Крымское Эхо
Архив

Украина, я бы сказал, в Европе одна из самых демократических стран

 Что-то многовато в последнее время появляется желающих «курировать» Крым. Одно из двух: либо автономия в их, «кураторских», глазах — дитя неразумное, которое водить за ручку нужно, обводя вокруг луж и ям, либо — источник еще неподеленных богатств. Впрочем, если поглубже заглянуть в проблему, наверное, обе эти причины имеют место быть.
Есть еще и третья причина — взращивание своего электората. 

Только навскидку, не утруждая память: от Партии регионов Крым «курирует» почти демоничный Антон Пригодский (если вспомнить, сколько вокруг этого имени накручено земельных скандалов); от президентской «Нашей Украины» — несравненная теледива Ольга Герасимьюк. Теперь вот — молодой, энергичный и оч-чень образованный Юрий Бут. Он тоже народный депутат, и тоже входит в НУНС, но — уже от «Народной самообороны». На днях он побывал в Симферополе — и как раз для того, чтобы заявить широкой общественности о своей новой «должности»: он — куратор автономной республики!

Юрий Бут

«
Общественность в лице весьма немногочисленных журналистов его выслушала, лениво задав пару вопросов (исключением стало «Крымское Эхо» — нам показался этот нардеп вполне интересным, и мы засыпали его темами для ответов). Судя по СМИ, волну он поднял небольшую, резонанса почти не было. А мы считаем, что каждое мнение интересно. Тем более, свое «начальство» нужно знать — и не только в лицо, но и то, чем он живет и чем дышит. Посему мы решили дать запись пресс-конференции, которую Юрий Бут дал в Симферополе, в стенографической записи — по нашему обыкновению, дословно и без комментариев: знаем, что наши внимательные читатели сами смогут во всем разобраться. Мы ведь понимаем: каждое слово, сказанное представителем провластной силы, ценно уже само по себе. За каждым из них таится, может быть, какой-то смысл. Поэтому мы постарались не потерять ни единого слова.

Итак, Юрий Бут — народный депутат Украины от блока «Наша Украина — Народная самооборона», голова подкомитета Верховной Рады Украины по вопросам формирования судейского корпуса Украины. И первое, с чего начал народный депутат, весело усевшись за стол в Информационном пресс-центре, — попросил задавать ему вопросы. Увидев недоуменные лица журналистов, поправился:

— Может, я для начала сделаю вступительное слово? Моя фамилия Бут — Борис, Ульяна, Тимофей. Юрий Анатольевич. Я 1967 года рождения, родился в Черниговской области, в Украине. После этого уехал учиться в Москву. 20 лет жил и работал в Москве. Закончил два высших учебных заведения — училище Верховного Совета, кремлёвское, потом военный институт иностранных языков, юридический факультет, нынешний военный университет. Преподавал в Москве, работал на разных должностях административных. Последнее время я руководил международным центром Академии президента России.

В 2002 году принял гражданство Украины и вернулся на Украину, на батькивщину. Открыл свою юридическую компанию, консалтинговую, преподавал, я доцент, кандидат юридических наук. В 2007 году, по предложению, по приглашению Юрия Витальевича Луценко, принял предложение идти в блоке «НУНС» в Верховную Раду Украины. С 2007 года — народный депутат, возглавляю подкомитет в Комитете правосудия по вопросам формирования судейского корпуса Украины. Женат, имею сына. Живу в Киеве сегодня.

Вот вкратце всё. В моей биографии. Давайте рассматривать нашу пресс-конференцию в виде диалога.

