Крымское Эхо
Архив

Украина как могильщик НАТО

Украина как могильщик НАТО

ЭТО УЖЕ НЕ ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Андрей Окара (на фото) — из тех немногочисленных, можно сказать, штучных, политологов, которые великолепно разбираются как в российских, так и украинских событиях. В Москве Андрей возглавляет Центр восточноевропейских исследований. Причем взгляд на происходящее у него свой, особенный — кстати, у него есть весьма посещаемый свой [url=http://blogs.pravda.com.ua/authors/okara]блог[/url] в интернете, на сайте «Украинской Правды».

Он частый гость в Крыму, неплохо знает наши крымские реалии, знаком со многими политиками и учеными-политологами. Поэтому, встретив его на очередной ученой тусовке — круглом столе «Проблемы безопасности Причерноморья и нейтральный статус Украины», мы не удивились: знаем, что Окаре есть что сказать по данной теме.

Мы не упустили возможности побеседовать с ним после его выступления с докладом.

— Андрей, вы имеете взгляд на события, отличающийся от других, — и тем он интересен. Выход российского Черноморского флота на боевое дежурство, присутствие «гуманитарной помощи» американцев в Черном море — о чем это свидетельствует? Это тот самый сдвиг тектонических плит в политике, о котором вы говорили в своем выступлении?

— Некоторый сдвиг случился уже после российско-грузинской войны. Признание США Косово и, соответственно, признание Россией и Никарагуа Абхазии и Южной Осетии, — это похороны ялтинско-потсдамско-хельсинского мира. Шире — это похороны вестфальской системы мироустройства, в которой определяющими субъектами являются национальные государства и в которых доминирует принцип суверенитета таких национальных государств. Это хоронит и систему международного права — она гибнет, потому что в новых условиях нет эффективных наднациональных органов, способных контролировать исполнение международных конвенций и решений международных судов. Соответственно, все резолюции ООН, Совбеза ООН и других организаций малоэффективны, потому как принцип консенсуса позволяет любой стране — члену Совбеза — заблокировать любое решение. Международное право как форма защиты и гарантий для слабых и малых государств полностью рушится.

В новой системе глобального устройства, я думаю, эти вопросы будут решаться консенсусом новых глобальных игроков. После российско-грузинской войны уже неактуально говорить об однополярном мире — наряду с США, Китай, ЕС и в меньшей степени Россия — это уже полюсы. Четырехполярный мир — это новая реальность.

— Нас просто накрыла очередная эпоха перемен. С позиции обывателя если посмотреть, — чем это нам грозит?

— Глобальный кризис несет, на самом деле, не кризис доллара, как с самого начала всем казалось, а его временное укрепление. Американская финансовая система оздоровляется, избавляясь от гигантского пузыря дерривативов, дутых рейтингов и прочих финансовых симулякров, надутого гениальными финансовыми аферистами с Wall Street! Кстати, если доллар рухнет, ничего хорошего ждать не приходится — видимо, начнется самая настоящая гоббсовская «война всех против всех», поскольку сейчас он является не только основной резервной валютой, но и единым эквивалентом.

— А в геополитическом плане что изменится?

— Я верю в перспективы проекта, основанного на стратегических интересах Восточной Европы, России и Украины, с одной стороны, и с другой — Западной Европы. Планы создания восточноевропейского анти-НАТО оказались призрачными, в рамках СНГ все существующие формы интеграции либо фиктивны (Союз РФ и Беларуси), либо неэффективны (ОДКБ, ЕврАзЭС, ГУАМ). Главная причина неэффективности в том, что Россия слишком велика и привыкла во всем абсолютно доминировать. Поэтому любые интеграционные проекта в рамках СНГ с участием России — ассиметричны и прямо противоположны по своей структуре ЕС.

А вот система безопасности, в которую бы входили Германия, Франция, Россия, другие западноевропейские и, возможно, центральноевропейские страны, а также обязательно Украина, и не входили бы США, Канада и Китай, — могла бы иметь серьезные перспективы. Но пока это лишь ориентир, идеальный образ — разумеется, США делают всё, чтобы такой проект не реализовался. Украинские политики, которые возьмут курс на подобный геополитический формат, будут успешны и перспективны. Те же, кто будет стараться «впихнуть» Украину то ли в НАТО, то ли в ОДКБ, делая ее сателлитом то ли США, то ли России, — окажутся в проигрыше.

— То есть, вы считаете, пойдет сближение России и Западной Европы?

— Оно уже идет… Но пока медленно: разумеется, США этого боится и потому сопротивляется. Кроме того, перспективной и влиятельной организацией мне представляется ШОС — хорошо бы Украине стать там наблюдателем или ассоциированным членом.

