Крымское Эхо
Архив

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти

КРУГЛЫЙ СТОЛ «КРЫМСКОГО ЭХА»

Президент Украины, пусть и в последний момент (мы о нем узнали 14 февраля) таки подписал Указ о праздновании 60-летия вхождения Крыма в состав Украины: «Учитывая важное историческое и политическое значение.., с целью консолидации украинского общества… поручено разработать и утвердить план праздничных мероприятий». По указу, в Крыму следует провести «торжества, тематические мероприятия в учебных учреждениях, учреждениях культуры, воинских частях, организовать научные конференции, «круглые столы» и так далее.
Читатели «КЭ» спрашивают: мы что-то пропустили? Почему нас никуда не приглашают, где праздничные мероприятия?

Для человека, который ощущает себя настоящим крымчанином, 19 февраля, мягко скажем, не совсем праздник. Но это — повод еще раз подумать на тему Крым — Украина. Сегодня на официальном уровне нет того недопонимания и даже противостояния, которое мы наблюдали сразу после распада Советского союза. Но спроси любого политика, чиновника (которые нынче «под микрофон» лучше промолчат) — он тут же начнет загибать пальцы, перечисляя узкие места во взаимоотношениях автономии и центра, которые бы стоило исправить.

Накануне этой круглой даты — 60-летия указа Президиума Верховного Совета СССР, по которому Крымская область из состава РСФСР была передана в состав УССР, мы попросили участников группы Крымского экспертного клуба в Фейсбуке ответить на наши шесть вопросов. Присоединиться к нашему виртуальному круглому столу мог любой — из 40 человек, кто видел наш призыв, откликнулись не все. Тем не менее вполне можно составить представление о том, что думают крымские эксперты об этом событии 60-летней давности, определившем судьбу полуострова на многие годы.

Вопрос №1. Стоит ли отмечать эту дату на каком-то официальном уровне? Если стоит, то — как? Если бы вам лично поручили подготовить доклад на эту тему, каким бы был ваш первый тезис? 

Андрей Мальгин: Я только что вернулся с записи программы К.Ф.Затулина «Русский вопрос». Он похожий вопрос задал: праздник это или траурная дата. Я ответил примерно так: конечно, не праздник, но и не траурная дата (лично для меня) — а повод задуматься над судьбами малой родины, особенно в столь непростой кризисный момент. К.Ф. не понравилось…

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Иван Мезюхо : Официальные даты отмечаются на официальном уровне. Сегодня это исторический факт, который, между прочим, определяет и сегодняшнюю жизнь крымской автономии. Данная годовщина – это ещё один повод проанализировать историю Крыма двадцатого столетия, задуматься о настоящем и будущем автономии.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Владимир Джаралла:
Ну, вообще-то на этот вопрос ответ дан на высшем уровне: президент подписал тринадцатого февраля этого года указ о праздновании шестидесятой годовщины вхождения Крыма в состав Украины. В нём дано поручение Кабмину совместно с Совмином разработать план мероприятий как внутриукраинских, так и международных. Надеюсь, такой ответ вам понравился?

А вот что касается тезиса, то это зависит от доклада. Если для кого-то, то трудно сказать — не люблю спичрайтерство. А если для себя, то это будет зависеть от аудитории. К примеру, если на Западе страны его читать, то первый тезис должен был бы быть скандальным, вызывающим. Если на Юго-Востоке, то поясняющим, призывающим; если за границей, то на Западе — рациональным, аргументированным, в России — дружеским, эмоциональным. В общем, всё по методикам: текст должен совпадать с вашим отношением к аудитории и нести ту мысль, которую вы считаете необходимой донести до слушателей. Потому, по-разному относясь к аудитории, перед которой стоишь, следует менять слова, но никогда не следует менять идеи, которые она должна услышать.

Вопрос №2. Представим на секунду, что Украина сегодня живет без Крымского полуострова. Что в этом случае она теряет — или приобретает? 