— Вы указали, что занимаетесь вопросами заповедника…

— В том числе, в том числе… Я не могу заниматься сам, занимается национальная комиссия при президенте, а я как депутат, как субъект законодательной инициативы, могу в той или иной мере, могу вносить свою лепту, свою частицу в этот огромный пласт, который только начинается реформироваться; реформирование началось с 1992 года, поэтому я индивидуально… Я не могу так ставить вопрос… У меня докторская диссертация по теме, я на украинской мове могу сказать: «Державна целитарна модель Украины, диалогово-согласительное управление». Я предлагаю новую модель госуправления. В этой связи и как раз реформирование судебной системы. Я как раз только прилетел из США, были в Вашингтоне в составе делегации. Парламентской. Нашей делегации. По обмену опытом, так скажем, по изучению опыта американского, именно судебной системы США. Там другая правовая система, я отмечал, англо-саксонская, у нас — европейская, или континентальная, правовая система, в Украине. Есть отличие. Но кое-что, подчеркиваю, кое-что, буквально 5 процентов из ста можно почерпнуть из системы американской.

— С какой целью вы приехали в Крым?

— В Крым? Я открываю здесь общественные приемные, я как куратор Крыма, народный депутат, я куратор Черниговской области и АРК. Поэтому я день работаю сегодня в Симферополе, завтра — в Севастополе. Общение с прессой, с председателями судов, общение, встреча с прокурором, встреча в УВД, с председателем Верховного Совета Крыма…

— А чем будет заниматься общественная приемная?

— Общественная приемная? Общественная приемная народного депутата будет заниматься приемом граждан, их предложений, жалоб, заявлений.

КЭ: — Так у нас же Крым курирует Ольга Герасимьюк — она уже открыла общественную приемную!

— Герасимьюк? Она, видимо, куратор от «Нашей Украины». А в нашем блоке — девять…

КЭ: — И от каждой партии будет своя приемная?

— Да! Да, девять партий, девять общественных приемных. Маем те, що маем.

КЭ: — Поделитесь опытом: как люди из чужих стран, тем более из такой нелюбимой вашими соратниками по партии северной соседки становятся народными депутатами Украины?

— Я бы не стал так про чужестранцев… Россия для нас не чужая страна, насколько я знаю… Я сам, видите, общаюсь с вами на русском языке, я вроде бы русофил, я как бы за тесные отношения с Россией. И чужестранцы россияне — я бы так не говорил, это немножко некорректно.

В чем секрет? Я думаю, что, может быть… может быть для Луценко я был тем необходимым достаточным субъектом, членом команды, которого ему недотставало, а теперь занимает ту нишу… В частности, я как раз профессиональный юрист, адвокат, очень много занимался в Москве… И право наше, советское право, когда стало российским, и наше, украинское право, они очень близки. Похожи наши правовые системы. И наше право, украинское, отстает от России в этом плане лет на пять, на шесть не меньше, я вот сравниваю законодательство России, Украины. В этих вопросах есть чему поучиться.

А что не устраивает в судебной реформе… Эта проблема начала подниматься с момента возникновения Украины как самостоятельного государства, при президенте Кравчуке и при президенте Кучме. Они своими указами ставили задачу реформирования судебной системы. Но, к сожалению, она пробуксовывала в силу, может быть, нежелания, неумения некоторых должностных лиц, которые отвечают за ее проведение. На сегодняшний день президентом Украины издано несколько указов в части, касающейся реформы судейской системы.

Почему ее надо реформировать? Но, прежде всего я как народный депутат и как руководитель подкомитета, отвечающей за формирование судейского корпуса … То есть у нас не усовершенствована система подбора и формирования судейских кадров. У нас, к сожалению, не отвечает требованиям и Европейской конвенции и в целом Конституции Украины подбор и формирование судей. На сегодня у нас, к сожалению, большой некомплект — практически в каждой области в Украине не хватает профессиональных судей (по данным газеты «Сегодня», на Украине 18 судов имеет лишь по одному судье — Н.Г.). Часть судей ушли в отставку, часть ждут назначения. На сегодня около 500 человек у нас ждут назначения, срок полномочий которых истек.

В связи с тем, что был период 2006 — 2007 год, когда Верховная Рада Украины не работала, в этот период скопилось очень большое количество судей, срок полномочий которых истек в 2006 — 2007 годах, и их представления находились в Верховном суде: потому что представления на них готовят в ВС или председатели специализированных судов. И сейчас комитет очень интенсивно занимается этим вопросом, чтобы собрали информацию, статистические данные со всех областей. И я лично ездил во Львов, общался с судьями всех уровней. И получили от государственной судебной администрации, у меня вот имеется такой вот статистический материал, где есть данные, в каком суде сколько не хватает судей.

