Крымское Эхо
Архив

Это не пропаганда, это …прикол!

СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ ЖУРНАЛИСТ ГОРДИТСЯ СЛУЖБОЙ В НАТО

«Одесса уже давно украинская. Туда регулярно заходят корабли под флагами стран НАТО. Потому что в Одессе нет российского Черноморского флота и столько прибацанных патриотов, которые вместо того, чтобы смотреть фильмы ужасов, поднимают себе уровень адреналина проведением антинатовских митингов. Но этим еще «славен» Севастополь».

Перевод с государственного — мой. Простите, не знаю, как перевести слово «прибацанный».

Хотя, кажется, в русском оно тоже есть — во всяком случае, мы, крымская ребятня, когда-то его очень даже активно употребляли, если нужно было рассказать о каком-то неадекватного поведения «коллеге» по дворовым играм. Но мы — та ребятня — уже давно выросли и предпочитаем разговаривать на «взрослом» языке.

Цитата, спрашиваете, откуда? Из только сегодня представленной на суд крымских журналистов книги 42-летнего Альбия Шудри (на фото) «Албi Бек». Ее только что издало днепропетровское ПП «Лiра ЛТД». Книга презентована как «ироничный журналистский роман». Надо полагать, она автобиографична, поскольку сам автор на презентации львиную долю времени отвел именно на свое жизнеописание — видимо, чтобы было более понятно, о чем речь.

Альбий Шудря волновался:
как воспримут его «твор»?

Согласитесь, не так часто в наше время журналисты пишут книги. И не потому, что им нечего сказать: автор это осознает и подчеркивает — а потому, что куда потом с этими листочками деться? На типографию деньги нужны, и немалые. Но Альбию повезло несказанно. Впрочем, об этом он сам расскажет — читайте (перевод, опять-таки, мой)!

— Мы приехали из Севастополя, я автор книжки, которую хотел бы вам сегодня представить. Это книжка про то, о чем говорят повсюду в мире, по то, что читают в газетах, показывают по ТВ, но на эту тему, к сожалению, нет никаких литературных работ. Может, это, как я сам ее позиционирую, первая книжка про миссию, про наши евроинтеграционные дела, про то, как живет украинская армия, украинский флот, про то, как все начиналось с советских времен и про то, какую мессианскую роль мог бы сыграть рок-н-ролл в этих делах. Потому что выясняется, что он еще живой и у меня он стал метафорой свободы и нашего продвижения на Запад.

В книге можно проследить на примере главного героя, как меняются взгляды, представления про НАТО, в целом про западный мир. И как мы не можем двигаться дальше, потому что нас что-то тормозит, поскольку у нас есть некие стереотипы, которые на нас давят. Я все стараюсь проанализировать, но добавляю свой взгляд. Как журналист я остался заложником журналистского формата. … и на меня эта журналистская привычка всегда давила.

Немного о себе вам расскажу. Учился в Высшем военно-политическом училище во Львове, там был такой чудесный факультет журналистики, нас всех на факультете называли мурзилками. Судьба нас раскидала по всему Советскому Союзу. А один (из однокурсников) живет в Краснодаре, этот товарищ мой старинный друг, он помог мне эту книжку напечатать, потому что у него с бизнесом все о’кей. Он себя как перспективного журналиста — он, один, может быть, из нас лучший — похоронил, но зато стал одним, наверное, из лучших риелтеров в Краснодаре. Так эта книжка и появилась на свет.

[left]Это первая книжка Альбия.
Возможно, будет и вторая…[/left]


Мы с ним по взглядам мы очень разные. Саша очень ругал оранжевое правительство, он употреблял не очень хорошие слова, я с ним спорил, но это называется настоящей дружбой. И я очень доволен, что так получилось.