Андрей Мальгин: Ассоциация с ЕС была бы подписана, но непонятно, приобрела бы Украина в этом случае или потеряла.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Иван Мезюхо : В таком случае в экономическом смысле Украина больше теряет. Крым – это курорты, санатории, торговые и военные порты, морские акватории, остатки предприятий прошлой эпохи и выгодное экономико-географическое положение. С другой стороны, если бы Украина жила без Крымского полуострова, то, возможно, перед её внутренней политикой стояло бы меньше проблем, обусловленных в том числе высокой региональной идентичностью крымчан и их идеологемами.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Владимир Джаралла: Потери — исчезает сдерживающий фактор внутриукраинской политики, борьба может быть столь же ожесточённой, что и сейчас, но при этом словно на уровне подсознания возникает Крым и понятия «межнациональный…», «Россия…», «флот…», заставляя участников хотя бы немного думать о самосохранении. Далее, Украина без Крыма становится более провинциальной, неинтересной, погружённой в какие-то свои достаточно мелкие дела; пропадает международный контекст, связанный с местом Крыма в истории. Наконец, Украина теряет весьма значительный экономический сегмент, источник значительных доходов.

Приобретения — Украина становится достаточно единообразной в идеологическом плане, доминирование западных областей в идеологическом плане усиливается. Исчезает проблема межнациональных отношений, снижается уровень активности русского населения в политике. Исчезают статьи бюджетных расходов на программы по Крыму, также можно забыть про не совсем однозначные вопросы международных отношений (статусы городов, положения о базах).

 Вопрос №3. Вопрос-перевертыш: что потерял или приобрел Крым после 19 февраля 1954 года? 

Андрей Мальгин: Ездили бы через пролив, а не перешеек, вместо македонцев были бы москвичи (или питерцы), вместо УПА боялись бы чеченских террористов, но олимпиада была бы не в Сочи, а в Ялте (снега бы завезли).

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Иван Мезюхо : Крымом всегда управляли, поэтому следует говорить о приобретениях и потерях государств, которым когда-то принадлежал и принадлежит полуостров.

[img=left alt=title]uploads/1/1392732651-1-omKI.jpg[/img] Игорь Руденко: До 1991 года эти потери не были заметны населению и состояли в экономических вопросах да в украинском вещании на Крым, а вот с 1991 года это стало трагедией для полуострова — экономический разрыв с Россией, экспансия то донецких, то днепропетровских, дикая и грубая украинизация, развал многих отраслей, 20 лет беспредела экстремистов из меджлиса под заботливым оком Киева, разрыв связей и граница с Россией ударила по каждому крымчанину.

Владимир Джаралла: Вероятно, подразумевается, что Крым оставался бы в составе России. Тогда очень просто провести аналогию — по положению соседних с нами регионов России. Пережив времена новой смуты, сейчас бы крымчане обладали высоким уровнем доходов: регион за последние годы полностью преобразился, высокий уровень жалования военнослужащих и роль Севастополя, его расположение, сделали бы регион весьма привлекательным местом прохождения службы.

Разумеется, региону пришлось бы пережить и трагедии терактов, учитывая близость к месту активных боевых действий. Также с большой вероятностью можно предположить, что в Крыму была бы создана не территориальная, а национальная автономия. Разумеется, она была бы похожа на «поволжские варианты», достаточно мягкие, тем более, при преобладании славянского населения да ещё и развитие процессов удовлетворения интересов украинцев Крыма, да, ещё и статус «летней столицы России» оказывали бы своё влияние. Но всё же мало сомнений, что именно при таком варианте крымские татары обладали собственной государственностью в рамках Российской Федерации.

Варианты конфликта по образцу кавказских кажутся почти невозможными, как показывает история межнациональных отношений в Крыму. Также видно, что регион был бы весьма привлекательным местом для иностранных и внутренних инвестиций, причём, во всех сферах. Приграничный статус время от времени напоминал бы о себе в вопросах поставок воды, газа, электроэнергии, заставляя сравнивать жизнь здесь и «за Перекопом». И, разумеется, общее преобладающее настроение принадлежности к сильной стране — державе, имеющей вес в мире и идущую своим путём.