И мы принимаем меры, скажем, в пожарном порядке, чтобы подкомитет два раза в неделю… У нас вот 131 судья должен был в прошлый четверг… мы уже дали рекомендацию о назначении в ВР. Но, к сожалению, работа Верховной Рады была заблокирована, несмотря на все мои старания и просьбы к спикеру содействовать в кадровом вопросе, чтобы судьи, которые приехали из разных уголков Украины… Но, к сожалению, ничего не получилось, и они были вынуждены разъехаться по своим рабочим местам.

Это первое. Законодательно у нас всё закреплено. У нас действует Конституция, глава 18, раздел 8 «правосудие», закон Украины «о статусе судей», про «судоустрiй», про порядок избрания на должность профессионального судьи и его увольнении. Но у нас не то, что плохие законы, — у нас нет механизма их исполнения. Или не должным образом исполняют законы, которые имеются у нас в Украине. Подбор судей, я еще раз повторюсь, не на должном уровне.

У нас, к сожалению, очень сложно привлечь судью к дисциплинарной, тем более уголовной, ответственности. Вы знаете, судьи у нас имеют неприкосновенность, мы можем только через Верховный Совет снять с них иммунитет и привлечь к тому или иному виду ответственности. Очень много жалоб поступает со многих областей, регионов Украины на волокиту. На волокиту судебных решений. Простому гражданину, во-первых, очень сложно разобраться, какой подсудности принадлежит то или иное дело, к какому суду обратиться с той или иной жалобой, потому что суды или не принимают, или же принимают, но потом возвращают обратно. А если выносят решения, то их не выдают на руки. У меня вот пример здесь лежит на столе жалоба — до полутора лет рассматривают дела, два-три, пять лет.

КЭ: — Есть ли у комитета, который вы возглавляете, какая-то статистика по уровню коррумпированности судей?

— Статистика такая нами не ведется, потому что это вне наших полномочий Комитета, в соответствии с законом о комитетах Верховного Совета мы только можем смотреть на статистику, которая существует в правоохранительных органах. Эту статистику мне могут дать представители прокуратуры, МВД, Государственной судебной администрации (ГСА). К сожалению, у нас Государственная судебная администрация находится в системе исполнительной ветви власти, а это нарушает Конституцию, согласно которой у нас три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная — они независимы друг от друга. А тут привязывается ГСА и суды. А так или иначе это опосредовано влияет, находясь в системе исполнительной власти. Также в реформе необходимо предусмотреть, чтобы ГАС находилась как самостоятельный институт, как самостоятельный субъект при Верховном суде.

КЭ: — Вы ездили в США за опытом, а сами сказали, что более-менее похожая правовая система у нас с Россией. Туда что, незачем ездить? Или больше опыта можно почерпнуть в США, в совершенно иной законодательной системе?

— Я всего лишь три месяца председатель подкомитета, просто физически не успел. Ездить нужно и в Россию, ездить нужно и в Европу. В Америку нас пригласили, организовали эту поездку, департамент США, и мы с благодарностью откликнулись и посмотрели, что из себя представляет правовая система, в частности, судебная система в США. Для себя я сделал вывод, что не более 5 – 10 процентов можно взять для нас положительного у них. Не более того. Совершенно другая система. Совершенно необходимо общение с судебной властью России, и я предложил на встрече с американцами, что необходимо организовывать встречи в Европе, в европейских странах, и нас, представителей европейской судебной власти, чтобы действительно посмотреть, как и что может быть лучше и применимо к нам.

КЭ: — Реформирование — процесс бесконечный. А есть ли какие-то сроки его окончания?

— Сроки судебной реформы? Это определил президент в своих нормативных документах 2006 году — десятилетний срок. Значит, до 2016 года.