— Хорошо всегда дружить против кого-то третьего…

— Совершенно верно. Дело в том, что здесь есть и третий, и четвертый, и пятый. Третий — это США, четвертый — Китай, пятый — арабский мир, который набирает обороты и который представляет реальную проблему в том числе и для России. Единственно, если арабский, исламский мир сможет консолидироваться вокруг Ирана или вокруг арабских стран.
В России в начале 1990-х была популярна идея о союзе с исламскими странами против Америки, но уже в нынешней ситуации Америка будет казаться меньшим злом по сравнению с глобальным исламом, точнее, исламом как глобальным политическим фактором. Тут в чем проблема: этот фактор не просто живет на исторических землях — он вторгается в западноевропейскую и в нашу цивилизацию. Количество азербайджанцев в Москве никто не может назвать определенно, даже МВД, но считается, что два миллиона уже есть точно.

— Вы отлично разбираетесь в ситуации на Украине. Место Украины во всем этом раскладе где?

— Спасибо, стараюсь. У Украины изначально есть три проекта. Первый — условно говоря, Украина как Малороссия — такая идентичность популярна, кстати, в Крыму. В такой системе ценностей Украина не является центром развития, центр — это Москва (или Петербург до революции), а Украина должна быть провинцией. Другая идентичность — Украина как «антиРоссия». То есть всё нужно делать так, чтобы только «не як в москалiв».

Но у Украины, я думаю, в отличие от Беларуси, есть третий, альтернативный, сценарий идентичности, который заключается в том, что Украина сама может стать субъектом и центром развития. Тогда как два первых не рассматривают Украину как субъекта. Для многих крымчан «истинный свет» светит только из Москвы, а Киев — это так, провинция, ацтой. Ну а украинцы с признаками национального самосознания — это прям недочеловеки какие-то.

— Что-то вы круто сказали: «недочеловеки» — это, по-моему, только мнение ярых читателей «Крымской правды».

— Не только читателей, но и писателей. Но третий сценарией развития предполагает субъектную элиту — только она может направить развитие Украины по новому пути.

— А есть на Украине такая элита?

— Есть — я сам знаю немало таких людей! Но по преимуществу они невостребованы, заняты либо какой-то ерундой, либо самовыживанием. Потенция есть, люди есть, но необходим формат, в котором они будут востребованы. Я думаю, что Украина с ее политической системой — очень перспективная и многообещающая страна. Это при том, что почти все украинские политики (за редким исключением) — натуральные ничтожества.

— У единой Украины — вы не видите признаков ее раскола?

— Возможности к расколу есть у любой страны. По поводу раскола России тоже есть, кстати, много угроз — прежде всего, это кавказский, китайский и поволжский факторы. По поводу украинской ситуации — да, через Украину проходит два цивилизационных кордона, один из них — с исламской цивилизацией у вас в Крыму. Но, думаю, с точки зрения политической культуры у Донецка больше общего, чем различий, со Львовом, чем с Ростовом-на-Дону, который рядом.

— М-да, как-то немного необычно. Нам тут, в Крыму, кажется, что со Львовом нас слишком много разделяет.

— Вас разделяют по преимуществу какие-то виртуальные страхи — например, по поводу так называемых «бандеровцев». Народ на Востоке Украины напуган гипертрофированным образом злобных галичан — вот, в центре Симферополя Грач даже памятник поставил «жертвам бандеровцев». Ну а галичане реально напуганы — образами восточноукраинских «москалів». Но это всё страшилки и газетные привидения — спросите об этом «Крымскую правду», как это делается.

А реальная политическая культура, которая в Украине не сакрализирует верховную власть, заставляет надеяться в основном себя, а не на государство. В Украине не так сильно боятся хаоса и неопределенности, как в России. Но, что плохо, слабо развито геополитическое мышление.

Кроме того, часть российской элиты взяла курс на раскол Украины, поэтому в Крыму активно спонсируются различные сепаратистские акции, перформансы, политические движения и СМИ. К сожалению, раскол Украины — это часть американского плана, в который затягивают наиболее недальновидных россиян, апеллируя к их «патриотическим чувствам». Ну а как крымские политики участвуют в этом — это достаточно смешно: мне приходилось видеть некоторых крымских политиков в Москве с протянутой рукой и с оправданием своих непомерных расходов.

— Сегодня на круглом столе очень много говорили о НАТО — а с вашей точки зрения, что такое НАТО?

— Это организация, занимающаяся защитой популяции гренландских китов! (Шутка.) Можно так определить: это клуб победивших в третьей мировой («холодной») войне. По своей геополитической сущности и содержанию НАТО — это фактор давления Америки на Европу.

— Вы даже сказали, что это американский инструмент…

— Да, хотя в последнее время он дает сбои: чем больше самоопределяются страны Западной Европы, тем более антиамериканскую позицию они занимают. Понятно, что эти страны против вступления Украины в НАТО — еще один добровольный сателлит США под боком им не нужен. Ну и еще есть причина, почему не хотят принимать Украину в свой геополитический клуб: зачем им чужие проблемы. Допустим, Украина вступит в НАТО, а Россия и Румыния выдвинут территориальные претензии.

— И что тогда?

— Думаю, тогда НАТО самораспустится.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Медицина двойных стандартов

Об улице Горького и журналистском профессионализме

Юлия ВЕРБИЦКАЯ

Политические репрессии «оранжевого режима»

.