Закончил училище — попал на Тихоокеанский флот, из моего окна был виден остров Сахалин, там средняя температура воды 14 градусов — район, приравненный к северному по своим условиям. Там такая хорошая бухта, куда можно ходить на шашлыки, там нормальные люди. Я сейчас так философски смотрю на это дело. Это в Севастополе, на ЧФ собирались люди… ну не простые — туда так просто не попадали. А там были люди без блата, было много интеллектуальной элиты из Москвы, Ленинграда, были нормальные отношения. Когда я потом приехал в Севастополь, меня глубоко поразило, что при таких исторических заслугах менталитет у его жителей оказался таким испорченным, таким отборным, сложившимся за много лет, потому что люди сюда отбирались по иным признакам, нежели я попал на Дальний Восток.

Я работал в газете «Флот Украины», в пресс-центре ВМС Украины, весь флот становился у меня на глазах. Это мне стало большой школой, потому что приезжало много иностранных журналистов, я смотрел, как они работают, учился у них и это помогло мне многого достичь. Это очень хорошо знает хозяйка этого дома, Валя Самар (пресс-конференция проходила в IPC — Н.Г.). Потому что тогда это был центр информационный действий.

Я помню переподчинение военных частей, как поднимали флаг на фрегате «Гетьман Сагайдачный», ну… тяжело было. Сегодня в голове не укладывается…

Знаете, была такая история. Помните, погиб начальник пресс-центра Черноморского флота Лазебников? А мой начальник пресс-центра сказал мне, что мы пойдем на похороны, потому что это по-офицерски нормально, так мы выскажем свою солидарность. Мы сидели в автобусе и там сидели какие-то женщины пожилого возраста. И они кидали такие фразы, поглядывая в нашу сторону, — что-то говорили плохое в адрес украинских офицеров. А тут мимо шли российские матросы. И они тут же стали говорить: «А черноморцы — молодцы! Они такие хорошие и я бы всем (тут я запомнил это слово!) мордочки целовала!»

Есть что-то в этом… Мне было очень неприятно. Мы искренне пришли, а тут… Люди — заложники системы, старых стереотипов…

Потом я выучил английский язык при Британском совете, это было в Севастопольском военно-морском институте. Туда приехал преподаватель из Британии, Крис, он сказал, что будет всех учить английскому языку. Было очень много желающих. Но не все были готовы к испытаниям. Потому что это было в середине 90-х: начинаются занятия — вырубается свет. И Крис разводит руками: всё! А мы придумали, как продолжить занятия — мы шли «на пиво». И так мы «на пиве» с Крисом и выучили английский язык. Я вам скажу, это такой классный способ, лучше не бывает!

После этого нужно было поехать в Косово. Сказали, что нужно от Украины послать представителя в пресс-центр НАТО. И как-то так выпало, что искали знающего английский и имеющего опыт журналистской работы. Там была вся Западная Европа — и один представитель с Украины — я. Не было даже прослойки с Центральной Европы.

Было тяжело, но мне приятно, что там смотрели, чего ты стоишь. И как-то дружба складывалась, отношения. Потом я возглавил секцию, которая работает с журналистами — вывозит их на точки, охраняет, обеспечивает сопровождение, охрану. Был период, когда начальник пресс-центра — Манфред, полковник, уезжал в отпуск, а я работал за него начальником пресс-центра НАТО. Представьте себе, тут такое — а тут Украина! Все путались, но в общем этот период прошел.

Через несколько лет, так вышло, поехал в Грузию — в миссию ООН. Это миссия зоны грузино-абхазского конфликта, там смотрели, чтобы ни одна из сторон не стягивала туда оружие, чтоб не выходили за рамки военных формирований. И я там был пресс-офицером военного контингента. А моим непосредственным начальником был бангладешский генерал, я был его пресс-секретарем. До этого времени уровень моего английского стал еще более высоким.

