Крымское Эхо
Новороссия

Тянуть тянучку. Лишь бы не проиграться

Тянуть тянучку. Лишь бы не проиграться

В отечественной истории уже был период, когда на военные провокации, чтобы не быть втянутым в большую войну при невыгодных условиях, надо было не поддаваться во что бы то ни стало и в каком-то смысле даже любой ценой. Речь идет о времени с сентября 1939 года, с момента начала Второй Мировой войны и до 22 июня 1941 года.

Существует имеющее свои основания объяснение политики Советского Союза с ее жесточайшим приказом не реагировать вооруженным путем или тем, что может быть истолковано в таком качестве, ни на какие военные приготовления гитлеровской Германии, а также ее союзников и сателлитов. И точно так же — неукоснительными поставками потенциальному противнику, вплоть до последней секунды перед развертыванием им боевых действий всего, что было предусмотрено торговыми соглашениями. В том числе, стратегических товаров: цветных металлов, деловой древесины, зерна, хлопка. Груженые эшелоны шли через границу на запад и в воскресную ночь, оставшуюся в истории навсегда.

Но сейчас на вопрос, когда Гитлер проиграл войну, развязанную против Советского Союза, и Вторую Мировую войну в целом, существует такой же обоснованный ответ: 22 июня 1941 года. Когда премьер министр Англии Уинстон Черчилль во всеуслышание объявил по радио, что в начавшейся войне Британская империя безоговорочно находится на стороне подвергшейся агрессии советской страны и будет бороться рядом с ней до полной победы над державами фашистского блока.

Эта британская решимость не могла не повлиять в соответствующем духе и на позицию заокеанских Соединенных Штатов, хотя до официального вступления Америки в войну оставалось еще свыше пяти месяцев, и для этого понадобился Перл-Харбор. Но в конечном итоге война против Германии и всей тройственной «Оси», претендовавшей на мировое господство, приобрела заведомо проигрышный для агрессоров характер.

Заявление Черчилля в первый день гитлеровской агрессии против Советского союза во многом было вынужденным, и вообще все могло быть совсем не так.

Великобритания и Франция все 30-е годы прошлого века не хотели воевать с фашизмом, и особенно в преддверии надвигающейся войны, в 1938-1939 годах, делали все, что было в их силах, лишь бы развернуть германскую военную машину на Восток.

А кода Гитлер 1 сентября 1939 года напал на Польшу, западные союзники Варшавы, связанные с ней договорами о взаимной обороне от агрессии, формально войну агрессору объявили только на третьи сутки боевых действий: Англия — в 11 дня 3 сентября 1939 года, а Франция — с 17 часов того же первого воскресенья осени, когда по времени Гринвича было 16 часов.

Пауза была вызвана все теми же причинами: Великобритания и Франция даже тогда, когда бомбы падали на Варшаву и другие города Польши, искали способ сторговаться с фашистским Берлином. На британский и французский кабинеты повлияла, причем чуть ли не в решающей степени, позиция США. За океаном, надежно ограждавшим Новый Свет от любых передряг Старого, решили, что раз уж Германия напав на Польшу, создала casus belli, то упускать такой бизнес никак нельзя. Поэтому Вашингтон дал понять Лондону и Парижу, что спускать Гитлеру нападение на Польшу, что означало ее неминуемый разгром, уже не покатит.

Но в то же время Америка была совсем не против, чтобы очередная мировая война, принявшаяся разорять, к выгоде американских банков и корпораций, Восточное полушарие, приняла вид долго тянущегося затишья на Западном фронте, а может, быть, и замирения с Гитлером на тех или иных условиях с тем, чтобы весь военный пожар обрушился на Восток и сжег бы Советский Союз.

Однако такая ситуация вероятнее всего возникла бы в том случае, если бы повод к войне против себя, со своей стороны, вольно или невольно, оправданно или не очень убедительно, создало бы советское государство.

Тогда бы в день начала боевых действий, а может, и позже Англия также выступила с каким-нибудь общим заявлением, где бы выражалось сочувствие стороне, подвергшейся нападению.

