Крымское Эхо
Мир

Турция, обязанная России своим существованием

Турция, обязанная России своим существованием

Совсем недавно Путин помог Эрдогану не только остаться у власти, но и не стать покойником, ведь его противники собирались ликвидировать неудобного президента отнюдь не морально. «Благодарный» турок недолго хранил тёплые чувства к спасителям, список его непотребств против России уже давно не умещается на одной странице. Но откуда же такая неблагодарность?

Сказать: «Восток — дело тонкое» — легко, но ответа данная идея явно не даёт. Посмотрим на историю появления Турции из обломков Османской империи.

Оттоманская Порта и до начала I Мировой войны не вылезала из бесконечных войн. В итало-турецкой войне 1911 года она потеряла Ливию и Родос, а в балканских войнах 1912-1913 годов лишилась и европейских территорий. Свои поражения она решила поправить союзом с кайзеровской Германией и её союзниками. Соответственно поражение последних было и поражением Османской империи.

Подписание султанским правительством Мудросского перемирия (капитуляции Османской империи перед странами Антанты) 30 октября 1918 года означало фактический раздел государства между победителями. В ноябре 1918 года англичане оккупировали Константинополь; Греции был предоставлен контроль побережья вокруг Измира (со значительным греческим населением), Франции — Сирия. Турецкий генерал Мустафа Кемаль, прибывший в мае 1919 года в город Самсун с поручением контролировать ход разоружения турецкой армии, выступил перед молодёжью и объявил мобилизацию против оккупационных войск.

В июне 1919 года он обнародовал открытое письмо, обращённое руководителям администраций Турции, которое гласило, что независимость страны находится под угрозой, а также объявлял созыв депутатов на съезд патриотических сил страны в городе Сивас, так называемый Сивасский конгресс.

Сивасский конгресс, проведённый с 4 по 11 сентября 1919 года принял развернутую программу национальных требований: независимость страны, сохранение за Турцией всех земель в пределах линии перемирия, вывод оккупационных войск, право Турции на самостоятельное развитие, без иностранного вмешательства, отмена всяких ограничений, нарушающих суверенитет нации.

Сивасским конгрессом был избран новый Представительный комитет, тоже возглавленный Кемалем. Этому комитету фактически подчинилась вся Анатолия, за исключением районов, оккупированных иностранцами. Султанское правительство, находящееся в оккупированном Константинополе (28 марта 1930 года переименованного кемалистами в Стамбул), ставшее марионеткой интервентов, было полностью дискредитировано в глазах населения Турции.

Альтернативой ему стало собравшееся в Анкаре 23 апреля 1920 года Великое национальное собрание Турции (ВНСТ). Мустафа Кемаль был избран председателем президиума парламента и главой правительства Великого национального собрания, которое на тот период не признавалось ни одной из держав.

Уже 26 апреля 1920 года Мустафа Кемаль обратился к председателю СНК РСФСР В. И. Ленину с предложением установить дипломатические отношения и разработать общую военную стратегию на совместных приграничных территориях, чтобы защитить Советскую Россию от «империалистической» опасности в Причерноморье и на Кавказе.

Кемаль заявлял, что «Турция обязуется бороться совместно с Советской Россией против империалистических правительств для освобождения всех угнетённых… изъявляет готовность участвовать в борьбе против империалистов на Кавказе и надеется на содействие Советской России для борьбы против напавших на Турцию империалистических врагов».

В письме были изложены основные принципы внешней политики ВНСТ:

провозглашение независимости Турции;
— включение в состав турецкого государства бесспорно турецких территорий;
— предоставление всем территориям со смешанным населением права определить свою судьбу;
передача вопроса о проливах конференции прибрежных черноморских государств;
— отмена режима капитуляций и экономического контроля со стороны иностранных государств; ликвидация всякого рода сфер иностранного влияния.

 В обмен на дружбу генерал просил предоставить Турции военную и финансовую помощь.

