.Г. Соколовой о языковом материале, содержащемся в книге В.Н. Гурковича «Долой стыд!»

 Ознакомившись с предоставленным мне материалом, прихожу к выводу, что слова ложь, враньё и др. и производные от них, употребленные                   В.Н. Гурковичем в книге «Долой стыд!» в отношении своего оппонента    В.Е. Полякова, принадлежат к области нормативной лексики. Данные слова и производные от них имеют определенное значение: «намеренное искажение истины, неправда» (см. Словарь рус. яз., – М., 1982. – Т.2. – С. 197.) и значит, свидетельствует о научной недобросовестности и некомпетентности оппонента, не являясь при этом нарушением норм литературного языка.

 Разговорное слово вранье является цензурным и включено в таком качестве во все толковые словари.

 С точки зрения лингвистики, протест против этих слов как оскорбительных не является оправданным и не может служить основанием для возбуждения судебного разбирательства. Если же господин Поляков негодует по поводу предъявленных ему обвинений, то это касается уже изложения фактов и переводит сущность разногласий совсем в иную плоскость (научной полемики).

 10.12.2010  И.Г. Соколова».

 Профессионально, тактично, умно. Изящно и изысканно!

 Низкий поклон Вам, милая Ирина Геннадьевна. Моя искренняя благодарность Владимиру Павловичу и Павлу Андреевичу.

 Кстати, все трое, независимо друг от друга, пришли в «Дом Высоцкого» поддержать меня и защитить правду.

 Именно такие люди, по большому счёту – Граждане, помогли мне выиграть и первый, и второй судебные процессы.

 И напоследок ещё раз о хорошем. Благодарю мою жену Лену и моих детей. Благодарю всех моих родных, друзей, товарищей, юристов, коллег, моих учеников, моих читателей, моих экскурсантов и просто ранее незнакомых мне людей, которые словом и делом поддерживали меня на протяжении двух судебных процессов. Эти люди предоставляли мне важную и нужную информацию, консультировали меня, давали советы, делали копии, печатали письма, оказывали транспортные услуги, информировали о судебных моих делах читателей и телезрителей. И самое главное – они переживали и сопереживали вместе со мной!

 11 апреля 2011 года я встретился в городе с о. Анфилохием, преподавателем Таврической духовной семинарии, где ранее я читал семинаристам курс «Исторические памятники Крыма». Он спросил меня, как мое житие-бытие. Я поведал о том, что завтра состоится решающее для меня судебное заседание. «Завтра утром за трапезой мы все помолится за Вас», – заверил меня – в то время некрещеного! – православный священник.

 В день последнего заседания второго судебного процесса пришла целая делегация АБСОЛЮТНО не знакомых мне молодых людей. Как говорится, группа поддержки. Это были симферопольские активисты молодёжного крыла Прогрессивной социалистической партии Украины Наталии Витренко: Алла Бугаева, Петр Карапаев, Валентин Колбин,  Александр Краснокутский, Игорь Меркулов, Ольга Меркулова, Надежда Полякова, Людмила Решетская, Евгений Тимошенко, Анастасия Шепелева. После окончания процесса 12 апреля 2011 года все мы сфотографировались у «Дома Высоцкого» с советским Военно-Морским флагом. Этот флаг от имени Севастопольского клуба любителей истории города и флота преподнёс мне Олег Доскато, председатель этого клуба. Флаг мне был вручён 3 сентября 2010 года на презентации моей книги «Долой стыд!». Ветеран Черноморского флота при этом сказал: «Этот флаг за всю историю никогда не спускали перед противником. Держите, Владимир Николаевич, его достойно в борьбе против провокаторов и фальсификаторов истории нашей Родины!».

 Время идёт. На календаре – 2016 год. Капитану 1-го ранга товарищу Доскато докладываю: вручённый Вами флаг в надёжных руках. И под ним одержана не одна победа.

 24 января 2014 года мне пришлось принять участие в работе «круглого стола» «Международное право против реабилитации украинских и крымскотатарских коллаборационистов», который был организован Прогрессивной социалистической партией Украины. Имел счастье встретиться с ее лидером и от всей души поблагодарить Наталью Михайловну за солидарность и поддержку.

 В будущем историки ПСПУ отметят в анналах, что одна из акций партии Натальи Витренко проходила 12 апреля 2011 года в городе Симферополе на улице Турецкой.

 Заседания и первого, и второго судебных процессов проходили в разных залах судебных заседаний и в разных кабинетах. Было время посмотреть по сторонам, в том числе и с праздным любопытством. Как ветеран Крымских мастерских института «Укропроектреставрация», как искусствовед первой категории свидетельствую о современном состоянии исторического интерьера здания. От внутреннего декора старого времени в «Доме Высоцкого» вообще ничего путного не осталось: другие времена, другие функции, другие нравы… Планировка (внутрянка, как говорят) здания изменилась кардинально.. Представительский шик, который непременно должен был быть в престижном магазине в имперское время, исчез.

 И все-таки один риторический вопрос уж очень хочется задать: кому мешали атланты у парадного входа «Дома Высоцкого» на улице Турецкой?

На фото вверху — Симферополь. ул.Турецкая (вид с ул.Чехова в сторону ул.Крылова).


Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя

Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [2]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [3]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [4]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [5]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [6]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [7]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [8]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [9]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [10]
Улица Турецкая. Автобиографические и краеведческие этюды старожила Симферополя [11]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Помянуть близких в Симферополе все сложнее

Анна КАПУСТИНА

Ливни крымской столицы

.

Владимир Владимирович, помогите спасти город!

Ольга СЕРГЕЕВА