КЭ: — И что в конечном результате произойдет, каким будет продукт вашей реформы?

— Сейчас много дискуссий, идет много серьезных противостояний (стиль сохранен — Н.Г.) между разными ветвями — и между исполнительной властью, и между законодательной, и между судебной властью. Председатель Верховного суда Василий Онопенко защищает в целом судебную систему. Он хочет сосредоточить в своих руках, в руках Верховного суда полномочия, всю полноту судебной власти. Я в этом плане не совсем согласен, потому что в классической мировой системе существует понятие системы сдержек и противовесов. Потому что узурпировать судебную власть в одних руках не нужно, этого допускать нельзя. Поэтому и конечными результатами этой реформы, я считаю, должны быть усовершенствованные законы о статусе судей, законы о судоустройстве — в частности, одна из главных проблем закона о судоустройстве — это порядок назначения судей на административные должности — то есть председателей судов: кто и какой порядок должен быть назначения председателей судов.

На сегодняшний день это идет вразрез с Конституцией. Существует несколько вариантов предложений, вариантов назначения председателей судов. Это и президентом, это и Радой судей, и Верховным Советом. То есть несколько вариантов есть. К какому мы придем, это вопрос времени, дискуссий, консенсуса между всеми, скажем, субъектами всех ветвей власти.

(Видно, что он обдумывает каждое слово) Далее, конечным результатом я что вижу. Должно быть четкое разделение судебной системы и четкое разделение судей по территориальности, по инстанциям и по (пауза) специализации. Мы должны в конечном итоге иметь суды, которые занимаются цивильным (гражданским — Н.Г.) процессом, то есть цивильные суды, криминальные и суды административные. Хозяйственные суды должны быть вместе, как говорится, слиться воедино с цивильными, так как цивильное право охватывает в том числе и хозяйственное, и коммерческое право.

(пауза) Нам нужно ликвидировать и двойную кассацию — большая проблема и большой спор возник в отношении двойной кассации, то есть у нас существует высший хозяйственный суд и хозяйственная палата при Верховном суде. И дублирует высший хозяйственный суд. Классика нашего права говорит о том, что у нас трехзвенная система — суды первой инстанции, апелляция и кассация. Верховному суду нужно передать только исключительные функции, исключительные кассации, только в исключительных случаях, когда идет противоречивая трактовка законодательства судами апелляционной и кассационной инстанции, а также если тут затрагиваются какие-то международно-правовые аспекты. То есть Верховный суд повторной кассацией не должен заниматься.

Это тоже конечный продукт реформы. То есть отсутствие двойной кассации, четкая вертикаль, троичная система, (пауза), четкая специализация судов на цивильные, криминальные и административные — высший цивильный, высший административный и высший криминальный суды.

Ну соответственно, как я вначале говорил, — улучшить подбор и подготовку судей, квалификацию их, дисциплинарную ответственность, чтобы был механизм, реально действующий механизм, (пауза) финансирование судебной системы, оно должно происходить не зависимо от какой бы то ни было ветви власти — в данный момент это проходит через ГСА, а значит, какая тут независимость от исполнительной власти?

И еще момент — исполнение судебных решений. Я вначале говорил, что судебные решения или не выдают на руки, или их не исполняют порой годами. Нужно сделать в этой реформе, чтобы исполнялось решение незамедлительно, чтобы судебный исполнитель был заинтересован, в том числе и материально, в исполнении судебного решения. А лицо, которое обязано возместить те или иные убытки, должно быть заинтересовано в добровольном порядке или же на основании исполнения решения возместить в <.?.> порядке, потому что здесь система должна быть каких-то штрафов или коэффициентов, которые будут увеличивать размер убытков, если он не возмещает это в добровольном порядке.

Вот это основные направления (вздыхает), которые я хотел бы получить к 2016 году, которые могут и должны быть осуществлены.

— Как Крым выглядит на фоне других областей Украины в вопросах функционирования судебной системы?