В письме главы нового революционного турецкого правительства предлагалось:

«Первое. Мы принимаем на себя обязательство соединить всю нашу работу и все наши военные операции с Российскими большевиками…
Второе. Если Советские силы предполагают открыть военные операции против Грузии или дипломатическим путем, посредством своего влияния заставят Грузию войти в союз и предпринять изгнание англичан с территории Кавказа, Турецкое Правительство берет на себя военные операции против империалистической Армении и обязывается заставить Азербайджанскую Республику войти в круг Советских государств.
Третье. Чтобы, во-первых, изгнать империалистические силы, которые занимают нашу территорию, населенную нашим народом и, во-вторых, чтобы укрепить нашу внутреннюю силу, для продолжения нашей общей борьбы против империализма мы просим Советскую Россию в виде первой помощи дать нам пять миллионов турецких лир золотом, оружие и боевые припасы в количестве, которое должно выяснить при переговорах и, кроме того, некоторые военно-технические средства и санитарный материал, а также продовольствие для наших войск, которые согласно требованию Советской власти должны будут оперировать на Востоке».

Советское руководство России во главе с Лениным руководствовалось не классовым, а геополитическим расчётом. Советская власть пришла на выручку врагу своих врагов. Одним из них была старая Османская империя, которой большевики по итогам Брестского мира уступили значительные территории в Закавказье. В марте 1920-го султан Мехмед VI, признавший поражение в I Мировой войне, согласился на оккупацию Константинополя победителями — англичанами, итальянцами и французами.

Парламент конституционной Османской империи был распущен. По решению оккупационных властей, находившихся в Константинополе, карательную операцию против новой Турецкого государства во главе с Мустафой Кемалем поручили греческим войскам.

Исторически симпатии населения России находились на стороне православных Афин. Однако советское правительство Ленина развернуло шахматную доску большой политической игры, сломав всю систему прежних антиосманских альянсов. Совет Народных Комиссаров по соглашению от 24 августа 1920 года выделил денежную помощь Турции в объеме 10 млн. золотых рублей, что соответствовало 7,74 тонны золота (около 80 миллионов золотых турецких лир), что превышало годовой бюджет республики в начале 1920-х гг. и вдвое больше расходов Военного министерства Правительства М. Кемаля соответствующего периода[1].

Первую партию золота — 620 кг из золотого запаса Российской империи (100 тысяч золотых османских лир), 8 сентября была доставлена в Эрзурум. 200 кг золота было оставлено в распоряжении Восточной армии, а остальные направлены в Анкару и потрачены в первую очередь на жалование государственным служащим и офицерам. Если назвать вещи своими именами, то Советская Россия дала возможность Кемалю платить чиновникам и солдатам, которые без этого могли бы и разбежаться.

Но не одной зарплатой помогали будущему Ататюрку. Первая партия оружия и боеприпасов была доставлена в Трабзон в конце сентября 1920 года. Винтовки и пулемёты были трофейными германскими — такими же, что состояли на вооружении турецкой армии. За все годы войны за независимость, согласно официальным турецким данным, поставки Советской Россией вооружения и боеприпасов составили: винтовок — 37 812 штук, пулемётов — 324, патронов — 44 587 ящиков (63 млн.); орудий — 66 штук, снарядов — 141 173 штук.

В дальнейшем перевозки вооружения, боеприпасов и снаряжения осуществлялись по морю из Новороссийска и Туапсе. Во время освободительной войны в Турции Советская Россия поставила более половины использованных в военных действиях патронов, четверть винтовок и орудий, треть орудийных снарядов. Купленные в Германии самолеты беспошлинно доставлялись в Турцию через Россию, тем же путём в Турцию переправлялось минное и артиллерийское имущество, винтовки и боеприпасы.

Помимо оружия и золота большевики поставляли турецким «революционерам» топливо и сотни тысяч тонн зерна, в то время как после Гражданской войны в самой Стране Советов голодало Поволжье и другие районы.

В подготовке турецкой армии приняли участие советские военные специалисты, выезжавшие в воинские части, а по некоторым данным, даже принимавшие участие в разработке военных операций. Главой военной миссии был Михаил Фрунзе – чрезвычайный и полномочный посол от УССР.

Советская Россия не отдавала Карс туркам, что так любят подчёркивать армянские источники. Карс отошел Турции по Александропольскому мирному договору 1920 года после скоротечной войны между Турцией и дашнакской Арменией, а Московский и Карсский договоры 1921 года лишь подтвердили турецкий суверенитет над Карской областью.

