Крымское Эхо
Архив

Украина нам изменила

Украина нам изменила

СУДЬБА МОЕЙ СТРАНЫ В СУДЬБЕ МОЕЙ СЕМЬИ

Анастасия СЕЛЕЗНЁВА

Нам всегда кажется, что жизнь одного человека на фоне целого общества является незначительной. Ведь что такое один человек против огромного количества таких же, как он? Однако же мы забываем, что пирамиды тоже строились камень к камню. Общество есть результат объединения каждого отдельного человека со всеми остальными, а значит, судьба любого из нас тем или иным образом влияет на процессы, происходящие в нем. Человек творит судьбу как свою, так и того, что находится вокруг него. Поэтому все люди находятся в зависимости и от своих решений, и от последствий решений тех, кто их окружает.
Украина нам изменила
Я родилась в семье русских родителей, однако же местом моего рождения является живописная Украина. Поэтому с самого детства я воспитывалась в поликультурной среде, отчего мне близки как украинские песни, так и славные рассказы отца об истории государства Российского.

За мои 17 лет на территории Украины происходили многие процессы, как хорошие, так и не очень. Но ни один из них кардинально не вмешивался в привычный ход жизни моей семьи, отчего нельзя сказать, что жить было хорошо или плохо благодаря тому, что делала страна: мы сами строили и фундамент, и стены, и крышу нашего дома.

Однако 2014 год для многих жителей Украины станет годом, когда их жизнь кардинально изменилась. Когда случилось фактически внешнее вмешательство в семьи жителей государства. Когда привычное течение было нарушено. Когда происходящих процессов невозможно было избежать. Мы все были вовлечены в события, начало которым было положено в ноябре 2013 года.

Кто-то был более активным, кто-то старался держаться в стороне. Но чем стремительнее разворачивалось действие, тем сложнее было оставаться равнодушным. Этот год стал символичным и переломным в судьбах многих людей. Он выявил, возможно, и наилучшие, и наихудшие стороны человеческой личности. Разрушил семьи или создал новые союзы.

Что касается меня и моих родителей, то мы стали невольными свидетелями войны, которая развернулась на Донбассе.

С того времени, как всё началось в Киеве, я и мой отец были вовлечены в события на расстоянии — читали и вникали в информацию, которая появлялась на просторах Интернета. На самом деле киевский Майдан на целый год стал неотъемлемой частью жизни каждого человека, ибо эта тема обсуждалась повсюду, в том числе и на школьных занятиях.

Лично мне было интересно наблюдать, слушать и анализировать, так как за всю мою недолгую жизнь с таким масштабным явлением в обществе я столкнулась впервые. Можно сказать, что обсуждение происходящего в какой-то мере сплотило мою семью. Отец с университетских лет увлечен историей разных государств, поэтому мне было интересно принимать участие в разговорах, направленных на выявление закономерностей и подтверждения теории о том, что мир цикличен.

Таким образом я черпала из нашей полемики что-то полезное для себя. На ситуацию мы смотрели больше как на явление, которое случилось по естественным причинам, и нельзя сказать, что мы были серьезными приверженцами какой-то из сторон. Старались всё же быть объективными. Однако ситуация развивалась, и никто не ожидал, что она может привести к настоящей войне.

Стоит заметить, что, даже тогда, когда мы увидели первых людей в военной форме, первую военную технику на улицах и узнали о первых обстрелах, даже тогда, несмотря на осознание того, к чему всё идёт, мы не покинули свой дом. В нашей квартире не было состояния шока или траура, семья старалась жить обычной жизнью, как жила и до этого. «Бояться начнем, когда появится то, чего действительно следует бояться», — вот что стало главным лозунгом на тот момент.

Нас отчасти злила атмосфера всеобщего нагнетания и состояние паники у людей, когда ещё ничего не происходило. Мы знали: что-то должно начаться, но до той поры не видели смысла во всеобщей истерии.

Но события всё же развивались. Мы стали слышать первые обстрелы на окраинах города. Однако для себя я решила не паниковать, какая бы ситуация ни случилась в дальнейшем: в критический момент у меня, как у самого молодого «мозга» нашей семьи, обязан был быть трезвый и не затуманенный страхом рассудок, чтобы можно было думать, как быть и что делать в случае опасности. Мне было интересно, смогу ли я выполнить обещанное себе.

До сих пор вспоминается «день истины», так как ощущения, полученные тогда, останутся со мной ещё надолго. Неделю спустя, находясь в более безопасном на тот момент от дома месте, одним из вечеров я решила сесть и записать то, что произошло. То, что не следовало бы забывать.

…Мне кажется, я никогда не забуду этот звук. Этот оглушающий грохот. И то, как содрогнулись земля и воздух. Меня вынесло из постели, как с раскалённой сковородки, и всё, что я тогда была способна сказать, было «о боже, началось». И бежать из комнаты, хватая на ходу одежду, туда, где находились родители. Уже без лишних объяснений стало понятно, что начался миномётный обстрел. Причем возникло ощущение того, что всё происходит прямо над нашей крышей. Под этот грохот я ринулась к отцу с вопросом, что делать. Он подумал и сказал нам с мамой идти в ванную, а сам остался в коридоре.

Когда еще после первого удара я выбегала из комнаты, то споткнулась об испуганную кошку. Мне хотелось её подхватить, но она не давалась. Сейчас же, когда я зашла в ванную и села, первым моим криком было: «Папа, кошка! В моей комнате! Пожалуйста!»

