Крымское Эхо
Культура

Тютчевская муза в Симферополе

Тютчевская муза в Симферополе

«Я встретил вас — и все былое / В отжившем сердце ожило…»— этот популярный романс слышал каждый. Стихи Федора Тютчева обращены к женщине, которую он безнадежно любил почти полвека. Жизнь Амалии была наполнена событиями, достойными увлекательного романа. В список ее сердечных побед кроме Ф. Тютчева входят Николай I, А. Бенкендорф, А. Пушкин…

И словно блестка, сорвавшаяся с великолепного платья графини, вспыхивает иногда с пыльных страниц симферопольской летописи маленький эпизод ее биографии.

Это была одна из красивейших женщин Европы. Портрет Амалии, написанный Йозефом Штилером, придворным художником Людвига I в 1828 г., находится в Мюнхене, в галерее 36 портретов красивейших женщин Баварии, которая создавалась по желанию короля. Даже в те времена, щедрые на красивых, умных и незаурядных женщин, она вызывала особый интерес при дворах европейских столиц.

Амалия родилась в 1808 г., в Мюнхене. Она была нежеланным ребенком, появившимся в результате бурного романа Терезы, княгини Турн-унд-Таксис, урожденной принцессы Мекленбург-Штрелиц, с баварским дипломатом, графом Максимилианом Лерхенфельдом. Кое-кто из биографов уверял, что отцом ее был прусский король Фридрих Вильгельм. Это мнение основывалось на том, что впоследствии, в России, Амалия пользовалась симпатией в царствующем доме Романовых. Действительно, Романовы благоволили к Амалии, но совсем по другой причине. Тереза Турн-унд-Таксис приходилась теткой тогдашней российской императрице Александре Федоровне, супруге Николая I, следовательно, Амалия приходилась ей кузиной. По принятым тогда нормам морали девочка не могла находиться ни в доме матери, ни в доме отца. К тому же в октябре следующего года граф Лерхенфельд неожиданно скончался. Амалия носила фамилии дальних родственников: сначала Штернфельд из Дармштадта, позже — Штаргард из Регенсбурга. И только когда ей исполнилось 15 лет, в 1823г., великий герцог Баварии Людвиг I разрешил Амалии именоваться графиней Лерхенфельд, но без права на герб и родословную. Непонятные нам теперь условности, но тогда они сильно влияли на отношение общества к юной красавице.

Летом 1822 года в Мюнхен прибыл на службу сверхштатный чиновник дипломатической миссии, губернский секретарь, Федор Тютчев. Мюнхенский период биографии будущего поэта — пора светских успехов и сердечных увлечений. Чувства, внушенные ему Амалией были столь сильны, что не на шутку встревожили родителей Тютчева. У столбовых дворян Тютчевых были свои варианты брачных союзов сына, а тут — пожалуйте: пылкая страсть к какой-то нищей немке, да к тому же еще незаконнорожденной. И волновались они не напрасно. Свою любовь к Амалии Тютчев хранил в душе всю жизнь. 1840 г. Ф. И. Тютчев — родителям: «После России это моя самая давняя любовь. Ей было 14 лет, когда я увидел ее впервые … Она все еще очень хороша собой, и наша дружба изменилась к счастию не более, чем ее внешность».

Однако из всех блестящих молодых людей дипломатического корпуса, покоренных Амалией, не повезло никому. На юную красавицу обратил внимание Первый секретарь российского представительства, барон Александр Крюденер. Он был старше Амалии на 22 года. Амалия, натерпевшаяся в детстве унижений от беспощадной немецкой аристократии, предпочла выйти замуж за католика барона из древнего немецкого рода. Мужа она не любила и не уважала, но всячески содействовала его карьере.

Жертвой ее красоты стал впоследствии и Александр Пушкин. Летом 1833 года Амалия Крюденер приехала с мужем в Петербург.

15 июня 1833 г. П.А. Вяземский — А.И. Тургеневу: «У нас здесь мюнхенская красавица Крюденерша. Она очень мила, жива и красива, но меня еще не задрала». П.А. Вяземский — жене: «Вчера Крюденерша была очень мила, бела, плечиста. Весь вечер пела с Виельгорским немецкие штучки. Голос ее очень хорош».

В июле австрийский посланник Фикельмон давал бал, на который был приглашен дипломатический корпус. На этом балу присутствовал и А. Пушкин с женой. П.А. Вяземский – жене (июль – начало августа 1833г.): «Вчера был вечер у Фикельмонт… Было довольно весело. Один Пушкин [был возбужден] краснел, взглядывая на Крюденершу, и несколько увивался вокруг нее». Это было замечено, Наталья Николаевна, раздраженная поведением мужа, уехала домой одна. Пушкин, хватившись жены, кинулся вслед и застал ее дома, снимающей бальные уборы. «Что с тобою? Отчего ты уехала?» Вместо ответа Наталья Николаевна влепила мужу полновесную пощечину. Тот все понял и покатился со смеху. Потом он говорил князю П. Вяземскому, как ему нравится, что жена ревнует, и что «у его мадонны рука тяжеленька».

