Крымское Эхо
Архив

Украина в кризисе? Спросите у Бартенева, как из него выйти

Украина в кризисе? Спросите у Бартенева, как из него выйти

<b>Александра Бартенева</b> крымчанам особо представлять не надо. Уроженца Тамбовской области (Россия), выпускника Ленинградского высшего военно-морского инженерного училища на всю сознательную жизнь привязала к себе крымская Феодосия. Здесь он перестал быть военным, получил звание Героя Украины. А теперь — мэр. Просто мэр.
Город он принял в ноябре 2008 года — после внезапной смерти своего популярного предшественника Владимира Шайдерова. «На город» пришел с должности директора Феодосийского предприятия по обеспечению нефтепродуктами.

Александр Бартенев на сессии Верховного Совета Крыма

Украина в кризисе? Спросите у Бартенева, как из него выйти
Интервью с ним мы задумали давным-давно, но всё как-то не получалось: то ему некогда, то выборы, то у нас какие-то планы перебивали настроение. Хотя, как оказалось, друг за другом мы издалека следили, интересовались, кто чем занимается. С нашей стороны был интерес большой: а как город его принял после Шайдерова, все ли получается? Ведь есть такой закон — после сильного руководителя обычно приходит слабый. Здесь, кажется, все обошлось: на выборах в прошлом году Бартенев взял 68,6 процента. Как ни крути, это показатель.

Разговор мы решили начать с простого:

— Александр Владимирович, курортный сезон в городе начался?

— Конечно!

— И — изюминка этого лета?..

— Собственно, это и не изюминка, но, по всем расчетам, мы ждем очень серьезного наплыва отдыхающих. Вода сейчас пока еще холодная, но все, что вокруг нас происходит, дает основания надеяться на серьезную работу летом. Тем более Феодосия, всем известно, курорт недорогой. Несколько дней вода доходила до 21 градуса — и сразу пошли потоки машин. В том числе и белорусских — мы опасались, что их будет мало. Едут и россияне, и из украинских регионов. Да и выходные дни на 1 мая показали, что к нам гости поедут. Готовимся… что могли — сделали. Сейчас СМИ, интернет, все настолько прозрачно… Проснулся, узнал, сколько градусов воздух, сколько — море в Феодосии, на ЮБК — и вперед!.

— У вас есть веб-камеры, через которые можно все это еще и увидеть?

— Пока только одна, но это начало, их обязательно будет много, это очень удобно: легко проследить, например, за охраной порядка. Один раз потратишься — потом будет меньше затрат.

Пляжей у нас много, все бесплатные. Но за услуги придется заплатить — в этом деле мы соблюдаем равновесие, чтобы арендаторы не побросали свои пляжи: понимаете, во что в таком случае могут эти пляжи превратиться. Городскому бюджету, как известно, не под силу взять их на свой баланс и содержать в надлежащем виде. К тому же еще в 2008 году, до меня, в городе произошла денежная переоценка, которая подняла планку за аренду земли в некоторых случаях в 13-14 раз — это не позволяет нам расслабляться и допускать ошибок. И мы беспокоимся за то, чтобы эти пляжи были сданы в аренду, чтобы арендаторы потянули эту плату.

Все пляжи в нормальном состоянии. Постепенно то, что там было понастроено-понагорожено, убирается, но, как вы понимаете, в одночасье это не сделать. Но в нынешнем году мы уже начали эту работу: что можем, сносим; что не можем — подаем в суды. Только по земельным вопросам у нас более 200 исковых заявлений в судах лежит, а в прошлом году мы вернули порядка 60 га земли, за которые не платилась аренда.

В общем, настроение у людей нормальное, у меня — тоже.

— Всех отдыхающих сумеете разместить — в курятниках люди не будут жить?

— Нет-нет, уверяю вас, такого не будет! Тем более на одном из недавних заседаний Совмина принято решение усилить контроль за теми, кто размещает приезжающих. За последние две недели работниками исполкома совместно с налоговой при тщательной проверке обнаружено более 90 не зарегистрированных работников, а это прямые потери бюджета.

