Крымское Эхо
Архив

То кони бегут, то избы горят

То кони бегут, то избы горят

Кому, честно сказать, не позавидуешь, так это женщинам, которым в этом году стукнет пятьдесят пять. Год без малого они находятся в подвешенном состоянии, не понимая, куда выведет их течение обещанной пенсионной реформы. Классический пример домостроя, когда женщина попала в полную зависимость от воли мужчины. Так еще и не одного! И не отца, мужа или любимого сына, а вице-премьера Сергея Тигипко, который поначалу конкретно определил их судьбу, удлинив срок жизни на производстве. Через время, поняв, что неуступчивость в этом вопросе лишает его каких-либо перспектив политической карьеры, откатил назад и пообещал предложить Международному валютному фонду взамен пенсионной реформы иные компенсаторные формы ликвидации бюджетного дефицита и сохранить за женщинами единственное в нашей стране преимущество — завершение трудовой карьеры в пятьдесят пять лет.

— Я оказалась в очень непростом положении, — рассказывает бухгалтер Нина Викторовна Полонская. — На мое место уже фактически взята молодая специалистка, протеже руководства. Нет дня, чтобы она под каким-нибудь предлогом ни появилась в отделе: то практика, то документы для диплома. Нервирует это страшно, и я бы уже сама рада уйти на пенсию и забыть о работе, тем более что у меня есть предложения вести несколько частных предпринимателей за вполне пристойную оплату. Но тут я официально оформлена, у меня высокий оклад, премии и я рассчитываю на приличную пенсию. Уже, поверите, в церковь даже ходила просить, чтобы не узаконили пенсионную реформу до конца июля, чтобы уйти в пятьдесят пять.

Однако мужской клан МВФ с Сергеем Леонидовичем не согласился, заявив, что без пенсионной реформы стране американских долларов не видать, и ему пришлось идти на попятную. Едва успокоившиеся было женщины вновь заволновались, стали нервно курить и пить валерьянку. Но тут им на выручку пришли едва не подзабывшие свою главную роль защитника интересов трудящихся профсоюзы, к которым затем присоединили свой протестный голос вспомнившие о грядущих выборах в Верховную Раду парламентарии. Уж им-то не знать, что основной костяк избирателей состоит из вечнозеленых пенсионеров и поддающихся гипнозу мужского голоса женщин. Теперь пенсионную реформу по распоряжению президента отсрочили предстоящим обсасыванием в парламенте страны.

— Мне пятьдесят пять исполнится в первых числах сентября, — говорит преподаватель математики Светлана Петровна Новомодная. — Работать остаюсь однозначно, но я бы согласилась перейти на ставку, а коллеге отдать часть своих часов, потому что ей до пенсии далеко. Но не знаю, как поступить. Если сейчас я при распределении часов отдам ей свои, а потом окажется, что мне придется дорабатывать до пенсии еще полгода, то я потеряю в заработке и пенсии. Но, с другой стороны, летом может всё окончательно решиться, и мне удастся выйти на пенсию в пятьдесят пять, то неизвестно, захочет ли коллега взять один из моих классов. Положение хуже губернаторского.

Женщины, как бы наивны и мечтательны они не были, не обольщаются на счет облеченных властью мужчин. Они вполне отдают себе отчет, что о них, женщинах, те думают в последнюю очередь. Если принятие пенсионной реформы и отсрочат, то вовсе не потому, что побудительными причинами такого решения станут доводы противников ее принятия, ссылающихся на нехватку рабочих мест, растущую из месяца в месяц безработицу, непродолжительность жизни, слабые социальные гарантии. Единственно, что способно остановить принятие непопулярной реформы, — забота нынешней власти о собственных политических перспективах. Президент старается оставлять за собой последнее слово и вместе с тем максимально абстрагироваться от проводимых правительством реформ, играя с избирателями в хорошего царя и плохих бояр. Виктор Федорович распорядился более детально проработать правительству пенсионную реформу и тем самым отсрочил вынесение окончательного приговора женщинам предпенсионного возраста.

