Крымское Эхо
Главное Крымский дневник

Украине ни тогда, ни сейчас крымчане были не нужны

Украине ни тогда, ни сейчас крымчане были не нужны

Конечно, события 2014 года встряхнули весь мир — Крым за свою историю не раз становился поворотным моментом в мировой истории. Поэтому объясним интерес людей в разных странах к нашему полуострову, к тем знаменательным, историческим событиям 2014 года, которые мы сотворили своими руками. И это тот достаточно редкий момент, когда интервью берут у журналистов.

Вот такой получился у нас разговор с Александром Вальдманом, обозревателем на израильском «ИТОН-ТВ». Отнеситесь к моим ответам снисходительно: все же ваш покорный слуга не эксперт, не политолог, не политик. Очень надеюсь, что мои слова отражают настроение большей части крымчан…

— Наташа, я прочитал вашу замечательную статью «В Крыму сломан ход истории. И сделали это мы» — решил с вами поговорить на эту тему в преддверии семилетнего назовем это юбилея. Для евреев, по крайней мере, цифра семь — это очень хорошая цифра. Вы написали: «Может, я не права, но к семилетию референдума у меня сложился почти афоризм (простите за такое нахальство): Россия спасла Крым — Крым спас Россию. Ни больше, ни меньше!» Что позволяет вам так думать, но одновременно с этим и сомневаться («может, я не права»)?

— Нахальство в том, что я не даю какого-то однозначного ответа… Россия спасла Крым — вот это однозначно. Сейчас, спустя семь лет, я разговариваю с людьми, в том числе с территории Украины, и они все признают, что не будь у нас референдума, не будь решения о возвращении в Россию, на полуострове было бы кровавое месиво — потому что…

Знаете, вот когда я разговаривала с коллегами с Украины еще в те, наши украинские, времена, когда они мне рассказывали, что в их городе строятся дороги, открываются новые детские сады, учреждения и т.д., а у нас этого ничего не происходило… Я иногда бывала в Киеве и видела, как он расцветает, становится современным, а Крым в это время хирел, фасады домов рушились, закрывались какие-то предприятия, по дорогам стало невозможно ездить.

Всё это говорило о том, что Крым у Украины — нелюбимое дитя, пасынок. Крым развивался только как рекреационная территория — но для очень узкого круга украинских богатеев. Украина подогревала здесь антирусские настроения, например, у крымских татар, эксплуатируя их боль от насильственного переселения в 1944 году. Мы понимали, что у этих людей есть боевики — это как минимум, не говоря о том, что мы уже видели в начале 90-х годов, как в Крым приезжал «поезд дружбы» под руководством Степана Хмары. И мы знаем, что шёл второй такой «поезд», уже под руководством современных украинских нацистов, который наши мужчины остановили на подступах к Крыму.

Вот это всё говорило о том, что Крым надо спасать. И спасибо всем россиянам и конкретно Владимиру Владимировичу за то, что они Крым спасли. Они нас спасли.

А если говорить о том, как Крым спас Россию… У меня такое ощущение, что Россия после 1991 года катилась как бы сама по себе, тяжело выкарабкиваясь из тяжелейшего кризиса. Если бы это так и продолжалось, трудно сказать, до чего бы она докатилась — тут целый комплекс вопросов: и политическое управление, и экономика, и все остальные не менее серьезные вопросы.

Но случился Крым — и Россия как бы споткнулась, остановилась, оглянулась, задалась вопросом: а туда ли я иду, то ли я делаю?

Она встрепенулась, и это заставило очень многих людей в России, в том числе и политические элиты, реально подумать на такие темы. После 2014 года, например, даже в речах Путина появились очень важные для российской нации слова и понятия. В  конечном итоге, я считаю, это привело в 2020 году к серьезным изменениям Конституции, которая сейчас куда больше похожа на конституцию суверенного государства и которая делает заявку на то, что Россия хочет жить своим умом, а не под внешним управлением.