— В Крыму вы известны как крутой бизнесмен. И даже Героем Украины вы стали, будучи именно в этой роли. 2,5 года вы работаете «крутым чиновником» — первое лицо в городе, это высоко. Вот всё время говорят: нужно отделить бизнес от власти. Власть у вас хоть и не государственная, но всё же власть, и она тоже должна быть отделена от бизнеса. Во-первых, в какой роли вам легче, интереснее быть? Во-вторых, можно ли реально отделить бизнес от власти — вы же человек опытный, на себе испытавший все прелести. Расскажите!

— Вы меня назвали «крутым бизнесменом» — не совсем согласен: да, я был руководителем в течение 12 лет такого предприятия, как феодосийская нефтебаза, но это же государственное предприятие! А бизнесмен — это, как я понимаю, человек, который работает на свой карман. Я же был наемным руководителем, которому удалось вместе со своим коллективом сделать, ну вообще-то, сказку: когда я туда пришел, «цена» нефтебазы была 2 миллиона 900 тысяч тогда еще, по-моему, рублей. Сейчас же она «стОит» под сотню миллионов долларов. Но вы правы: не понимая, что такое бизнес и не будучи по характеру в широком смысле предпринимателем, нельзя всерьез руководить государственным предприятием. Мне это удалось. Только один пример приведу. Когда Сергей Куницын был главой Совмина, так получилось, что нужно было за два дня найти большие средства на ГСМ для сельского хозяйства, иначе погорел бы урожай. Так вот, тогда наша нефтебаза… открыла транш для Совмина! Вообще, тем, что нам удалось там сделать, я горжусь.

Так вот, возможно или нет разделение бизнеса и власти. Все зависит от человека и от системы. Естественно, это возможно. Где труднее работать — безусловно, проще и легче восстанавливать даже такое убитое предприятие, каким была нефтебаза: там в большой степени многое зависит от тебя. Если ты бизнесмен и тебе немножко дано, и у тебя это в крови, то ты просто идешь шаг за шагом. Я и в Москву ездил, и всех нефтяных генералов объехал. Я пришел — было 16 миллионов долларов долга, и были они в основном от перевалки бензина и дизельного топлива. Одну греческую компанию тут просто обманули — не знаю, что там с ней сделали — но прошло 2,5 года, и руководитель этой компании (а он всемирно известен, ему по его одному только звонку дают кредиты повсюду в мире) прислал ко мне своих людей, они приехали, пожали мне руку и сказали, что на Украине это единственное предприятие, честно рассчитавшееся по долгам.

Это одна ситуация.

Когда же приходишь руководить городом, и у тебя нет никакого ресурса, прежде всего — финансового… Главное, ресурса профессионалов тоже нет! Люди работали в исполкоме годами, но… Никого не хочу обидеть, но это проблема. Сегодня можно было бы собрать этот ресурс, но люди не идут — они видят, как я сегодня тружусь, день и ночь, и труд этот пропадает втуне. Они меня знают, уважают, но они мне говорят: извини, дорогой, за 2200 гривен или, там, за 3000 гривен мы к тебе при всем к тебе уважении не пойдем. Понимаю, что нужно искать источники, но где их сегодня найти?

Более того, сегодня молодые люди вообще не идут в исполнительный комитет. У нас есть выпускники академии, я стараюсь уделять особое внимание молодежи, обновлению, и люди, которые строят свою карьеру, готовы ко мне прийти на работу — но к сожалению, мужчин среди них очень мало: и по одной лишь причине, что зарплату мы им дать можем слишком маленькую.

А так … настолько тяжело… конечно, можно говорить «крутой», если не знаешь, что такое город со всеми его проблемами. Скажу так: быть сегодня мэром, даже такого любимого мной города, как Феодосия, — это не испытание, это мучение. И я отвечаю за свои слова.

— Такие мучения по причине отсутствия нужного законодательства?