На самом деле Москве надо было определиться, что ей важнее: Карс или Батуми, который кемалисты провозгласили исторически турецкой территорией. Поскольку Батуми был портовым городом и имел важное стратегическое значение, выбор был очевиден. По итогам Московского договора 1921 года, Турция передала только что провозглашенной Грузинской ССР Батуми, вернула Армянской ССР Александрополь (нынешний Гюмри), а Азербайджанской ССР — Нахичевань.

***

Конечно, цена такого союза для нас была очень высокой, но Ленин боялся потерять Турцию, полагая, что она может превратиться в союзника Англии.

С ноября 1922 по июль 1923 года в Лозанне прошла международная конференция по Турции, после которой Турция была провозглашена независимым государством во главе с Мустафой Кемалем. Российская делегация встала на этом форуме на сторону Турции в вопросе о возврате Константинополя и проливов, что способствовало смягчению позиции стран Антанты, понимавших, что освободившаяся после Гражданской войны РККА представляет собой грозную силу как союзник Турецкой республики.

Ататюрк (на фото вверху) дважды, 24 апреля 1920 года и 13 августа 1923 года, избирался на пост председателя ВНСТ. Этот пост совмещал в себе посты глав государства и правительства. 29 октября 1923 года была провозглашена Турецкая Республика, и Ататюрк был избран первым её президентом. В соответствии с конституцией, выборы президента страны проводились раз в четыре года, и Великое Национальное Собрание Турции избирало Ататюрка на этот пост в 1927, 1931 и 1935 годах. 24 ноября 1934 года турецкий парламент присвоил ему фамилию «Ататюрк» («отец турок» или «великий турок»).

Ататюрк подчеркнул в письме Ленину: «…в общей связи с историей, наполненной шумом кровавых войн, столетиями проходивших между турками и русскими, такое быстрое примирение между нами изумило другие нации. Турция значительно ближе к России, особенно России последних месяцев, чем к Западной Европе. […] Турция не отступит от своего курса по отношению к советской России, и все слухи о противоположном лишены основания. Я уверяю вас, что никогда мы не подпишем соглашения и не войдем в альянс, прямо или косвенно направленный против Советской России».

Теперь посмотрим, чем отблагодарили турки, обещая «…освобождения всех угнетённых… изъявляет готовность участвовать в борьбе против империалистов» за помощь.

Националист Кемаль никогда не собирался становиться коммунистом и социалистом. Он лишь обещал, когда это было выгодно Турции, и с легкостью отказывался от своих обещаний, опять же, когда это было выгодно Турции.

— Кемаль начал преследовать коммунистов почти сразу. 28 января 1921 г. группа коммунистов, в том числе Субхи и Нежат, спасаясь от преследований, попыталась бежать в Россию через Чёрное море на судне, но были зарезаны якобы капитаном и командой судна. В некоторых источниках приводится совсем другое мнение: Мустафа Субхи и 14 других членов ЦК КПТ и активистов партии были схвачены турецкими жандармами, вывезены в море и утоплены, это вошло в историю как «убийство пятнадцати».

Освободительное движение в Турции после Первой мировой войны в этническом плане было не совсем монолитным, в нем участвовали многие представители национальных меньшинств, в том числе курды, которые сыграли важную роль в войне за независимость Турции 1919-1922 годов. Их пытались переманить на свою сторону европейцы из стран Антанты, пообещав после подписания Севрского мирного договора создание курдского национального государства.

Но курды поверили Мустафе Кемалю (будущему Ататюрку), который гарантировал им широкие права в будущем турецком государстве, но, как известно, слова своего не сдержал. Кемаль обманул курдов, пообещав им независимость и автономию в обмен за поддержку турецкого государства. Курды позже осознали ложь Кемаля, подняли восстание. Но бунт жестоко подавили правительственные войска. Курды были частично вырезаны, а остальная часть народа насильственно переселена из горной местности в пустыню, на фактическое вымирание.

Кемалистская пропаганда 1920-1930-х годов стала называть курдов «горными турками». Немалую роль в этом сыграло то, что в середине 1920-х годов они активно участвовали в движении против реформ Мустафы Кемаля.