В Киеве на днях сообщили о принятии документа под названием «Стратегия деоккупации и реинтеграции временно оккупированной территории Автономной республики Крым и города Севастополь». Объявили, что реализована «стратегия» будет за пять лет. Документ, правда, пока никто не видел, но на Украине его с подачи Зе активно обсуждают. Есть ли в Крыму единая точка зрения, для чего Киев решил в очередной раз предпринять дипломатическую атаку на Россию на «крымском направлении»? (Если, конечно, не считать использование крымской темы в качестве громоотвода от событий в Донбассе)…

— Смотрите, документа еще нет, зато есть его название. Если бы сейчас попросить вас прочитать названия всех подобных документов, которые киевская власть за эти годы родила, то, я думаю, на этом надо было заканчивать нашу передачу: таких документов так много, что они приучили нас просто не обращать на них внимания.

Думаю, Киев здесь не самостоятелен. Не думаю, что украинские политические элиты сели и подумали: мол, а как бы нам сейчас отвлечь внимание наших граждан, которые за нас голосуют, от темы Донбасса, на который мы сейчас пойдем войной — давайте запустим вот такой документ, и сразу все наши избиратели вздрогнут, а крымчане и вообще под стол залезут от страха!

Давно известно, что люди, которые работают на иностранные гранты, оживают, когда этот грант заканчивается в надежде получить следующий. Мы знаем, что Украина находится абсолютно под внешним управлением одной заокеанской большой страны, в которой только что сменился президент, который почему-то не только на пресс-конференцию к своим журналистам не хочет идти, но и на несчастную Украину не хочет посмотреть.

— Кстати хочу сказать, что буквально за несколько минут до начала разговора с вами я записывал интервью с американским коллегой, Мишей Герштейном. И мы как раз обсуждали этот вопрос — в том числе почему Байден не звонит Зеленскому. Он об этом подробно рассказал; будет интересно — посмотрите, там любопытная точка зрения…

А теперь я вам задам, может, не очень приятный вопрос. После объявления Украиной водной блокады Крыма, эта проблема остаётся одной из самых главных для Крымчан. На днях глава Госсовета РК Владимир Константинов назвал водную блокаду «попыткой геноцида и физического уничтожения людей», назвал имена организаторов водной блокады – бывших крымских политиков, сбежавших на Украину, а также сообщил, что власти полуострова готовят обращение о возбуждении дела по поводу нанесения региону многомиллиардного ущерба. И здесь сразу три вопроса: Почему за 7 лет проблема осталась нерешённой? Что сделано для ее решения и что планируется сделать? Почему власти Крыма только сейчас готовят некий иск, который больше похож на PR-заявление?

— <При Украине вода в моем доме много лет переставала течь в начале мая, а появлялась под декабрь — и это при том, что канал никто не перекрывал. Сейчас воду подают по графику, и вода у меня есть. Это сейчас главная проблема в Крыму, и власти усиленно работают над ее разрешением>.

То, что произошло с водой, лишний раз и очень однозначно говорит о том, что Украина крымчан в гробу видала в белых тапочках. То есть, ее никогда вовсе не заботило и сейчас не заботит благополучие людей. Украине нужна территория — они об этом все время говорят. А люди ей не нужны.

— Мы уже с вами говорим больше 20 минут, но один вопрос я не могу вам не задать: после принятого под давлением США решения украинских властей о планах национализации предприятия по производству авиационных двигателей «Мотор Сич», в которое огромные деньги инвестировал Китай, заговорили о готовности Китая рассмотреть вопрос о признании Крыма российской территорией. Сообщалось даже о визите представительной китайской делегации в Крым. Как в самом Крыму оценивают такую перспективу?

— У нас про Китай говорили еще в украинские времена. Думаю, что вот это тема о признании Крыма в отместку за «Мотор сич» — это чьи-то политологические измышления из серии «я лучше всех знаю». Россия с Китаем строит, создает куда более серьезные какие-то проекты, которые давно вполне можно было бы обменять на признание Крыма российским. Если это до сих пор не произошло, значит, это все из серии «одна баба сказала», простите.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Белорусская схватка двух йокодзун *

Андрей Никифоров: Украинство лечится, но не в крайней степени

Свободные бороды и несвободный «Колобок»