— Говорю вам откровенно: даже те полномочия, которые были, потихонечку забираются. Есть закон о местном самоуправлении, где сказано, что мэр отвечает за всё! А вот полномочий, чтобы реализовать все обязанности, зачастую нет.

— Вы, насколько я понимаю, человек состоятельный, вас не надо особо манить большой зарплатой, вы и на 4 тысячи не сильно обидитесь. А вот как быть в другом городе, где мэр не имеет «жирка» от бизнеса — получается, что это прямо-таки открытые двери, ворота для захода бизнеса к мэру с тугим конвертом. И тогда уже бизнес начинает диктовать, где что строить и кому какой кусок земли отдать.

— Я вас понимаю. Давайте возьмем нашу уважаемую (я говорю в прямом смысле этого слова!) милицию. Нормальные ребята оттуда просто уходят. Так сложилось, что государство не может обеспечить достойную жизнь их семьям. И та же ситуация — с работниками исполкома. Есть люди, готовые трудиться, но им обеспечены конфликт в семье, потеря здоровья — и это в том случае, если руководитель города готов трудиться на благо людей по-честному. Я не завидую этим людям.

Не говорю, что не могу прожить на зарплату, но я и не пришел сюда, чтобы заработать. Давно понял, что в Феодосии нельзя рассчитывать всерьез обогатиться: земли — ни куска, здания — ни одного и так далее. У меня бизнеса своего сегодня нет, и я помню тот момент, когда мне приписывали какие-то миллионы… это настолько смешно! То, что я заработал, это официальные деньги.

— Скажите, почему тогда список претендентов на мэрское кресло на выборах содержит десятки фамилий? Чем это место так намазано, если там так трудно работать?

— Вы мне назовите мэров, кто каким-то образом о себе забыл? Это как бы естественно: если государство о тебе не беспокоится… Нет идеальных, совершенно чистых и пушистых, нет! Естественно, видя, что происходит, когда вокруг соблазны, и речь идет о многих миллионах долларов, а на другой чаше весов — просто кусочек земли… Некоторым мэрам поселков, которые просидели в том кресле десятки лет, уже и делать-то ничего не надо — только подписывай нужные бумаги нужным людям. Но сегодня это мифы. Удивляюсь людям, которые этого не понимают — это понимают разумные люди и сюда не идут.

— Получается, что в такую ситуацию загнало вас, мэров, а еще милиционеров, учителей, врачей — в общем-то, всех бюджетников (учитель высшей категории получает зарплату в 1300 гривен!) наше государство. Что делать? И как долго протянет такое государство? Делает ли оно какие-то шаги, чтобы это исправить — вы их видите?

— Скажу. Знаете, когда были выборы, я себе сказал: если люди проголосуют за меня процентов 25 — 30, (а этого было бы вполне достаточно, чтобы стать мэром), то я уйду. Для Феодосии это не поддержка, я не смогу работать при таком проценте согласных со мной. Но так случилось, что мне доверили в процентом отношении больше всех из мэров. И у меня сегодня нет права пренебречь отношением людей, не оправдать их надежды.

Не завидую нашему президенту как человеку. Был бы он моим отцом, я бы все сделал, чтобы отговорить его от того, чтобы он пошел в президенты. Вы же понимаете, на что он пришел. Так же и у меня — на что я пришел… Уверен, есть такие люди, которые идут во власть не для дерибана, и слава богу! К сожалению, их очень мало, а молодежь уже иначе воспитана. Они мне говорят: нет, Александр Владимирович, я лучше заработаю на рынке свои две тысячи долларов, а через год я еще один ларек поставлю и тогда буду иметь шесть-семь тысяч. И это, к сожалению, истина. Но я уверен, у нас все наладится, потому что альтернативы нет.

Конечно, сегодня президенту тяжело и мэрам не легко. Но другого выхода нет, надо потихонечку двигаться вперед.

— А вы видите, что есть хоть какие-то наметки того, что в государстве эту проблему понимают и над ней работают?