Это я вам так быстро все рассказал, на самом деле там много интересный историй. И из всех этих комбатантских (наверное, просто военных? — Н.Г.) историй я старался выбирать интереснейшие, курьезы, приколы — именно этого не хватает в нашей жизни. Когда начинается перепалка про НАТО — «в НАТО столько-то стран, а в Варшавском договоре — столько-то, а экономика падает или растет» и т.д. — мне кажется, что судьба (быть или не быть в НАТО) будет не на семинарах решаться. Мне кажется, люди посмотрят в глаза и тогда узнают, враг он или нет, можно ли с ним в разведку ходить. Я вам скажу: можно! Мы друг друга прикрывали, кричали: «Джон, прикрой!». И все такое.

Осталось рассказать про рок-музыку. Это, я уже сказал, метафора нашей свободы. Жаль, не вышло из меня клавишника. Зато есть эпизод, как это происходило. И другие интересные вещи. КНИГА ПОЛУЧИЛАСЬ ТАКАЯ ПРОЗАПАДНАЯ, ПРОЕВРОПЕЙСКАЯ, Я ЭТИМ ГОРЖУСЬ И ХОЧУ, ЧТОБЫ ВСЕ ЕЕ ПРОЧИТАЛИ.

* * *

…Поставим здесь пока не точку, а запятую. Сделаем скидку на то, что автор книжку написал первую, представлял ее коллегам по перу, тоже может быть впервые. Тем более выступал перед гражданскими журналистами. Может, и не о себе нужно было рассказывать — а сразу про «приколы» и «курьезы», например? Но судить строго не будем. Все время мешало то, что под руками не было презентуемой книги. Ее стали выдавать только в конце, под нервный смешок: «Дам книгу тому, кто пообещает, что что-нибудь напишет». Мы честно пообещали: напишем! Поэтому книгу получили. Но о ее страницах чуть позже.

А сейчас — о двух вопросах, которые «КЭ» задало автору, ныне заместителю главного редактора газеты «Флот Украины», еще не увидев его творения:

— Вы говорите, что в Крыму много стереотипов, которые нам мешают жить. А назовите-ка основные!
— Я не занимался… я ж не политолог, не социолог. Я все это просто пытаюсь художественно осмыслить. Ну, например, мы все заложники пропаганды. А она настолько сейчас принимает изощренные формы, что порой становится страшно. Например, то, что происходило в Феодосии, это просто … ладно, это мы пропускаем (тут для нездешних нужно напомнить, что в позапрошлом уже году на феодосийском берегу был дан «бой» натовским кораблям, которые были вынуждены отправиться домой не солоно хлебавши — Н.Г.).
Дело в том, что когда пропаганда становится сюжетной линией для каких-то телесериалов — например, «Автономка», который шел в Севастополе, где всюду шпионы, где всюду враги, люди в камуфляже разгуливают по севастопольским улицам, думая, где бы тут заговоры сделать. Россияне перегнули палку, сказав, что севастопольцы — тоже враги, потому что они — чужое государство, тем самым обидев ветеранские организации. Нельзя просто так доводить это дело до маразма.
Есть такой хороший кинообраз — «Плезентвилль». Они так любят свой город, что готовы любого, кто приходит к ним со стороны, просто задушить в своих объятьях. Хороший такой фильм, Николь Кидман там играет. Там говорят: вы получили возможность жить в нашем городе, поэтому делайте только так, а не иначе. Я не хочу, чтобы это кино повторялось. И поэтому предлагаю свои рецепты спасения мира.

— Я поняла из вашего рассказа, что вы осуждаете, когда россияне проводят свою пропаганду о том, что НАТО плохое. Но ведь на Украине существуют специальные центры, которые прямо пропагандируют, что НАТО — это хорошо. И делают это, кстати, на деньги из госбюджета Украины!
— Я наивно думал, что эта тема… я не конъюнктурщик, я сделал эту книгу, потому что это моя жизнь. Я обращался в разные фонды, организации, они все на меня смотрели с таким: … человек не понимает, нужно же провести семинар! Вы там походите по набережной, получите командировочные, а книжка — это литература… И нет фактически этого финансирования! Мне казалось, а это был Год украинской книги… не помогло! И если бы не продолжение сериала про кадетов, мой друг в Краснодаре, — ничего бы не получилось.

