Крымское Эхо
Проба пера

«Три кита мира»

«Три кита мира»


«Потерпи, доча, скоро будет мир»

Был вечер, пятнадцатилетняя Варя готовилась ко сну, её мама сидела на кухне, пила чай и смотрела выпуск новостей. Издали раздавался привычный для семьи шум. Там «где-то» падали снаряды, и к району, где жили девочка и мать доходили лишь негромкие «бахи». Но в этот вечер эти далекие звуки участились.

— Мам, почему не утихает? Не могу заснуть, бах и бах! Как же надоели эти взрывы! – возмущалась Варя.

— Ну разве это от нас зависит, доча? Потерпи немного, скоро будет мир.

— Ладно, скорее бы это прекратилось.

Прошло несколько минут, звуки не утихали, а только усиливались. Казалось, будто под окнами ездят поезда, начали дрожать стёкла квартиры. Девочка по-прежнему не могла уснуть, теперь к шуму прибавилось и волнение. Мама всё сидела на кухне, ей не хотелось спать. Её окутали переживания, и она пыталась заглушить их, отвлечь себя, взяв в руки книгу. Всё тщетно. Вдруг за окном раздался удар — звук был подобен тому, как упал гигантский камень с километровой высоты. Но это далеко не камень, снаряд. Стёкла из деревянных рам квартиры вмиг посыпались на пол. Мать и дочь в испуге убежали в коридор. Но «бахи» всё продолжались, и уже без раздумья семья побежала в подъезд. Там, подобно муравьям, которые прячутся от дождя, в суете и панике вниз бежали соседи.

— Все в подвал, скорее! – кричала тётя Маша.

— Мне страшно, — сказала Варя, держа за руку маму и спускаясь вниз.

— Потерпи, доча, скоро будет спокойно, – продолжала верить мать.

Спустя пару минут почти все жильцы подъезда оказались на скамейках и табуретках в подвальном помещении. Всё произошло внезапно — но некоторые предусмотрительно захватили с собой пакеты с хлебом, печеньем, вафлями. Кто-то успел прихватить из холодильника халву, колбасу и лимонад. Но желания лакомиться сейчас не было ни у кого. Все сидели, как на иглах, все ждали прекращения взрывов. Им не хотелось ничего, кроме как остаться жить и вернуться домой. Все молчали. И только девочка плакала, обняв маму: «Я хочу жить, я хочу жить, как раньше. Ходить в школу, печь с тобой пироги и лепить вареники, ждать тебя с работы, зная, что ты купишь мне что-то вкусненькое. Учить с тобой уроки. Гулять с Валькой и Алёнкой во дворе. Мам, что мы должны сделать для этого? В чём виноват Донбасс?»

— Нам надо только верить и ждать, всё прекратится. Потерпи, доча, скоро будет МИР. Будет всё, как раньше. Бог нам поможет, – с верой в глазах ответила мама Варе.

 

 «Я что, хуже моего деда?!»

Их было четверо, друзья из одного двора. Общаются все вместе с первого класса. Редко такое вот встретишь. Но они уже не маленькие пацаны, которые любили дёргать девчонок за косы, гонять по школьному коридору и пугать учителей и старшеклассников, выбегая из-за угла. Они уже команда взрослых ребят, которые закончили школу год назад и всё равно не забывают друг о друге. Дима, Рома, Богдан и Игорь – фантастическая четвёрка донецких ребят. Простые парни, любят вместе посидеть у подъезда вечерами, покататься на «Приоре» Ромки, любят вместе засесть в гараже и ковыряться в своих мотоциклах.

И даже в такое смутное для юго-востока время они не бросили друг друга.

— Да-а ребят, чтоб я без вас делал! – сказал Рома, — я б эту «разруху» сам бы не починил!

— Та шо ты, мы и не такие разрухи с батей ремонтировали! — ответил Дима, вытирая руки полотенцем от машинного масла.

— Всё-таки моя ласточка ещё будет петь, — с радостью высказал Рома.

— Ещё б разруху в стране бы починить, а то надоели «бум-бум, бах-бах» целыми днями.

— Да-а, ребят, так а в чём проблема? Я бы хотел воевать! Мы бы им дали жару, фашистам этим гадким! Мой дед в своё время показал им, где раки зимуют! А я что, хуже моего деда?!

Хотя матери и отцы ребят были против, они всё равно ушли в ополчение. Спустя пару месяцев, был сентябрь, ребята уже освоили всю технику, выезжали на места с миномётами, взбирались на терриконы, защищали Донецк от нападений карателей. Что самое интересное, ребята были вместе. В такое страшное время их объединяла вечная дружба, их МИР.

  

Девочка с автоматом

Эту историю тяжелее всего писать, она из моей жизни. Я — макеевчанка Настя. И это произошло со мной тем летом 2014 года. Тогда спокойно сдала экзамены ВНО в Харькове для поступления в вуз, и перед самым отъездом домой поступил звонок от моей родной тёти: «Папу забрали в армию», — сообщила она. Тогда будто жизнь перевернулась. Имея маленькую надежду на то, что это глупая шутка или странный розыгрыш, я пыталась не расстраиваться.

Пока ехала в поезде, все надеялась, что это неправда, кто-то кого-то не понял, неправильно пересказал… Но, к сожалению, всё оказалось правдой. По приезду домой тётя сообщила, что с папой всё в порядке, он пошёл на службу. А на следующий день он и сам приехал домой за вещами и поведал несколько историй, которые вызвали у меня страх. Он рассказал, как он ездил в Луганскую область и как видел своими глазами взрывы и даже как убегал от снарядов.

Вскоре сложилось так, что нужно было скорее выезжать из Макеевки, на город планировалось наступление карателей. «Мы уже едем в Крым из Ростова, — сообщила моя родная тётя. — А ты приедешь к нам».

Папа тогда был на базе ополчения и как раз организовывали вывоз жителей Донецка на полуостров. После того пришлось приехать на эту базу, жить там и ожидать поездку.

Было страшно: были слышны выстрелы, кругом ходили люди в камуфляже, случалось так, что я спала с папиным автоматом. Самое приятное было то, что отец был рядом. Так прошла неделя, вторая — коридоры на выезд были закрыты. Речи о поступлении в вуз не было, главное – выжить. Уже опасно было сидеть и ожидать эту поездку, слышны были новости о том, что обстреливали автобусы с эвакуированными людьми. Моя крёстная и её сын увезли меня в Крым к тёте.

Всё начало налаживаться — но тут снова страшные новости с родины внесли в жизнь макеевчан переживания и страх за родной город, за родных и близких. Отец уехал воевать в Луганск, и больше месяца с ним не было никакой связи. В городе каждый день бомбили родные кварталы. Было немыслимо больно. Душу рвало на части. Украинские каратели продолжали обстрелы «Градом», а от отца всё ещё не было новостей. Скоро, спустя время, папа вышел на связь, а мне стало известно, что папу вовсе не заставили воевать, а он сам ушёл со словами: «Кто, если не я?». Теперь я горжусь отцом!

 И сейчас судьба сложилась так, что я живу в Крыму, учусь в Таврической Академии имени В.И. Вернадского. Я хочу МИРА, а мой папа борется за него. Весь Юго-Восток молится о трёх китах, которые покинули Украину. Их прогнал фашизм. Но я верю, они ещё вернутся. И пусть эти три кита мира восторжествуют однажды над Украиной и Россией! Ведь тогда в сорок пятом Великая Победа принадлежала нам, славянам!

 Макеевка-Симферополь

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Дошли руки и до памятника Суворову

.

Лето будет интересным

Победы родное лицо