Крымское Эхо
Архив

Товарищ юности — вор

Товарищ юности — вор

Он сидит передо мной, товарищ школьных лет. Мы учились в одной школе, в параллельных классах. Вместе с другими пацанами бегали в парк на танцы, ухаживали за девчонками, отмечали компанией праздники. Лешка от нас ничем не отличался. Воспитывался матерью. Отца своего не знал.

Над семьей Лешки всегда висела бедность. Сейчас за его плечами шесть судимостей за кражи. Я работаю следователем. Сейчас я расследую седьмую Лешкину кражу. Лагерная жизнь отразилась на Лешке. У него нездоровый цвет лица, все время покашливает, постоянно вытирая со лба мелкий пот. В лагерях подхватил туберкулез. Говорит, что за два года свободы после отсидки мать немного подлечила. Вспоминаем молодость, одноклассников. Многие уехали из Керчи. Судьба их неизвестна. Лешка до сего времени семьей не обзавелся. Да и когда было, если вся жизнь прошла в лагерях?

После окончания расследования прощаемся с Лешкой, крепко, по-мужски обнявшись и расцеловавшись. Лешка твердит, что в этот раз на свободу не выйдет, умрет в лагере, так как там его добьет туберкулез.

..Прошло несколько лет. Я с женой отдыхаю на городском пляже. Сижу на краю топчана, смотрю на море и лениво переговариваюсь с женой, которая против меня лежит на песке. Вдруг она начинает мне что-то показывать перепуганными глазами. Я оборачиваюсь назад, туда, где лежат наши вещи. За моей спиной на топчане сидит Лешка. На его руках лежит моя рубашка, под которую он подтащил брюки и шарит по карманам. Я Лешку узнаю не сразу. Во-первых, он еще больше постарел, а во-вторых, я не ожидал такой наглости вора.

«Привет, Леха! Денег в карманах нет, они в сумочке моей жены» Лешка сначала оторопел, но быстро пришел в себя. «Игорь, корефан, прости меня, не узнал тебя со спины.! Век воли не видать», — оправдывается Лешка. «Знал бы, что это твои вещи, лучше бы откусил себе пальцы». «Да ладно, не откусывай», — пошутил я, зная профессия Лешки.

Леха тут же уговорил меня пойти с ним выпить холодного сухого вина, чтоб я на него не держал обиду. Мы заходим с ним в один из павильонов. Лешка заказал бутылку дорогого вина и приличную закуску. Снова разговоры о жизни и разной чепухе. Мне пора возвращаться к жене, которая, конечно, переживает за меня. Лешка говорит, что уезжает в другой город, чтобы работать по карманам не в одиночку, а в компании карманников, так как у него уже не тот возраст. Бросай воровскую жизнь, поживи оставшиеся годы нормально и честно, побойся бога, увещевал я Леху. Поздно, говорит он. У меня нет никакой специальности, а разгружать мешки не смогу, привычка не работать, да и здоровье не позволяет.

Отойдя от меня на пару шагов, он неожиданно возвращается и протягивает мне какие-то деньги. Эти деньги я взял из сумочки твоей жены, признается Лешка. Но они не все, часть я потратил на нашу выпивку и закуску. Ей-богу, при встрече отдам, бубнил Лешка, не поднимая глаз.

Пусть они тебе будут на дорогу, может быть, начнешь новую жизнь, если сумеешь, говорю я ему, и отдаю деньги. Мне почему-то не захотелось их оставлять у себя. Жене сказал, что встретил друга детства, которому занял денег. Позже я сказал ей правду. Оказывается, она мне не поверила с самого начала. Сказал, что я поступил неправильно, так как своим поведением потакал вору в его неправедной жизни. Отговорился я древнеегипетским изречением: «Люби людей, чтобы они тебя любили». И от себя это изречение я дополнил тем, что любить надо всех людей, с их недостатками и пороками, ибо наша любовь, может быть, им поможет избавиться от них. Этому учит нас христианская вера.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Не так страшен кодекс, как его малюют

Получилось, как всегда

Алексей НЕЖИВОЙ

Господи, за что ты так наказываешь Украину?