Где-то на минуту удары прекратились, и в этот перерыв, пока было тихо, моя любимица была отдана мне на руки. Теперь я сидела и думала. И единственная мысль, выстукивающая тысячью мелких молоточков в моей голове, была, словно последний крик отчаявшегося: «За что!?» Даже в эти минуты не было пролито не единой слезы, хотя я слышала, как сидела и пыталась сдерживать слёзы рядом мама.

Но нужно сказать, что в момент настоящей угрозы семья наша, наверное, всё же продемонстрировала некую долю мужества. Судьба нашего существования решалась просто у нас над головой, однако даже в эти минуты, несмотря на подрагивающие связки, и мама, и отец, и я в том числе умудрялись сидеть, разговаривать и где-то даже шутить.

Я же, анализируя случившееся позже, подумала вот о чем. Говорят, что на грани жизни и смерти или в каких-либо критических ситуациях человек думает о самых дорогих людях. О ком думала я? Да ни о ком. И поняла, что все эти рассказы не имеют ничего общего с реальной действительностью. Когда ты находишься в подобной ситуации, то не вспоминаешь всех, кого любишь. Твоя жизнь перед глазами не мелькает. Все эти рассказы слишком театральны — когда понимаешь, что жизнь может быть решена одним снарядом, ты не думаешь о том, как обернется жизнь других, если с тобою что-то случится – тебе просто хочется выжить.

Это было [url=http://video.bigmir.net/show/461307/]первое июля 2014 года[/url].

Однако в тот день всё более-менее обошлось. Практически всё. Снаряд попал в дом, но не с той стороны, где жила я. Зато залетел в, наверное, единственную пустующую на тот момент квартиру, проделав дыру в стене. От ударных волн также пострадали стёкла всех подъездов и многих квартир. После того, как на последствия произошедшего посмотрели мои родители; после того, как увидели, в каком количестве начали, мгновенно собравшись, уезжать люди, стало ясно, что оставаться дома теперь нежелательно.

Однако они не могли прийти к общему согласию, куда отправить в первую очередь меня. Принятое решение было слегка неожиданным для всех, и сумки мне также пришлось собирать на скорую руку в то время, как внизу уже поджидало вызванное такси. В тот раз мы с мамой поехали к родственникам, живущим в более безопасном месте.

<iframe width="560" height="315" src="//www.youtube.com/embed/uQ0rkRGsjIA" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Однако через несколько дней на одни сутки нам снова пришлось вернуться. За время нашего пребывания за пределами дома были приняты уже более взвешенные решения, и в Северодонецк мы с мамой возвращались, чтобы собрать веши, поскольку было принято решение окончательно уехать с Донбасса. Правда, пока ещё не был придуман способ, как это сделать.

Когда в тот день я вернулась в родной город, меня поразили пустота и безмолвие его некогда шумных улиц. Создалось впечатление, что в нем не осталось ни единой души. И я поймала себя на мысли, что та мёртвая тишина была ещё более пугающей, нежели звуки громыхающих орудий за окном. В ту ночь в городе ничего не произошло, и нам удалось уехать на следующую «станцию временного пребывания» без особых затруднений.

Зато на следующий день случившийся обстрел задел уже и нашу квартиру, и гостиницу возле моего дома. Квартира осталась без стёкол — в гостиницу же влетел сам снаряд и разворотил её часть. В ту ночь дома находился отец. Он-то и стал человеком, который после пережитого второго раза определил всю нашу с мамой дальнейшую судьбу.

Если сравнивать с тем, что пережили многие люди из других городов Донбасса, можно сказать, что мне и моим родителям повезло. Но, несмотря на это, события, коснувшиеся непосредственно Северодонецка, изменили привычное течение нашей жизни.

<iframe width="560" height="315" src="//www.youtube.com/embed/QLZJzr4xv0Q" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Когда я вспоминаю ноябрь прошлого года, когда только вышел Майдан в Киеве, декабрь, когда события развивались, однако мало кто задумывался над тем, к чему всё может привести, то осознаю, что и представить себе не могла, как много раз в течение одного года мне придется менять место своего проживания. До нынешнего лета я вела себе вполне умеренную жизнь и представляла, что единственная вещь, которая кардинально изменится в моем ближайшем будущем, – это переезд в город, где я буду учиться в университете. Но 2014-й показал мне, что ничего нельзя предугадать на сто процентов.

Я скучаю по своей уютной комнате, по городу, который ещё долго не сможет обрести тот вид, в котором его любила. Некогда цветущий Северодонецк превратился в обилие людей в форме и с автоматами, ровно залитый асфальт теперь во многих местах испещрён следами танков, а ямы от воронок напоминают о том, что пережили жители этого города. Но главное – там по-прежнему остаётся мой отец, который не хочет покидать свой дом, как не хочет покидать своих птенцов заботливая мать.

Таким вот образом судьба страны, в которой я родилась, переплелась с судьбою моей семьи, которая прожила там около двадцати лет своей жизни. Изменилась Украина – и изменилось в корне привычное течение моей жизни и жизни моих родителей.

Но страна – это прежде всего общество, и каждый человек является звеном в одной большой цепи. Изменилась не страна – изменились люди и судьбы людей, населяющих её. А это повлекло за собою череду изменённых судеб других. Всё взаимосвязано…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Натовской прислуге армия не обязательна

Алексей НЕЖИВОЙ

А вообще у нас Судак рыба называется

Последний партизанский командир

Андрей МАЛЬГИН