Крымское Эхо
Архив

Трудно жить легко

Трудно жить легко

Год целый керчане слыхом не слыхивали о кодексе морального поведения и думать забыли о намерении местной власти превратить их из нормальных людей в образцово показательных.

Но тут властям российской столицы вздумалось поучить хорошим манерам многочисленных гастарбайтеров, и они состряпали кодекс москвича. В керченской администрации всполошились, что россияне захватят себе все лавры, но затем одумались, стали страшно гордиться, что их идея не знает границ, и бросились реанимировать подзабытый было проект. А когда в Керчи узнали, что сочинительством морали для паствы озаботились в Санкт-Петербурге и Киеве, то провинциальные чиновники почувствовали, как их головы осеняет золотой нимб.

И в очередной раз оплошали, потому как в Москве и Санкт-Петербурге кодексам устроили настоящую обструкцию.

Журналисты, политики, общественные деятели, правозащитники буквально в хлам разнесли благие намерения московской и петербургской власти, назвав их «дресс-кодом абсурда» и «набором запретов». Несмотря на то, что крепко засевший в керчанах провинциализм не позволил им публично выразить свое мнение, это вовсе не означает серьезности отношения к творению местных чиновников. Да и какой может быть серьез, когда первоначальный вариант окончательной трактовки кодекса готовился признать проституцию социально-позитивным явлением и, очевидно, легализовать ее? Правда, в окончательный вариант текста первоначальные трактовки не попали. А жаль, тогда керченские чиновники могли гордиться не только тем, что московские и питерские власти лямзят у них идеи, а и родством с демократиями особо продвинутых европейских стран, где проституция считается равноправным бизнесом со всеми остальными видами деятельности.

 

Керчь намеревалась жить по-европейски


Трудно жить легко
Свод правил, как окрестили сами составители свое творение, больше напоминает усеченный вариант морального кодекса строителя коммунизма, потому что, как и тот советский документ, грешит набором пустых бессодержательных фраз. С одной стороны, кодекс керчанина претендует на значительность Конституции, а с другой, в чем-то противоречит другим государственным уложениям. Например, независимое от национальной принадлежности равенство дает каждому керчанину паспорт, из которого графа национальность исключена напрочь, а то, что кому-то хочется говорить по-татарски, кому-то петь песни по-украински, а кому-то молиться на иврите, ничуть не требует милостивого соизволения местного начальства. Лучше бы керченская администрация задумалась о том, как обеспечить вбитое в кодекс развитие духовного и творческого потенциала горожан, когда для удовлетворения этих потребностей в городе остался один кинотеатр, два года как повешен замок на городской театр, а из-за личных амбиций мэра Керчь лишилась единственного театрального фестиваля, который сменили танцевальные соревнования, где главным фигурантом сцены стала пикантная вертлявая попка, а не актерское дарование мастера.

И таких вот дел у органов местного самоуправления полна коробочка. Они обеспечили такой порядок и комфорт проживания на территории Керчи, что горожане готовы удавить каждого, кто называет местом своей работы коммунальный жэк. Если керченский двор находится в глубине района, то туда лучше не соваться, потому что в Керчи принято прихорашивать лицо города, а шею мыть в исключительных случаях. При этом у керченского чиновничества и иных работников бюджетной сферы нет задачи важнее, чем благоустройство города. Профессионализм керчан ценится количеством субботников, в которых служащие, педагоги, медики и культработники принимали участие. Это признается в городе высшим профессиональным достижением, за которое можно получить грамоту, а то и повиснуть портретом на городской Доске Почета. Право слово, когда сочинители кодекса расписывали на целую страницу, что обеспечивают в городе органы местного самоуправления, то хватило бы одной строки: участие всех горожан — от мала до велика — в субботниках.

Обеспечивая право керчан на жизнь в родном городе, местная власть возложила на них за это ворох обязанностей. Им предстоит делать всё то, что завещал еще великий Ленин, чему учила Коммунистическая партия. Вместе с тем у керчан есть святая обязанность «поддерживать чистоту и порядок, принимать активное участие в благоустройстве города». Воистину, что в Керчи не делается — изо всего получается субботник. Причем если в кодексе для взрослых керчан миссия по уборке города прописана как корректное пожелание власти к населению, но с подрастающим поколением цирлих-манирлих разводить не стали, а прямо так и написали: «юный керчанин обязан участвовать в благоустройстве и озеленении Керчи». Пусть читающий кодекс юного керчанина не обманется тем, что эта святая обязанность записана в своде правил последней — именно она-то является основополагающей установкой в жизни каждого керченского школьника, чей образ увековечен в бронзовом в мальчонке, держащем в руках не портфель, не учебник, а веник.

Безусловно, у юных керчан еще хватает обязанностей перед малой родиной. Например, их обязывают развивать свой талант и творческие наклонности, оставив на всю вытянутую на полсотни километров Керчь два Дома детского творчества и закрыв в микрорайонах все без исключения клубы школьников, где ребятня бесплатно могла заниматься любимым делом. Призывая юных керчан к занятиям физкультурой, местная власть забыла вписать адреса, по которым они могут это делать. В Керчи, конечно, существует детская спортивная школа и даже есть филиал в одном из районов, но деньги на оплату занятий находятся далеко не в каждой семье, особенно когда до спортзала приходится добираться городским транспортом. Правильную обязанность вменили юным керчанам органы местного самоуправления — «бороться с вредными привычками, предостерегать друзей от пьянства, курения и наркомании», но прежде открыли бары, кафе, шалманы и рыночки вблизи школ и училищ, откуда перед занятиями и на переменах дети и подростки тащат сигареты, пиво и слабоалкогольные напитки.

1 сентября керченские школьники получат незабываемый подарок: им торжественно вручат кодекс юного керчанина, который полностью освободит родителей и педагогов от необходимости вдалбывать прописные истины о трудолюбии, уважении старших, совестливости, честности и добросовестности. Теперь ребенок откроет лично ему принадлежащий кодекс и узнает, что большие дяди полагают для него хорошим и правильным. Единственное упущение — поздновато начали учить детей правилам и нормам поведения, вроде как опоздали с внушением прописных истин, надо бы дополнительно разработать еще кодекс для новорожденных керченят, чтобы с младых ногтей учились быть жителями Керчи. Тогда «выполнение каждым керчанином правил данного кодекса» станет «конкретным шагом к реализации собственного потенциала и укрепления социально-экономического, культурного и духовного развития Керчи и городской громады». Во как завернули лихо! А ведь вполне могли обойтись кодексом для городских чиновников, где хватило бы пары пунктов, обязывающих работать их в присутственные дни в служебных кабинетах, а не на улицах города, не требовать обязательных взносов на благотворительность и в общественных местах в родном городе и за границей вести себя так, чтобы рядовым керчанам не было за них мучительно больно.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Первый раз — в первый российский класс!

Сергей КЛЁНОВ

Нардеп проворовался, нардепа побили

Борис ВАСИЛЬЕВ

Зима двенадцатого года настала, кто нам тут помог?

Ольга ФОМИНА