Крымское Эхо
Архив

Текст с подтекстом

Текст с подтекстом

Не спорю, находясь рядом с лохом, вырастаешь в собственных глазах. А когда лохов полная страна, то грех не одурачить человечков с соломенными мозгами. Так или похоже, видимо, рассуждают отечественные правообладатели исполнительной и законодательной власти, презентуя совместные командные усилия по улучшению нашей жизни уже сегодня.

Что ни день, то на свет появляются исполненные государственной мудрости документы, которые имеют одну странную особенность. Когда их интерпретируют авторы, — они каждой буквой пекутся о чаяниях народа. Как только этот самый народ начинает вникать в смысл документа, он оказывается с подтекстом. Двойное дно открывается сразу после того, как задуманные реформаторские начинания вступают в жизнь.

Почти каждую душу простого украинского смертного окропил президент нектаром, объявив о начале административной реформы. Что бы там ни говорили, а рядовых украинцев откровенно порадовало, что чиновников наконец-то проредят густым гребнем и они начнут дорожить своим местом и, может быть, даже перестанут зарываться. Надежда казалась весьма осязаемой, тем более что реформирование началось с самого правительства.

Однако на деле реформа оказалась легкой корректировкой, обещанный экономический эффект от которой, похоже, грозит обернуться существенными дополнительными тратами для бюджета и налогоплательщиков. Не так много чиновников на самом деле лишились своих прикормленных связями и положением мест. Сотрудники сокращенных президентом министерств, департаментов и государственных комитетов плавно перетекли в переименованные им ведомства, причем некоторые — с повышением статуса государственного служащего и ростом должностного оклада.

Сокращение числа сотрудников министерств не является синонимом снижения расходов государственного бюджета. Если на начальном этапе реформирования структуры правительства об этом в полголоса предупреждали эксперты, то сейчас об этом в полный голос заявил сам президент. В его авторской интерпретации это называется «перераспределение сэкономленных от сокращения чиновников в результате административной реформы средств и направление их на повышение эффективности работы госслужащих». Тут и расшифровывать особо нечего и так ясно: чиновников, может, и станет чуть-чуть меньше, но получать они будут гораздо больше прежнего. Президент обещает, что это повысит мотивацию их работы, привлечет на госслужбу специалистов высокого класса и будет способствовать борьбе с коррупцией.

Вот интересно знать, сам Виктор Федорович верит в то, что говорит народу, или в очередной раз держит всех нас скопом за лохов? Мотивировать в нашей стране людей для работы в государственных органах не надо, как, впрочем, и агитировать. Они сами найдутся, другой вопрос — найдут ли они тех, кто откликнется на их желание послужить обществу на поприще государственного служащего и сколько лет придется им верой и правдой отбивать вложенное. Коррупция чиновников рождается не на пустом месте и никакая самая высокая зарплата от государства не даст государственному служащему тех материальных благ, которые дают должность и положение сами по себе. Исполкомы маленьких городов совсем не зря становятся более закрытыми для посетителей, чем правительство, министерства или Администрация президента: ведь по табличке на двери кабинета узнаешь не только должность чиновника, но и степень его родства и близости к руководителю города. Это первые кандидаты на сохранение своих должностей. Однако и те, кто покинет чиновничьи кабинеты, унося на память табличку со своим именем, обойдутся бюджету в круглую сумму.

К тому же между административной реформой и сокращением численности работников госаппарата нельзя ставить знак равенства. Если в одном ведомстве преспокойно смогут обойтись не то что без тридцати процентов нынешних сотрудников, а и без всех пятидесяти, то в других призыв к сокращению окажется чистой воды популизмом. Нельзя тупо сократить число работающих, оставив за ведомством все его функции, и когда это станет понятным, то под эту марку сохранят свои должности не те, на которых держится вся работа, а приближенные к власти люди. И вся реформа в очередной раз ухнет глухим эхом. Пока реформа вплотную не подступила к дверям местной власти, но интонация, заданная президентом, казалось бы, вполне понятна: сокращение, сокращение и еще раз сокращение. Однако в Керченском исполкоме в преддверии задуманной реформы создается новый департамент, у городского головы появляется еще один помощник, чиновниками становятся те, кто хорошо проявил себя на местных выборах, сохранили свои должности после наступления пенсионного возраста бессменные члены мэрской команды.

Видимость реформ происходит и в пенсионном обеспечении госслужащих. Пенсионный фонд Украины по-прежнему будет содержать всех льготных пенсионеров, у которых никакая самая жесткая реформа не вправе отобрать назначенные высокие пенсии. Налогоплательщики все также будут финансировать пенсии депутатов, прокуроров, чиновников. Да, министр социальной политики Сергей Тигипко обещает вдвое сократить пенсии работающим госслужащим, но это наступит одновременно с повышением заработной платы, так что если с этой реформы государственному бюджету выгорит три копейки экономии, то это еще счастье. Все обещания ударить гривной по госслужащим не вызывают большого доверия. Намерение сократить их число, высказанное Сергеем Тигипко, безусловно, похвально, но как сделать это реально, когда в Керченском исполкоме, к примеру, человек, исполняющий обязанности секретаря мэра, занимает должность государственного служащего. Ничего иного не происходит и в других городах и районах, поэтому переломить систему в один присест реформаторам не удастся. И причина не только в том, что сама идея перемен грешит недоработками.

Не надо забывать, что прежде всего претворению реформы в жизнь будут противодействовать сами чиновники, не желающие терять работу и общественный престиж. В структурах государственной власти всегда дружили с коллегами очень осмотрительно. Теперь же, когда на кону работа, налаженные связи, собственный бизнес, хорошо устроенные дети, шепотки из-за угла перетекут в наветы начальникам на сослуживцев, откровенные подставы, выявление чужих промахов, превознесение своих заслуг, выяснения, кто роднее и ближе, более услужлив и надежен в деле. В ход пойдут липовые справки об инвалидности и мнимой беременности. Сокращение на местах происходит по такой же липовой схеме. Например, в Керченском горисполкоме, где лишение двадцати процентов численности местных чиновников — непереносимая потеря для грандиозных планов по благоустройству города, количество сокращаемых единиц снизили сначала до пятнадцати, затем до десяти процентов, а теперь обошли требование президента и правительства другим маневром. На место увольняемых не принимают новых сотрудников, а обязанности уходящих в декрет разбрасывают между остальными сотрудниками. Снижения фонда оплаты труда добиваются сокращением процента надбавок к должностным окладам: если раньше она составляла двадцать пять процентов, то в январской зарплате обещает быть не более десяти. Так что если в планах президента и было порадовать народ равенством условий жизни чиновников и рядовых украинцев уже сегодня, то им не суждено осуществиться. Опять текст вышел с подтекстом.

 

Фото вверху —
с сайта photosight.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Президент проявил политическую волю!»

.

К вопросу о мухах и пчелах

.

Заплати долги — и пользуйся унитазом спокойно

Ольга ФОМИНА