Эти настырные тетки, которые горят желанием выйти на пенсию в пятьдесят пять, но непременно сохранить за собой свое рабочее место и нагло тянуть с государства и работодателя двойную плату за свой труд, теперь с нетерпением ждут, куда выведет кривая их судьбы. Для вынесения вердикта соотечественницам к Сергею Тигипко, погоревшему на этой реформе и как политик, и как мужчина, присоединился и без того непопулярный в народе премьер-министр страны. Предложенный им вариант, во-первых, не нов — нечто подобное уже проговаривалось социальным вице-премьером, во-вторых, будет иметь популярность сродни самому Николаю Яновичу. Глава Кабинета министров решил надавить на совестливость украинских гражданок и предложить им самим добровольно продлить себе на пару годочков пенсионный возраст. Спасибо еще, себя в пример не поставил, а ведь имел полное право: пенсионный возраст продлил, работает после шестидесяти.

Однако сделанное премьер-министром женщинам предложение в корне отличается от его личной ситуации. Сам-то он от пенсии, продолжая работать, не отказался, а от соотечественниц хочет добровольного перехода на повышенный пенсионный возраст, что предполагает отказ от получения пенсии при достижении пятидесяти пяти лет. То есть все желающие работать женщины могут продолжать нести трудовую вахту хоть до пятидесяти семи, хоть дольше, а вместо наличной пенсии получать обещание мифических стимулов за свой беспримерный и бесплатный труд. Стимулы, известно какие: увеличение размера пенсии. Неубедительное, прямо скажем, заверение, поскольку никаких гарантий при этом премьером не дано. Конечно, скажи Николай Янович, что за каждый год работы сверх нынешнего пенсионного возраста женщина получит прибавку в пятьдесят процентов от назначенной ей пенсии, еще можно было и подумать. Но и то с условием, что обещание премьера обретет силу закона, а то вполне может случиться, что пана Азарова отправят в отставку и он радостно побежит заниматься партийным строительством вместе с взятыми на себя обязательствами.

— Меня добровольно отказаться от пенсии не заставят и под дулом пистолета. Пенсия — это то, о чем я мечтаю все годы после смерти мужа, когда мне пришлось взвалить на себя содержание сына и тяжелобольной мамы, — прочувствовано говорит мастер гальванического участка Татьяна Константиновна Слюнько. — Кем и где мне только не пришлось работать после смены и в отпусках! И полы мыла, и торговала, и уколы навострилась делать, и готовить на заказ, и дачи копать, и чужих собак выгуливала, и ремонты людям помогала делать. А сейчас просто хочу работать и получать пенсию, потому что совсем выбилась из сил. Так чего ради я должна от нее отказаться? Разве можно в нашей стране чему-нибудь верить и на кого-то, кроме себя, рассчитывать? Азаров сказал! Дайте мне трибуну, что у него, я такое скажу, что уши локонами завьются.

Принятие пенсионной реформы продвигается с большим напрягом. Отсюда и ноги «заманчивых» предложений растут, потому что правительство вынужденно прислуживать двум господам — МВФ и электорату — и лавировать между молотом и наковальней. Положение незавидное, неудобное, хотя все признают, увеличивать пенсионный возраст все равно придется. Другой вопрос, какой вариант будет выбран для этого: сегодня, но мягкий, поэтапного повышения пенсионного возраста на десять-пятнадцать лет, или с отсрочкой в два-три года, но жесткий, в одночасье, когда под давлением внешних долгов и МВФ правительству придется решиться на непопулярную, но вынужденную меру.

 

Фото вверху —
с сайта xochew.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

И захотелось в Партизанское…

.

Взятка в белом халате

.

Салгир — оборонительная река?

Олег ШИРОКОВ