Если бы такой стороной, даже при наличии собственноручно созданного повода, выглядел бы Советский Союз, то все могло бы ограничиться ни к чему не обязывающим обещанием в поддержке. Но ведь конкретные события могли быть истолкованы и преподнесены общественному мнению Великобритании и США так, что жертва неспровоцированного нападения — Германия! И в таком случае ничего не остается, как развернуть всю карту войны на 180 градусов, чтобы оказывать помощь подвергнувшемуся нападению Третьему Рейху.

 Почему бы и нет, если еще в августе 1939 года Советский Союз политикой западных держав был поставлен пред дилеммой: заключить договор о ненападении со смертельным идеологическим и стратегическим врагом самому, пока враг по крайней мере сам это предлагает. Или иначе завтра с этим врагом поспешат подписать все, что он пожелает или даже продиктует, западные демократии.

Сходная ситуация, несмотря даже на идущую новую мировую войну, могла повториться в любой момент с 1 сентября 1939 года и до 22 июня 1941года. Но так не произошло потому, что высшее советское руководство сознательно давало фору Гитлеру в подготовке и развязывании войны со всеми, неизбежно вытекающими из этого издержками и потерями.

Зато своим безукоризненным выполнением Пакта о ненападении от 23 августа 1939 года советская сторона в день начала войны не оставила западным державам иного выбора, как признать агрессором фашистский Рейх. А продолжавший оставаться глубоко ненавистным им Советский Союз — обороняющейся стороной, вынужденной вести справедливую войну за сокрушение коричневой чумы.

Зависшая ситуация на Донбассе также заставляет экспертов и политологов обращаться к этому историческому уроку уже более чем семидесятилетней данности. Проводится аналогия: руководство современной Российской Федерации во главе с Владимиром Путиным, чтобы не поддаваться на провокации и не явиться на войну, на которую приглашают Россию в заведомо невыгодной для нее обстановке, ведет себя сдержанно и покладисто, выдвигая при каждом удобном случае встречные инициативы пред своими западными «коллегами» и «партнерами».

Вроде предложения направить на линию разграничения на Донбассе миротворцев ООН.

Поговорка о том, что худой мир лучше любой доброй ссоры, известна издавна, и возражений против нее отыскать трудно. Видимо, поэтому переговоры, хоть и не всегда, ведутся даже с шайками бандитов, захватывающих гражданские самолеты и берущих пассажиров в заложники. Если есть, пусть даже микроскопический, шанс разрулить такую ситуацию, не пролив ни одной капли крови, значит, им нужно воспользоваться.

Но, по такой логике, Исламское государство — бандитская шайка, сумевшая, однако, разрастись до размеров армии. Неудивительно, что это бандитское формирование смогло захватить внушительную территорию, попутно обзавестись атрибутами государственности, и на вооружении у него не только армейское оружие общевойскового боя, но и идеология, какой бы дикой и фанатичной она не казалась всем, кто не признает черное знамя.

Но с Исламским государством, несмотря на его масштабы и звание, то, что называется мировым сообществом, постановило никаких переговоров не вести. Согласно общему решению, этот бандитский халифат должен быть уничтожен комбинированными ударами с суши, с моря и с воздуха. Чем международная коалиция и занимается уже седьмой год подряд. Тут, получается, нет альтернативы как раз военному способу решения проблемы.

Незадача заключается в том, что и у киевской власти немало общего с нерукополагаемым Исламским государством: также совсем немалая территория — чуть меньше, чем Франция, все формальные признаки государства и армия, ведущая огонь по местам проживания гражданского населения. Однако весь остальной мир в этом случае — сама благорасположенная предупредительность и безграничное миролюбие: все, что угодно, только не принуждение киевских бандитов и мародеров к миру силой. Но кто видел вооруженную банду, отказавшуюся быть собой под воздействием разговоров и уговоров?

Вопрос войны и ли мира — это во многом вопрос времени. Иначе — кто сможет время выиграть, чтобы лучше им распорядиться.

Не верится, что у современного российского руководства в случае с Донбассом и бывшей Украиной времени столько, сколько было у московских князей в отношениях с Золотой Ордой. Тогда можно было ждать и выжидать лет 100 или 200.

Князь Горчаков после Крымской войны прождал 14 лет, и как оказалось, не напрасно. Чтобы денонсировать в одностороннем прядке Парижский трактат и вернуть на Черное море военный флот, России в 1870 году в самом деле не понадобилось ни «пушек, ни рубля».