Хрестоматийный пример — восстание шейха Саида в 1925 году. Он выступал за установление в Турции законов шариата. Бунт стремительно охватил юго-восточные районы страны, а силам правопорядка поначалу не удавалось ни локализовать, ни подавить народные выступления. Восстание подавили с большим трудом, его лидер и ещё около пятидесяти человек были казнены.

Однако, несмотря на репрессии, выступления курдов продолжались до осени 1930 года. Вывод, который сделали кемалистские власти из восстаний, сводился к необходимости ужесточения режима. В 1927-1929 годах были приняты специальные законы, согласно которым наиболее непокорные курдские племена принудительно переселялись в различные районы Центральной и Западной Анатолии.

 Казни курдов в Диярбакыре, июнь 1925 года. Фото UvA-DARE

Греция была вынуждена эвакуировать всех православных христиан из греческой Анатолии (но Кемаль запретил выпускать из Анатолии греческих и армянских мужчин и подростков, которые позже были полностью уничтожены).

— В 1923 г. в Турции установился мир. Уничтожение и изгнание не менее 2 миллионов христиан позволило Кемалю подождать несколько лет с социально-экономическими реформами – миллионы гектаров земель и десятки тысяч зданий, тысячи лавок и мастерских были распределены между турками. Страна, ставшая громадной могилой для национальных меньшинств, переживала экономический бум.

Кемаль-паша как был националистом и сторонником «моноэтнического Великого Турана» за счет земель и соседних наций, так им и остался.

Кемалисты нуждались в новой модели государства с совершенно иными правилами игры, где их доминирование никто не смог бы оспорить. Именно это стало причиной радикальных преобразований практически во всех сферах жизни общества: установление республики взамен халифата, отмена шариата, предоставление женщинам равных с мужчинами прав, реформа одежды и головных уборов, введение фамилий.

Особой заботой Ататюрка стала реформа турецкого языка — его перевели с арабской графики на латиницу, а позже предприняли попытку создания новой лексики с использованием искусственно придуманных слов. То же касалось и преподавания истории — османский период, несмотря на свою блистательность, следовало забыть, чтобы не испытывать ностальгию по утерянной империи. Фактически по заказу Ататюрка ученые стали разрабатывать «Турецкий исторический тезис», в котором им предстояло доказать, что турки — великая и древняя раса, происходящая от хеттской цивилизации IV тысячелетия до нашей эры. В рамках так называемой «солнечной теории языков» им также пришлось доказывать миф о тюрках как первом протоэтносе на планете.

***

В 1937 году появились первые признаки ухудшения здоровья, в мае 1938 года врачи определили цирроз печени, вызванный хроническим алкоголизмом. Несмотря на это, Ататюрк до конца июля продолжал исполнять свои обязанности, пока это позволяло состояние здоровья. Ататюрк умер 10 ноября 1938 года в возрасте 57 лет, во дворце Долмабахче, бывшей резиденции турецких султанов в Константинополе (Стамбуле).

Турция очень болезненно отнеслась к заключению договора о ненападении между гитлеровской Германией и Советским Союзом в августе 1939 года.

Поэтому она в октябре 1939 года заключила военный союз с Британией и Францией, а 18 июня 1941 года, за несколько дней до нападения Германии на СССР, подписала германо-турецкий договор о дружбе и ненападении.

Преемник умершего в 1938 году Ататюрка — президент Исмет Иненю был крайне осторожен — не случайно со времен Лозанны за ним закрепилось прозвище «хитрый лис». Иненю не хотел вообще ввязываться в новую мировую войну — слишком свежи были воспоминания, чем закончилась для Османской империи Первая мировая. Конечно, его колоссальная заслуга состояла в том, что он объявил нейтралитет, не купившись на щедрые обещания Гитлера отдать Турции весь советский Кавказ.

С другой стороны, начиная с 1939 года на него оказывали давление Великобритания и Франция, с которыми Турция тоже вела переговоры. Черчилль постоянно уговаривал Иненю вступить в войну на стороне союзников, но Анкара сохраняла нейтралитет. В 1941 году, после нападения Гитлера на СССР, Турция объявила о нейтралитете, одновременно проведя частичную мобилизацию и увеличив численность армии до миллиона человек. На границе с СССР турки сосредоточили более 25 дивизий. Это, кстати, вынуждало советское командование в самые напряженные моменты войны держать крупные вооруженные силы на советско-турецкой границе.