Вопрос №4. Как вы думаете, почему крымчане до сих пор говорят «я поехал на Украину», «вернулся с Украины»? Это подсознательное нежелание ментально вписаться в украинские реалии или просто «психологический тормоз»? 

Андрей Мальгин: Нет, это вполне политкорректно, ведь сказать «поехал в Украину» можно только, если едешь из другой страны. Крымчане смогут использовать эту форму, только в случае, если от нэньки их будет отделять государственная граница.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Иван Мезюхо : Это можно объяснить высокой региональной идентичностью крымчан, географической обособленностью и историческими причинами.

Игорь Руденко: Для крымчан полуостров все равно воспринимается обособленно от Украины, несмотря на то, что он находится в ее составе. «Поехал на Украину», «вернулся в Крым с Украины» или — в СМИ — «представители Украины и Крыма», «в Крыму и по Украине». Крым вполне естественно не воспринимается как часть Украины, он исторически, этнически, культурно, экономически с Украиной не имеет практически ничего общего. Можно раздать паспорта, развесить флаги и таблички, воткнуть везде, как раньше Ленина, <памятники> Тараса Шевченко, но крымчан от этого свидомыми украинцами не сделаешь, скорее, озлобишь и оттолкнешь. Тем более у крымчан все более обостряется интерес к статусу республики и позабытой с 90-х концепции «острова Крым», для которого «за Перекопом земли нет».

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Владимир Джаралла: Вообще-то, это те самые региональные отличия, региональное самосознание, которое присуще различным местам. Но у нас оно обладает очень сильным идеологическим фундаментом, делающим Крым именно в идеологическом плане главным антагонистом Галичины, что и видно по злобной атаке на Крым. Пока, по счастью, лишь словесной, информационной.

Кроме того, Крым является не только регионом-оплотом пророссийских сил и настроений, но ещё и носителем элементов идеологии советского периода, причем, элементов позитивных — интернационализм, единство государства, восстановления Союза. Более того, важной характеристикой является воспроизводство этой идеологии в новых поколениях, молодые ощущают себя носителями некоей, не сформулированной чётко, крымской идентичности. Это зеркально отражает ситуацию на западе страны, но именно зеркально, с иным знаком. Более сглаженно, со своими особенностями, мы наблюдаем региональную идентичность по всей стране — от Одессы, Донецка, Харькова, до Днепропетровска и Ужгорода. Но наиболее осознанными носителями региональных отличий являются именно южный полуостров и западные регионы.

Вопрос №5. Место Крымской автономии на современной карте Украины: это любимое дитя или пасынок у официального Киева? Назовите хотя бы две причины, которые не позволили стать автономия полноценной. Своевременно ли крымское руководство ставит вопрос о ее укреплении? 

Андрей Мальгин: Крым — слишком дорогое удовольствие (не в плане цены на отдых, хотя и в этом тоже). Раньше с ним вся империя возилась, а для Украины он неподъёмен. Две причины, всё те же две роковые причины всех русских бед — дураки и «дороги». Мало своевременно поставить, надо своевременно решить.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Иван Мезюхо : Сегодня крымская автономия — это часть Украины. Такая же составная часть, как Луганская, Волынская или любые другие области. Автономия не получила тех полномочий, о которых говорили в 90-х годах лишь потому, что было некому защищать эту автономию. К тому времени на полуострове не сформировалось гражданское крымское общество. Ставя вопрос об укреплении экономических полномочий автономии, крымское руководство выражает настроения большинства крымчан.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Владимир Джаралла:
Все годы независимости Украины Крым носил на себе клеймо неблагонадёжного региона, являющегося потенциальной угрозой, ни разу эти страхи не оправдав. Произошло это благодаря благоразумию крымчан. Но роль «мальчика для битья», особенно среди националистов, казалось, закрепилась за Крымом навсегда. Положение стало меняться после 2010-го, когда к власти пришли регионалы, которых крымчане посчитали носителями идей, разделявшихся большинством населения полуострова.