Сталин с сентября 1939 года и до июня 1941-го тянул время и, понятно, хотел, чтобы так продолжалось, как можно дольше. Но и из того, что удалось выиграть, был выжат максимум возможного.

В июле 1942 года, когда Германия, казалось, была на пике своего могущества и ее войска стояли в 100-150 километрах от Москвы, а на юге наступали на Кавказ и к Волге, Гитлер в своих так называемых застольных беседах, которые велись по вечерам в узком кругу приближенных фюрера, разоткровенничался. Он признал, что «мы очень правильно сделали, что нанесли решающий удар по России в 1941 году, а не сейчас, годом позже». Если бы мы выжидали, также заявил нацистский главарь, Россия за отпущенное время так бы усилилась, что мы ее уже ни за что не победили.

История, однако, показала, что Советскому союзу для подготовки победы над фашистскими агрессорами хватило и отпущенного, совсем куцего, по очень многим, не только формальным, но и фактическим параметрам, времени.

Проблема же руководства современной России заключается в том, что оно тянет время и выжидает непонятно чего, держась тактики «тянуть и ждать» — а что из этого выйдет, будет видно. А, может, и нет.

Изъян этой линии, кроме прочих, еще в том, что она ни в чем ощутимом не воздействует на противостоящую сторону. А она, пользуясь ситуацией, перехватывает инициативу.

Странный, но только на первый взгляд, «проход» Саакашвили из польского Перемышля в украинский Львов — это также выпад против заждавшегося непонятно чего противника.

Бывшего гражданина Грузии и Украины, а теперь человека без паспорта встретили и сопровождают вечно недовольные, желающие, однако, сами усесться в президентское кресло. За это не только одного беспаспортного Михо, но и примкнувшую к нему для обеспечения беспрепятственного «прихода» Юлю в юбке и снова — с косой в тот же день занесли в «расстрельный» список сайта «Миротворец». Там рассудили, что «проход» во Львов может иметь продолжение в виде «похода на Киев», что равнозначно свержению власти Порошенко и очередному государственному перевороту.

Если в Киеве в самом деле произойдет пертурбация власти, то новоиспеченная верхушка по поручению извне сможет передать вечно тянущей время Москве предложение по Донбассу, от которого трудно будет отказаться, что называется, в прямом эфире.

Теоретически да и исходя и из определенных практических соображений, президентом в Киеве можно посадить Юлию Тимошенко, чтобы она потом сказала: «Я единственная, кто может говорить и договариваться с Путиным». А в мире ее сразу в таком качестве разрекламируют.

Хотя за Киев это могут и сделать. Как уже сейчас делает Ангела Меркель, когда в телефонном разговоре с Владимиром Путиным, состоявшемся 11 сентября, дополнила российское предложение о сопровождении наблюдателей ОБСЕ миротворцами ООН — тем, чтобы «голубые каски» сопровождали международных наблюдателей не только на линии разграничения, а везде, где появятся.

Как и следовало ожидать, такое «дополнение» с ходу забраковано не было.

Вообще, замечено, что Российская Федерация в отношениях с Федеративной Республикой ведет себя словно «от противного». В Москве, так же, как и везде, известно, что США пуще огня опасаются создание альянса России и Германии, несмотря на то, что реальных признаков широкого стратегического соглашения между Москвой и Берлином, да еще такого, которое предполагало бы бросить вызов Америки, не было и не видно. Но факт еще и в том, что за все, что исходит от Германии, если оно даже призрачным образом напоминает хоть какое-то сближение или встречный шаг, российская сторона встречает с расшаркиванием и готова вцепиться за это обеими руками.

Но пока Саакашвили, сначала посидев в львовском отеле, выехал оттуда на следующий день, 13 сентября, в неизвестном направлении, а Меркель «втирает» свои предложения Москве, война и все что с ней связано, идут своим чередом.

Под шумок политических переговоров и скандалов, Генеральный штаб ВСУ 12 сентября объявил о приведении в полную боевую готовность военно-воздушных сил бывшей Украины. Это понадобилось для проведения командно-штабных учений «Непоколебимая стойкость-2017».

Но если происходящее на бывшей Украине расценивать, все же глядя не на политическую свалку, а с точки зрения перспектив войны и мира, то понятно одно: на фронте перемен как не было, так и не видно.