— Крым — это не область, это отдельная автономная республика. Это первое. Второе — статистики как таковой еще у меня нет, я только как бы первый раз здесь в Крыму. Надеюсь, не последний, вот пообщаюсь здесь, вопросы задам прокурору, судьям, председателям апелляционных судов Крыма, руководителям УВД. Но информация, которая имеется у меня, основные проблемы, которые сталкиваются, и те жалобы, которые поступают, — это проблемы, связанные с землей. Судьи порой способствуют так называемому рейдерству, захвату земельный участков, целостных имущественных комплексов… Но это проблема Крыма, как мне известно…

У меня есть даже фамилии конкретных судей, которые я хочу перепроверить, это уже отдельно я с председателями судов буду говорить в отношении тех или иных решений, которые выносятся заведомо незаконные решения. На первом уровне и на апелляционном. А вы знаете, уже после апелляционной инстанции уже решения вступают в законную силу. Это будет уже так называемый беспредел, который нужно будет как бы остановить — нужно тех судей, которые действительно выносят заведомо незаконные решения (воодушевляется), нужно привлекать к дисциплинарной ответственности вплоть до отстранения от такого высокого звания, как судья.

— И много уже есть таких случаев?

— Ну я знаю о трех пока. У меня есть три фамилии, которые я хочу перепроверить, которые выносят решения именно по земельным вопросам, рейдерские решения. Такие дела на комитете мы сразу откладываем на проверку. Если подтверждаются такие данные, мы выносим материалы на высшую квалификационную комиссию, на Раду судей, чтобы привлекать их к дисциплинарной ответственности, а если есть и состав преступления, то и на соответствующую инстанцию.

Я был во Львове, там действительно ситуация очень сложная, тяжелая, я проверил в рамках четко в рамках имеющихся жалоб — мы не имеем права выходить в силу закона о статусе народных депутатов и о статусе комитетов за пределы тех полномочий, которые … Можем действовать только в рамках жалобы. Вот все данные, которые были в жалобах и судей на председателя суда, и простых граждан, они все подтвердились. Отсутствие гражданских, уголовных дел, двойная нумерация в журналах ведется и так далее. То есть отсутствие порядка распределения…

Кстати, ОТВЕЧАЯ НА ВОПРОС ПРЕДЫДУЩИЙ В ОТНОШЕНИИ КОНЕЧНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ РЕФОРМЫ, я хочу еще отметить, что председатель суда должен остаться судьей и номинально, как администратор, и представлять суд только как государственный орган, но никак не как хозяйственник. За хозяйственную сторону, за поддержание суда, так скажем, в хозяйственной части, должен отвечать администратор, то есть руководитель администрации суда. Вот это тоже в судебной реформе должно быть. То есть председатель суда не будет больше распределять дела, это должно распределяться или в порядке жеребьевки или, как существует в Европе, — в хронологической последовательности между судьями. То есть риск нужно свести к минимуму в распределении дел. Это очень много для этого есть моментов злоупотреблений, и конфликтных ситуаций, которые возникают в судах.

По Крыму — это земельный вопрос, я вот даже хочу пообщаться с председателями судов, узнать, насколько, я хочу с судьями поговорить, я привез список, есть списки на назначение бессрочно, на назначение, которое идет путем перевода я хочу пообщаться, посмотреть статистику судей. Мы смотрим статистику судей — я, допустим, смотрел тысячу дел — какой, скажем, процент у них дел отмененных, по каким делам отменены дела. Если большой процент, тоже вызывает вопрос, мы этого судью откладываем и будем тщательно смотреть. Приглашаем конкретного депутата, который выезжает на место и смотрит.

Я вообще хочу сказать, что мы как три месяца начали работать, у нас самый большой комитет, 24 члена. Количественный состав — 10 представителей Партии регионов, 10 — БЮТ, 1 — коммунистов, 1 — блока Литвина и два — представители блока «НУНС», это я и Кармазин. 24 человека. Поэтому мы только начали работать, были, естественно, разногласия, но мы сейчас уже пришли к консенсусу и, в частности, в вопросах формирования судейского корпуса мы едины: нужно срочно ликвидировать эту проблему, которая сейчас стоит в Украине в отношении отсутствия судей. Полномочия судей, которые должны быть назначены.

