Крымское Эхо
Архив

У них еще 44 года

 Для середины лета туристов на плато Ай-Петри, конечно, очень мало. Предприниматели, готовые обеспечить им еду, питье и развлечения – на месте. Вместе с детьми-студентами, которые проводят каникулы здесь, приобщаясь к семейному бизнесу. По их словам, уже несколько дней милиция перекрывает обе автомобильные дороги, ведущие на гору, из-за опасности передвижения по ним, разворачивает автобусы с потенциальными потребителями товаров и услуг. Это, а еще решение ВС Крыма об изменении границы поселка Охотничье на Ай-Петринской яйле вынудили предпринимателей, работающих там собрать пресс-конференцию.

Наc о предстоящем мероприятии предупредили из Киева (?) по обратной связи нашего сайта. В ответ на наш звонок сообщили, где нужно ждать машину, которая доставит нас на место. Было ясно, что люди очень заинтересованы в том, чтобы привлечь внимание прессы к сложившейся ситуации. Кстати, когда мы ехали вверх на плато, милиции не было видно. На обратном пути заметили милицейский патруль и скопившиеся возле него десятка три машин.

Hемногочисленные туристы любуются грандиозной панорамой

Напомним коротко сюжет. Из-за того, что изменены границы села, площадка, на которой разместились торговля и общепит, оказались вне сферы влияния Ливадийского поссовета, который разрешил фирме «Шарм» аренду земли на плато на 49 лет. Частные предприниматели, в свою очередь, арендовали в 2003 году у «Шарма» торговые павильоны, где ведут свою деятельность. Теперь есть формальный повод признать эти договоры недействительными. Земля от местного совета перешла под юрисдикцию ВС Крыма.

Понимая, насколько сложна и неоднозначна эта тема, мы просто приведем, максимально близко к тексту, слова самих предпринимателей, работающих на Ай-Петри.

Нариман Бекиров

Нариман Бекиров, глава ООО «Ай-Петри»:
– У нас есть все документы: и свидетельства частного предпринимателя, и оплаченные в налоговой патенты, и согласованные с лесничеством маршруты конных экскурсий, и ветеринарные справки на каждую лошадь. У нас нет только разрешения поссовета на торговлю с утвержденным ассортиментов товаров, потому что СЭС не дает нам разрешения. А она не утверждает ассортимент, потому что нет разрешения на торговлю из поссовета.

– Сколько человек здесь работает, живете вы здесь или приезжаете на работу? – расспрашиваем мы.

– В основном это семейный бизнес, работает около 900 человек, здесь никто не живет, все ездим, здесь только станция канатной дороги и обслуживание туристов. Все эти рабочие места мы организовали себе сами, нам никто не помогал. Наши семьи кормятся за счет этих заведений, которые называют шалманами. Вместе с Ливадийским поссоветом мы участвуем в разработке генерального плана застройки этого плато. Есть решение исполкома на этот счет, в нем сказано, что финансирование проекта будет проводиться за наш счет.

Александр и Ильдар

Ильдар Акимов:
– Я работаю здесь с 90-х годов. Еще молодым парнем, чтобы закончить свою учебу, начал заниматься здесь конными экскурсиями, которые мы узаконили через киевское министерство экологии. Татары приехали на историческую родину, но ни прописки, ни работы для нас ни в одном совхозе не было. Крымские татары поднимали сюда наверх в ведрах самсу, чебуреки, пирожки, продавали туристам и тем кормились. Через пять лет здесь уже был рынок… Фирма «Шарм» провела свет, организовала вывоз мусора, есть местная канализация с системой биологической очистки. Отсюда уже чистая водичка уходит в горы. Пробурены скважины, дошли до воды, но она пока не подается, воду возим сами из Бельбекской долины.

Так крымские татары построили здесь этнический город. Из Верховного Совета никто не приехал, не спросил: «Как ваше здоровье? Что вы, ребята, здесь делаете?». А мы развиваем Крым для туризма, без инвестиций, своими руками. Теперь этот накатанный кусочек кому-то стал лакомым. А куда вы денете людей?

Посетителей нет, играют хозяева

– Но кроме татар тут кто-то еще работает?

– Да, есть русские, украинцы, осетины, грузины, армяне. Они научились готовить нашу еду на живом огне, на шампурах. Есть такой Саша Давыдов, он так плов готовит, что я завидую.

– Почти все вы прописаны в Бахчисарайском районе, там платите налоги. Глава райгосадминистрации Ильми Умеров вас поддерживает?

– Я не знаю, вы у него сами спросите. Мы несколько дней назад ездили к Мустафе Джемилеву, он при нас по телефону всех обзвонил, сказал, что против нас тут объявлена экономическая блокада. Он в курсе этой пресс-конференции, сказал, что оповестить об этом СМИ – наш гражданский долг.
Ливадийский поссовет, я слышал, будет за эту землю судиться с ВС Крыма. Интересно, как крымская власть будут убирать нас отсюда? Если в ноябре (при сносе строений по решению суда – ред.) против тридцати-сорока человек они притащили сюда 1 100 войска, то извините, на тысячу человек они приведут 20 000 украинских солдат? А еще мы поднимем тех людей, которые в Ялте живут и в Бахчисарайском районе!

– Ну, не надо рассматривать такой тяжелый вариант!

В ожидании едоков

– Я всегда говорю: готовься к худшему, лучшее само придет. Те люди, которые там 5 ноября стояли, они ждали лучшего, думали, с ними будут разговаривать. 10 лет люди стоят здесь законно, платят налоги. Еще пять лет до того они стояли, вернувшись из Узбекистана, где тогда была власть? Этот кусочек или бизнес кому-то понадобился?

– У вас есть ощущение, что освобождают место для кого-то другого, для другого бизнеса? Что вы знаете о проекте строительства горно-лыжного курорта?

– У меня есть ощущение, что мы – не народ, не нация, а какой-то изгой. Если кто-то хочет горно-лыжный клуб, они должны прийти и сказать: ребята, как вы на это посмотрите? Конечно, у нас будут вопросы. Власть должна слушать граждан.

– То есть, по вашему, эти действия властей имеют национальную подоплеку?

– Нет, в первую очередь это бизнес. Внизу уже все распродали, расхватали, теперь через бизнес готовят почву для кого-то другого. Мы будем отстаивать свои права, ни у кого не будем просить помощи.

Александр Давыдов:
– Мои родители работали здесь, в лесничестве. Это они посадили эти сосны. Я каждое дерево знаю, куда мне отсюда уходить? Нариман и Ильдар – крымские татары, а я – крымский русский.

О проекте строительства горнолыжного курорта, об уже созданном для этого предприятия «27 километр» никто из предпринимателей ничего толком не знает, с ними об этом никто не говорил.

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 30 октября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Вы жарьте, а рыба будет

Мир открывает глаза. Нехотя и медленно. Но открывает

Степан ВОЛОШКО