Крымское Эхо
Архив

«Тургеневские» девушки

О ВРЕМЕНА, О НРАВЫ!

Существует неоднократно подтвержденное жизнью мнение, что, несмотря на развитие цивилизации, психология человека не меняется. С древних времен и по сей день бушуют в нас те же страсти, гложут те же сомнения и все так же мы пред¬почитаем учиться не на чужих, а на собственных ошибках.

Как бы то ни было, вряд ли кто-то будет спорить с тем, что наши предки, жившие, к примеру, в девятнадцатом веке, отличались от нас довольно сильно.

Вспомните классику, из которой еще в школьные годы мы узнаем о том, что тогда считалось по-настоящему благородным, свидетельствовавшим о хорошем воспитании, а что было моветон, то есть дурным тоном. Какие барышни тогда жили! Опущенные ресницы, стыдливый румянец, постоянный контроль над своим поведением, борьба с эмоциями и чувствами.

К сожалению, в наше время подобные трепетные девицы — исключительная редкость, вызывающая недоумение и мысли по поводу психической адекватности суперскромницы. Гораздо более привычны их антиподы. Девчонки весьма нежного возраста с большим энтузиазмом и ощущением «продвинутости», рассказывающие ровесникам-мальчишкам истории из сво¬ей личной жизни. С мельчайшими деталями и подробностями в стиле «Камасутра» отдыхает». Случается, что мальчишки, слушая эти откровения, густо краснеют и отводят глаза.

Говорите, неправда все это? Ах, если бы. Чтобы убедиться, стоит хоть однажды в выходной посетить один из городских баров. Самое интересное, что, как правило, среди посетителей увеселительных заведений немало учащихся старших классов школ. Узнать об этом можно только по их разговорам — то о количестве уроков на следующий день вспомнят, то Марью Ивановну, преподающую историю, ругают.

На вид же барышням минимум двадцать пять: косметика в три слоя, вещи из однозначно взрослого гардероба. О тяге казаться взрослыми красноречиво говорит и поведение, на редкость фривольное, направленное на демонстрацию богатого жизненного опыта. Сей опыт — в отсутствии всяких табу: что хочу, то и ворочу. Могу, например, посидеть на коленях у Васи, могу поцеловаться по-французски с Колей, а вот с этим — как его там, забыла имя, только что познакомились — могу выйти на улицу, чтоб никто не мешал… Впрочем, могу и не выходить, кому какая разница?

Вот пишу обо всем этом и чувствую себя какой-то бабулькой, которая с утра до вечера восседает на лавочке и перемывает косточки молодым. Прямо занудство какое-то. Строчки пахнут нафталином и кричат об отсутствии всякой продвинутости. А, может, стоит посмотреть на все это по-другому?

…За столиком уютного развлекательного заведения распивают очередную бутылку шампанского две юные прелестницы. Оживленной беседе то и дело сопутствуют кокетливые взгляды по сторонам. По соседству веселится шумная мужская компания, также не без интереса поглядывающая на стремительно хмелеющих барышень. Еще пара тостов — и один из кавалеров, невзрачный, бросающийся в глаза своей неестественной худобой товарищ, оказывается за столиком девчушек. Спиртное льется рекой, развязывая языки новоявленной компании. Анекдоты сменяются откровенным разговором «за жизнь», из которого становится ясно, что молодой мужчина «сидит на игле» и уже несколько лет болен СПИДом. Барышни не верят, заходятся гомерическим хохотом, хлопая нового знакомого по спине и ероша ему волосы. Новый знакомый переходит на комплименты в адрес прелестниц и рассказывает о том, что его жена — тоже красавица. Где работает? Где, где… Кем может еще работать симпатичная девчонка? Не дает умереть древнейшей женской профессии. Какая ревность? У них в этом смысле без проблем, современные же люди. Девчонки смеются еще громче, уверовав в то, что ухажер просто набивает себе цену. Через некоторое время все вместе они отправляются в гости к «уморительному» рассказчику, дабы, что называете продолжить банкет…

Что было потом — история умалчивает. Можно лишь догадываться и надеяться на то, что веселая троица все-таки не прибыла к месту назначения, и каждый отправился к себе домой. Потому как весьма нездоровый вид кавалера делал его рассказ о себе уж больно похожим на правду.

Кстати сказать, а чего это я на девичью нескромность намекаю? Может, такое поведение не имеет альтернативы? Потому как не в моде нынче тургеневские девушки, рыдающие над сентиментальными романами и по любому поводу падающие в обморок. Не популярны они в юношеской среде, хоть ты тресни. Ну, если забыть о разных там «ботаниках», по выходным посещающих театры и прочие культурные заведения, в общем — невообразимо скучных. О каких культурных мероприятиях, господа-товарищи, можно сегодня говорить серьезно? Сей вопрос не так давно в качестве риторического задал один молодой человек, позвонивший на городское радио во время обсуждения вопроса культурного развития подрастающего поколения. Сообщает слушателям, что, мол, культурой как таковой интересовалась молодежь давно канувших в Лету восьмидесятых-девяностых годов, а нынче — это, извините, пережитки, атавизм и совершенно не модная вещь, и нечего о ней вообще разговаривать. У современной молодежи совсем другие интересы. Какие? Юноша не сообщает.

Вот и пе¬няйте теперь на нынешних девчо¬нок, живущих по этим самым «дру¬гим интересам». А вы говорите — культура. Не смешите, пожалуй¬ста, господа-товарищи!..

 

Рисунок вверху — с сайта forest.onego.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Недопартии, недовыборы…

Пойду и проголосую!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Моряк, оставшийся с Флотом до конца

Сергей ГОРБАЧЕВ