Независимо от того, куда собирается двинуться Саакашвили и остальные, к нему примкнувшие — на Киев или по окольным путям, в любом случае это разборки между двумя одинаковыми таборами, спорящими только о том, кто из них громче кричит, что с «агрессорами» и «оккупантами» лучше всех будет воевать только он, и никто другой.

Вечером, перед отъездом из отеля «Леополис», человек без гражданства провел там все же совещание того, что у него теперь называется штабом.

На заседании обсуждался конкретный технический вопрос: как блокировать здание Верховной Рады в Киеве после того, как тем, кто готов идти свергать существующую киевскую власть, удастся пройти в ее логово.

Любопытно, что 100 лет назад, и почти день в день по календарю, в отечественной истории происходило что-то похожее.

В те времена неадекватная центральная власть также находилась, где ей и полагалось быть, в столице страны. А местом сосредоточения сил заговорщиков, вместе с их штабом, стал один из губернских центров.

Силы, которые участники заговора считали верными своей затее, были двинуты на столицу по железным дорогам, а также в конном и пешем порядке.

Однако поход за свержение власти, которая, как и сейчас, была объявлена преступной, провалился, не дойдя до места нахождения преступников, то есть до столицы.

А вот за 95 лет до сегодняшнего дня поход, предпринятый также на столицу, только в другой стране, удался полностью. Только в этом случае задача заговорщиков отличалась тем, что они намеревались свергнуть правительство, оставив на престоле короля, так как не без основания рассчитывали на его полную поддержку заговора. И не ошиблись. Глава заговорщиков, согласно королевскому указу, возглавил правительство и продержался на своей должности почти 21 год.

Король, правда, поначалу, когда ему доложили о движении на столицу каких-то мутных колонн, поколебался, стоит ли ему только из-за этого убирать то правительство, что на тот момент было, и к которому как будто особых претензий не было. Но монарха припугнули, что, если он чего-то не понимает, то его самого могут убрать в результате дворцового переворота. Вслед за этим препятствий для государственного переворота не осталось.

В первом случае речь шла о заговоре генерала Корнилова в России. Он, кстати, оказал полезную услугу Центральной Раде. Будучи, еще в конце июля 1917 года назначенным на пост верховного главнокомандующего Русской армии, ставший вдруг делать необычайно быструю карьеру, генерал-лейтенант своим приказом переподчинил войска Юго-Западного и Румынского фронтов, где было немало выходцев из украинских губерний, и тогда такой же самозваной киевской власти.

Заговор, проявившийся в открытом выступлении генерала Корнилова и корниловцев, о чем они сами объявили, начался, по новому стилю, 9 сентября 1917 года. Но уже 13 сентября Керенский, хоть и оставшийся без своего кабинета по той причине, что временное правительство, в том составе, в котором оно просуществовало с середины июля по начало сентября 1917 года, распалось, объявил о ликвидации заговора против революции.

А вторая сходная история также сразу приходит на память в связи с беспрепятственным пересечением лица без гражданства по фамилии Саакашвили как будто охраняемой польско-украинской границы, — это поход Бенито Муссолини и его «чернорубашечников» на Рим. Мероприятие началось 27 октября 1922 года, а уже 31 октября предводитель фашистов стал премьер-министром Италии.

Эти аналогии вполне уместны, постольку поскольку политические тенденции и процессы, наблюдаемые на сегодняшней бывшей Украине, такие же, как и на всем Земном шаре. С этой точки зрения, киевской власти совсем не нужно куда-то интегрироваться или во что-то вступать. Но при всем этом исторические сравнения к бывшей Украине следует прикладывать с учетом того, что на этой территории все мировые процессы происходят исключительно в карикатурном, пародийном и фарсовом виде, и никак иначе быть не может.

Однако, это еще и тот случай, когда пародия и фарс вовсе не мешают разворачиваться трагедии войны.

Уже понятно и то, что Порошенко – даже не Керенский, и объявить о раскрытии и ликвидации заговора Саакашвили ему никто не позволит. Об этом открытым текстом, также 13 сентября, заявил назначенный два месяца назад президентом Трампом специальным представителем США по Украине Курт Волкер.

Если бы Волкер был послом мира, то при его возможностях за срок, истекший с момента его назначения на занимаемую сейчас должность, мир на территории, где была Украина, давно бы уже наступил. Но, так как происходит прямо противоположное, то это означает, что и «заговор Саакашвили» — очередная военная операция американских кураторов киевской власти.