— Наметки, конечно, есть. Самое главное, есть желание президента сделать из Украины настоящую страну. И я, сколько у меня хватит сил — а это ответственные слова, я к ним очень ответственно отношусь, — чтобы таких людей, как Василий Георгиевич Джарты… нет, почему вы смеетесь? Нет, я вам поясню…

— Вот, поясните, пожалуйста, что у нас сейчас за мода такая, в каждом абзаце про Василия Георгиевича вспоминать?

— Не улыбайтесь! Лучше ответьте на простой вопрос: под чьим еще руководством Крым получал такие деньги? И еще вопрос: а что могут сделать сегодня Крым, мэры городов, руководители районов на тот скуднейший бюджет городов и районов? Ни-че-го!

— Согласитесь, если наши высокие должностные лица будут так часто вспоминать нашего крымского премьера, дело лучше не пойдет. Ведь это просто режет слух и заставляет вспомнить «дорогого Леонида Ильича».

— Да, он человек жесткий — а не жестким сегодня нельзя быть. Почему сегодня Крым не смог выдвинуть такого же жесткого человека? А вот у нас на разных партийных собраниях благодарят Василия Георгиевича… Например, он недавно сказал одному мэру: я знаю, что Совет министров сделал — а что вы конкретно сделали? И он правильно говорит, поверьте мне! Это не какой-то там подхалимаж, такой сегодня человек нужен Крыму. Я говорю вам искренне: мэры городов, поселков говорят искренне. При всей жесткости и требовательности он все время говорит в десятку. Мы сегодня не смогли бы выжить на те деньги, что у нас есть. А он человек, под которого заходит ресурс.

— Раз у нас пошел совсем уж откровенный разговор… Ответите ли еще и на такой вопрос: мне в последнее время все чаще стали встречаться люди, которые разочаровались в том, что они на выборах голосовали за Партию регионов. Есть ли такие настроения в Феодосии? И если с ними встречаетесь, как вы на них реагируете?

— Безусловно, есть! Было бы неправдой, если бы я сказал, что все хорошо и замечательно. Когда ПР пришла к власти и разобралась, что до нее натворили, что наделали — и не только Юлия Владимировна, то мною овладевает ужас, мы хватаемся за голову.

— В принципе, люди, на мой взгляд, выдвигают два требования: первое — почему у нас не развиваются отношения с Россией и второе — социально-экономическое положение семей все более ухудшается.

— Осмелюсь претендовать на истину: момент, связанный с Россией, уже немного позади.

Да, сегодня тяжело, кризис во всем мире, и Украина не в первых рядах тех, где легче живется. И это накладывает отпечаток на всю жизнь. И я вас уверяю, что ничего более важного, чем социальные вопросы для простых людей, у государства нет. Есть руководители, которые живут среди людей, хорошо знают их проблемы. Но мы не боги — поэтому идем к людям, объясняем, просим у них совета. И такие встречи чаще всего заканчиваются пожеланиями: дай вам бог здоровья!

Такие проблемы возникают у любой партии в любой стране, которая приходит к власти. Тем более они будут в такой молодой стране, как Украина. По-другому быть и не может. Месяца три-четыре назад у руководителя сейма Польши, когда он приезжал на Украину, спросили: как у вас восприняли реформы, которые сейчас проводит наша страна? Он ответил: недовольных было много — да, потеряли рейтинги, многие должности потеряли, но, когда реформы заработали, они страну вывели из кризиса! И жители Польши благодарны за смелость и решимость своих лидеров.

— Вы надеетесь, что Партия регионов выведет Украину из нищеты?

— Я не надеюсь — я уверен. А разве есть другая партия, которая может это сделать лучше? Уже у власти эти другие партии были — где результат? Да, тяжело, да, немало ошибок, но ничего идеального нет. Путь один — идти в люди и разъяснять, чувствовать, чем они живут, жить их проблемами и делать все, что сегодня можешь. А люди поймут. По себе вижу — когда они видят, как истово мы отдаемся работе. Они все понимают и верят нам.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Прокуратура на костях?

Олег ШИРОКОВ

Страна малых дел

.

Мустафа Джемилев недостоин Нобелевской премии!

.