* * *

Если у вас хватило терпения дочитать до этих строк, то значит, тема эта для вас, читатель, интересна. Я все пытаюсь подвести вас к мысли, как красиво (а, может, все же топорно?) работает на украинской территории натовская пропагандистская машина.

Увы, не смогла прочесть сегодня всю книгу уважаемого автора, но те отрывки, куда пал взгляд, «приколов» и «курьезов» как-то не обнаружили. Ну нельзя же назвать приколом, скажем, нудную историю о том, как в кабинет пресс-офицера все время приходил некий любитель пения Емец и ездил по ушам музыкально одаренного «чуть-не-ставшего-клавишником» Альбия своими абсолютно неинтересными для него «творами». А потом оказался …автором «Марша ВМС Украины»! Автор сам не догадывается, как он опускает — только вот не знаю, кого больше в данном случае: свое начальство, которое выбрало опус Емца, самого Емца или себя, не сумевшего распознать гения.

Вот как сам Альбий Шудря характеризует свое произведение в пресс-релизе, розданном журналистам: «Сочинение под названием «Алби Бек» можно считать таким себе культурным «явлением» («по-украински это лучше звучит: дивовижею» — Н.Г.), ибо написан он в русскоговорящем Севастополе, автор работает и проживает в Севастополе, а сам «журналистский роман» — не просто проукраинский, а прозападный».»

Странно, но такой вот «прозападный роман» не захотели издать на западные же деньги, на которые на Украине не издается разве что только русофильская литература! Бедный краснодарский Саша, которому пришлось своим бизнесом выручать друга в беде!

Но я понимаю, что вы ждете от меня еще цитат из книги. Пожалуйста, их есть у меня, сколько хотите.
«Тайная сила пропаганды! Разве это не диво, когда с помощью несложных манипуляций со словом можно превратить вред в пользу? Не хочется долго рассуждать про то, что на просторах СНГ у нас знают про то Косово, про ту войну в Югославии в основном от российских журналистов с микрофонами-прищепками (конечно, российские журналисты явно подтасовали события, и никаких натовских ковровых бомбардировок в Югославии не было! — Н.Г.). И что благодаря очень своеобразному освещению тех событий при слове НАТО наши воинственные амазонки глубоко бальзаковского возраста дергаются в нервных конвульсиях и еще более грозно трясут безграмотными лозунгами на плакатах (интересно, последние слова автор относит к «приколам» или «курьезам»? — Н.Г.). И что в представлении обывателя воин-россиянин выступает единственным гарантом защиты от всех напастей, начиная от нахальных янки, в холодильниках которых все еще полно халявной кока-колы, и заканчивая инопланетными пришельцами (а где ж те «изысканные европейцы» были, когда их Гитлер раком поставил — и что бы делали без действительно гаранта русского, точнее, советского воина? — Н.Г.).

И так далее… Закончу теми словами, которые автор выписал особенно тщательно и которыми, видимо, очень гордится — он рассказывает о своей одежде так: «На тужурке, на планке наград, есть и две интернациональные: одна натовская медаль, а другоая — ооновская. Для меня они — свидетельство того, что я был (почему в прошедшем времени? — Н.Г.) не просто «писакой». Прошел то, что должны проходить настоящие военные». А вот к последнему я ничего добавить не могу: на военной службе никогда не была. Посему и судить не могу, каково им там, в Косове и Грузии, быть.
Пресс-офицерами…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Поставь запятую правильно!

.

Ваше время истекло. Путин закрывает дверь перед носом Украины

.

Кояш, розовое озеро Крыма

Анна КАПУСТИНА