Засылку бывшего грузинского президента на бывшую Украину можно назвать и «операцией санация».

«Санация» — термин из польской истории. Такое название получил режим, установленный Пилсудским и его приближенными в 1926 году. Воспользовавшись массовым недовольством властью насквозь коррумпированной «Познанской группировки», установившейся с 1921 года, польские военные произвели в мае 1926 года вооруженный государственный переворот, провозгласившего своей целью оздоровление, или «санацию», государства.

Разница, однако, в том, что «познанцев» понадобилось выгонять из Варшавы силой, а Порошенко, как уже было сказано, Саакашвили запрещено даже пальцем грозить.

Задуманная «санация» киевского режима может пройти и в форме отстранения Порошенко от президентства — или его загонят в такой угол, что ему придется выполнять все, чего пожелают еще одни «санаторы».

Во внешней политике Киева осуществление этой операции, как бы она ни выглядела, будет означать лишь усиление вражды к России. Режим могут переформатировать, все больше затачивая его под войну.

Курт Волкер, собственно, сказал и об этом. «Ненавязчиво» посоветовав Порошенко действовать по отношению к Саакашвили в рамках закона, американский представитель закончил наставление тем, что все происходящее также понадобится для успешного противостояния «агрессии России».

Если бы киевская власть, безразлично в каком виде, вдруг согласилась бы на присутствие миротворцев ООН на линии разграничения, что подразумевает и взаимный отвод войск, или ухватила бы следующую наживку, подкинутую российской стороной — ту, что в Москве теперь согласны и на сопровождение «голубыми касками» миссии ОБСЕ на всей территории, контролируемой ДНР и ЛНР, в таком случае на Донбассе возникла бы «буферная зона». За этой зоной российскому руководству можно было бы отсиживаться, продолжать тянуть время, чтобы, хоть и ничего больше не предпринимать, но и не проигрывать.

Хотя сам факт ввода на Донбасс миротворцев ООН, даже при том, что Москва и Киев могут толковать его исходя из взаимоисключающих позиций, все равно изменил бы ситуацию в зоне конфликта в сторону ее «интернационализации», что объективно более выгодно киевской власти.

Но если судить по сегодняшней ситуации, такой поворот сюжета не выглядит вероятным.

Официальный представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт на брифинге для прессы, прошедшем в Вашингтоне вечером 13 сентября, уже заявила, что Соединенные Штаты полностью поддерживают позицию украинской стороны, состоящую в том, что миротворцы ООН должны быть размещены на всей территории ДНР и ЛНР, в том числе и на границе с Российской Федерацией.

Из этого следует, что и в просматривающемся будущем России не остается ничего иного, как оттягивать время за той линией разграничения, которая существует еще с сентября 2014 года, за исключением Дебальцево, взятого армией ДНР штурмом в феврале 2015 года.

А и того, что происходит на этой линии с украинской стороны, видно только то, что киевская власть и не думает сворачивать войну, которую она, по ее собственному установлению, ведет с Россией еще с февраля 2014 года.

Пока Саакашвили со своей свитой разъезжает по бывшей Украине своим маршрутом, подготавливая то ли переворот, то ли «санацию», война как ни в чем не бывало идет по собственному расписанию.

Поздним вечером 13 сентября украинские военные вновь обстреляли из артиллерийских орудий и минометов запад и север Донецка. А с утра 14 сентября стало известно, что ВСУ подтягивают танки на южный фланг донецкого фронта, в район поселка Гранитное и села Новогригорьевка. Там же оборудуются ротные опорные пункты и окопы, что само по себе говорит о подготовке к активным боевым действиям.

Недаром же известно, что время — вещь обоюдного пользования. И в условиях войны, когда одна сторона старается только тянуть время, противоположная, пользуясь предоставленной возможностью, вооружается и окапывается.

Если в ответ на это только тянуть тянучку, то запас времени рано или поздно закончится, и тогда можно проиграться вдрызг и потерять все.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

От окопов и до отмены санкций

Игорь СЫЧЁВ

Два символа одного дела

Игорь СЫЧЁВ

Помидоры и… снаряды

Игорь СЫЧЁВ