***

Период Второй мировой войны подтвердил настоящую сущность турецких пантюркистов и их лютую ненависть к России.

Свое истинное лицо по отношению к России турки показали ещё в 1941 году, сразу же после нападения Германии на СССР. В июле 1941-го журнал «Бозкурт» («Серый волк») опубликовал статью «Тюркизм идет», к которой прилагалась карта «Великой Турции». В её состав были включены Крым, Закавказье, Северный Кавказ, Поволжье, Средняя Азия и часть Сибири. Такие же публикации регулярно появлялись и в других изданиях. Турецкое общественное сознание готовили к вступлению в войну для претворения в жизнь пантюркистского национального идеала.

Осенью 1942 года Турция сосредоточила крупные военные силы на границе с Советским Союзом, по разным данным – от двадцати пяти до тридцати дивизий. Эти войска готовы были пересечь границу сразу после ожидавшейся победы немцев под Сталинградом. Соответствующими были и настроения правящей элиты страны. Так, турецкий премьер-министр Сараджоглу в беседе с послом Германии Францем фон Папеном 27 августа 1942 года заявил, что как турок он страстно желает победы Германии.

«Уничтожение России является подвигом фюрера, равный которому может быть совершен раз в столетие, оно является также вековой мечтой турецкого народа». Развивая эту идею, Сараджоглу пояснил: «Русская проблема может быть решена Германией, только если будут убиты по крайней мере половина всех живущих в России русских, если впредь будут раз и навсегда изъяты из-под русского влияния русифицированные области, населенные национальными меньшинствами».

При этом турецкий премьер не скрывал уверенности, что Германия не только будет учитывать интересы Турции, но и позволит расширить турецкую территорию за счет Советского Союза.

Отмечал это в своих донесениях и германский посол фон Папен: «Турецкие правительственные круги все больше начинают заниматься судьбой своих соотечественников, находящихся по ту сторону турецко-русской границы, и особенно судьбой азербайджанских турок. В этих кругах, по-видимому, склонны возвратиться к событиям 1918 года и хотят присоединить к себе эту область, включая ценнейшие бакинские месторождения нефти».

Турецкий нейтралитет по отношению к нашей стране во время войны был скорее враждебным, чем дружественным. Например, Турция за все годы Великой Отечественной (вплоть до 1944 года) фактически не соблюдала конвенцию Монтрё 1936 года о статусе Черноморских проливов и пропускала через Босфор и Дарданеллы германские военные корабли, замаскированные под гражданские суда. Только в феврале 1945 года, когда исход войны был уже предрешен, Турция формально объявила войну гитлеровской Германии.

Поэтому летом 1945 года СССР выдвинул территориальные претензии к Турции, требуя возвращения потерянного в 1921 году Карса и пересмотра в свою пользу конвенции Монтрё. Советские территориальные претензии Турция окончательно отвергла при поддержке США лишь год спустя, после начала холодной войны. Наша страна отказалась от них летом 1953 года, после смерти Сталина.


Источники для самообразования:

https://tass.ru/obschestvo/8631339

—  https://ru.wikipedia.org/wiki/Советская_помощь_Турецкой_Республике

https://zen.yandex.ru/media/stratilat/kak-tureckii-lider-atatiurk-lenina-obmanul-5d5fcaafe6cb9b00ade05344

https://lenta.ru/articles/2016/04/14/ankara/


[1] 1 килограмм золота в российских рублях — 4 539 000,00 рублей. Прописью: четыре миллиона пятьсот тридцать девять тысяч рублей 00 копеек. Учетная цена по котировкам Банка России на 24 ноября 2020 года. 7, 74 тонны золота — примерно 35 млрд. нынешних рублей

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Горбачев: ОБСЕ поощряет медиаогонь по Крыму, Севастополю и России

Юлия ПОТОЦКАЯ

Джемилев мечтает создать в Крыму прецедент для внешнего вмешательства

«МАТчасть» рупора грузинской оппозиции