За это время изменилось многое, уже забыто критическое отношение к Крыму, реализованы и заметно отразились на жизни крымчан экономические проекты. Будучи базовым избирательным регионом, Крым занимает особое место и в политической системе страны. По некоторым сведениям, имеющиеся проекты новой Конституции предусматривают широкие полномочия для Крыма как автономии. Однако и количество проблем, а следовательно, и претензий тоже велико.

Крым является своеобразной моделью государства, все процессы здесь потом происходят на уровне уже все страны. Раскол элит, вызванный их эгоизмом, привел к практически полной потере тех возможностей, что были получены Крымом ранее, в 1995 году. После установившийся период равновесия групп интересов характеризовался соперничеством за ресурсы, имевшиеся в распоряжении властей Крыма.

Не желая искать опору в более широких слоях крымского общества, довольствуясь лишь достаточно сильной идеологической устойчивостью населения, крымские элитные группировки окончательно потеряли широкую поддержку и стали слабы. Начавшийся процесс внедрения общеукраинской элиты, вначале в виде эпизода премьерства «оранжевого» премьера Матвиенко, наиболее ярко проявил себя в «македонском нашествии», ставшим, как ни странно это прозвучит, благом для Крыма.

Прежде всего, выросла эффективность деятельности управления, что позволило с пользой использовать открывшиеся возможности и решить целый ряд проблем, казавшихся постоянными. К примеру, в отношениях между национальными группировками.

Нынешняя активизация риторики об увеличении роли регионов прежде всего связана с общеполитическим кризисом, выразившимся в попытке государственного переворота. Потому мотив об усилении роли крымского парламента, перетягивании «властного одеяла» от Совмина к Верховному Совету, конечно, присутствует, но всё же он вторичен по сравнению с реальной возможность прихода к власти уже не «оранжевых», а «коричневых».

Именно этот мотив является главным, и здесь Крым выступает наряду с Харьковом одним из лидеров сопротивления Юго-Востока и территорией поддержки власти. Само же желание большей самостоятельности регионов является вполне ожидаемым, правда, скорее выражает желание гарантий территориальных элит от потрясений в столице. История крымской автономии указывает и на главную опасность этого процесса, если он будет непродуманным и поспешным — эгоизм стоящих у власти в регионе, стремящихся превратить территорию в собственную вотчину, что неизбежно приводит их затем к краху.

Вопрос №6. Уже абсолютно понятно, что Крым в сегодняшнем политическом кризисе играет особую роль. Сформулируйте, в чем она состоит.

Андрей Мальгин: Во всяком случае «крымский беркут» стал брендом.

[img=left alt=title]uploads/1/1392732651-1-omKI.jpg[/img] Игорь Руденко: Крым является антитезой Галичины. Если там оплот польско-немецкого пути, то Крым — квинтэссенция русского направления, восточного, опять же источник идей федерализации и перераспределения полномочий.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Иван Мезюхо : Я бы сказал, что у Крыма есть предпосылки играть особую роль в данном политическом кризисе. «Евромайдан» немного разбудил крымское общество и крымский политикум.

У Крыма — свой путь. По нему и надо идти Владимир Джаралла: Крым стал одним из оснований стабильности в стране, наряду с Харьковом и другими регионами Юго-Востока. Заявления крымского парламента стали одним из самых ярких свидетельств того, что эти территории не допустят переворота и не смирятся с приходом к власти неконституционным путем любых сил. Более того, наличие сильной персоны, лидера общеукраинского масштаба — премьера Могилёва, контролирующего ситуацию, позволило избежать попыток обострения обстановки, а наличие механизма переговоров показало, что крымские лидеры, несмотря на различие в вопросах идеологических, осознают ответственность перед людьми в критических ситуациях. Это могло бы стать примером для все Украины, если бы она была готова это увидеть. Потому и родился в эти недели в Крыму шутливый лозунг: «Крым — за мир! Стабильность! ..и чрезвычайное положение…»

См. также:

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=10312]
Крым накануне президентской кампании-2015
КРУГЛЫЙ СТОЛ «КРЫМСКОГО ЭХА» [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Говорите, вас слушают (+ВИДЕО)

Алексей НЕЖИВОЙ

Крым — это не только пляж…

.

Крым. 7 ноября

.