Есть еще вопросы?

КЭ: — К нам уже приезжала Ольга Герасимьюк — а вы ведь из той же политической силы, и тоже приехали открывать общественную приемную. Значит ли это, что ваша политсила готовится к досрочным выборам?

— Наша политическая сила не готовится к досрочным выборам. Мы работаем в том режиме, как обычно работаем. А открытие общественных приемных — это нормальное явление, так и должно быть, я считаю. То есть невзирая на то, что сейчас пропорциональная система, которую как бы критикуют и которая имеет свои недостатки, ближе общение с людьми возможно только таким образом. И я, и наша общественная политическая сила против досрочных выборов сейчас. Сейчас не время и сейчас нужно работать. Я отвечаю за свое направление, за судейское формирование, говорю: нужно засучив рукава… Я это сказал и спикеру нашему: нужно срочно, каждый четверг, на каждом заседании, я лично представляю сто и более судей, мне нужно в течение двух-трех месяцев, до конца нашей сессии, закончить, этот вопрос решить. Мы сейчас, прежде всего, берем тех судей, у которых нет проблем, у которых нет жалоб, у которых статистика, мы их выпускаем достаточно быстро, и они собеседования проходят быстро, это действительно профессионалы, которые работают, которые пять лет добросовестно работали. А тех, к которым есть жалобы, мы отдельно будем назначать, через комиссии и так далее…

Поэтому я отвечаю за это направление, за третью ветвь власти, за судебную, в той или иной мере, я хочу сказать, не время для перевыборов. Для выборов, нужно срочно, как говорится, это вопрос решить, сдвинуть с мертвой точки, которая накопилась за предыдущий год. Это болезненный вопрос и я, так скажем, украинское слово, «вболиваю» искренне «вболиваю» за это, чтобы действительно… Я знаю, у меня общественная приемная и в районном центре, и в, так скажем, на самом низшем уровне. Я и сам веду прием, общаюсь и с простыми людьми раз месяц и получаю информацию о том, какие именно проблемы есть в судах, нотариате. Вот это две проблемы, которые очень тесно связаны.

И еще в дополнение к тому, что я говорил — В РЕЗУЛЬТАТЕ РЕФОРМ ДОЛЖЕН БЫТЬ нотариат. Вот у нас сейчас государственные нотариусы есть, а необходимо сделать их всех частными при надлежащем контроле Министерства юстиции. Для того, чтобы функции и государственного, и частного нотариуса были одинаковы, как это сделано в России — очень положительно, тем самым мы ликвидируем массу проблем. В частности, наследственное право — у нас люди годами стоят в очередях, для того чтобы реализовать свое право на наследство. А проблема в том, что это должен государственный нотариус делать — отсутствие архивов и так далее. Это нужно сделать всё…

И — наградное производство. Некоторые вопросы мелкие, которые рассматривают суды, дать в качестве своего исполнения, чтобы исполняли нотариусы. Вопрос реформы пенитенциарной системы — ее нужно полностью переподчинить Минюсту, это в реформе судебной системы. Вот так, в ходе диалога…

КЭ: — Мы рады, что помогли вам разобраться в реформе судебной системы…

— Реформа охватывает очень широкий спектр. Охватить все невозможно. Но видите, моя цель как бы не отчет, а программа, диалог. В основе моей докторской диссертации лежит диалог между властью и народом. И только в результате диалога — формирование гражданского общества, только можно действительно построить демократическое государство, коим является на сегодняшний день Украина. А Украина, я бы сказал, в Европе одна из самых демократических стран. К сожалению, просто ментальность и наш народ…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Симферопольский «камикадзе» опломбирован

.

Кто из подпольщиков важнее, или помним ли мы историю?

Олег ШИРОКОВ

Предлагаю встретиться и обговорить

Степан ВОЛОШКО