Весной 1836 г. Александр Крюденер, муж Амалии, получил назначение в Петербург, где они жили до 1844 гг. В Россию Амалия привезла из Мюнхена рукописи никому тогда не известного чиновника Федора Тютчева и передала князю И.С. Гагарину, их общему знакомому по Мюнхену. В 1833–1834 гг. он служил там в российском посольстве. И.С. Гагарин отдал стихи для ознакомления П.А. Вяземскому и В.А. Жуковскому, которые рекомендовали их для публикации в «Современнике» А.С. Пушкину. Об этом И.С. Гагарин сообщил Ф.И. Тютчеву в письме от 12 июня 1836г. Так, благодаря Амалии, читающая Россия впервые прочла строки одного из глубочайших отечественных поэтов.

В 1852 году барон Александр Крюденер скончался. Амалия в 1855г. официально зарегистрировала брак с графом – свиты Его Величества генерал-майором Николаем Владимировичем Адлербергом. Он был моложе Амалии на 11 лет. Тем не менее, у них уже был сын, родившийся в 1848 году…

27 сентября 1852 Ф.И. Тютчев — жене из Петербурга: «Г-жа Крюденер снова выходит замуж и сделается графиней Адлерберг».Именно этот поворот судьбы привел Амалию в Симферополь.

Граф Адлерберг был назначен Таврическим военным и гражданским губернатором и пробыл в этой должности с 11 ноября 1854г. по 25 мая 1856г. 

Напомню, что это был один из самых напряженных периодов в истории Крыма в XIX в. — период Крымской войны. Адлерберги жили в доме госпожи Коломийцевой, напротив собора. Теперь на этом месте расположена гостиница «Украина».

Война — это не только героические сражения. В тылу множество людей или обеспечивали жизнедеятельность армии, либо помогали пострадавшим от военных действий. Не осталась в стороне и графиня Амалия Адлерберг. Она основала приют для беспризорных детей, который просуществовал в Симферополе до самой гражданской войны.

Обратите внимание: от Крымской войны до гражданской… Дворянство созидало – даже в тех условиях победивший пролетариат не только ликвидировал приют, но и умножил число беспризорников. Дело об открытии приюта в Симферополе вяло тянулось ещё с 1848г. То не хватало собранных по подписке денег, то не удавалось подготовить необходимые документы. Но события Крымской войны усугубили положение детей: многие остались без родителей, не имели родных. Осиротевших детей привозили из осажденного Севастополя в Симферополь вместе с ранеными.

Ввиду исключительности обстоятельств графиня Адлерберг решительно пренебрегла всеми бюрократическими тонкостями и в 1855г., присоединив к скудному банковскому вкладу свои средства, открыла приют на 14 детей. Для приюта был нанят частный дом, нужно было налаживать быт воспитанников, искать воспитателей, учителей, составлять программу занятий. Всем этим занималась графиня Амалия Адлерберг.

В 1856 г. Николай Адлерберг получил новое назначение, в Финляндию, и Амалия вместе с ним покинула Крым. Никаких документов на приют не было, но она дала полный отчет императрице Марии Александровне, покровительнице всех детских приютов, и просила не оставить вниманием начатое ей дело.

Отвечая на запрос императрицы о состоянии дел в приюте, Таврический губернатор, Г. Жуковский, писал: «После того, что сделано уже в этом отношении попечениями и усердием графини Адлерберг, остается только желать, чтобы открытый ей приют, в котором призревается до 20 детей обоего пола, сохранен был навсегда». В 1857г. Комитет Главного Попечительства Детских Приютов утвердил обращение временного приюта в постоянный, с присвоением ему имени основательницы — графини Амалии Максимилиановны Адлерберг.

В 1869 г. для приюта было построено новое здание. Оно существует и поныне: в большом двухэтажном доме на углу улиц Пушкинской и Гоголевской, много лет размещался Крымский краеведческий музей, а теперь Музей этнографии народов Крыма.

К новоселью императрица прислала благодарственное письмо Г.В. Жуковскому и всем, кто помогал ему, в котором, среди прочего, настояла на том, чтобы приют носил имя основательницы, в отличие от всех прочих, которые носили имя императрицы. Она также разрешила поместить в приюте портрет основательницы — Амалии Адлерберг, который специально был доставлен из Финляндии.

Портрет до революции находился в здании приюта, где он теперь — неизвестно. Может быть, пропал в гражданскую войну, может, в Отечественную. Теплится ещё надежда, что он может быть среди неатрибутированных женских портретов XIXв. в одном из крымских музеев.

В 1881г. граф вышел в отставку, и Адлерберги покинули Россию, уехали в Мюнхен. Они поселились на Амалиенштрассе, в доме ее отца, Максимилиана Лерхенфельда, которым владел тогда ее племянник и внук ее отца, тоже Максимилиан. В курортном местечке Тегернзее, где любили отдыхать и горожане, и короли и русские цари, была построена вилла «Haus Adlerberg am See». В 1888г. Амалия скончалась на своей вилле в Тегернзее, и была похоронена на кладбище на противоположном берегу озера.

До наших дней выполняется воля ее мужа, Николая Владимировича Адлерберга, запретившего строить что бы то ни было, закрывающее вид из окон виллы на могилу любимой жены.

Пользуясь случаем, приношу благодарность Аркадию Полонскому, исследователю жизни и творчества Федора Тютчева, который любезно предоставил мне сведения о Мюнхенском периоде и репродукции портретов Амалии.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бездомные книги

.

Крымские кукольники привезли диплом с «Шомбай–fest–2016»

Юлия СОЛОД

Подари библиотеке книгу!

Степан ВОЛОШКО