Крымское Эхо
Архив

Татары Крыма — исчезающий этнос?

Татары Крыма — исчезающий этнос?

Крымские татары — народ очень неоднородный как в антропологическом, так и в лингвистическом плане. Впрочем, можно смело сказать, что из первого вытекает второе. Но сейчас попробуем поговорить в основном о языке и культуре. Есть ли у татар в Крыму будущее как у этноса…<br />
В настоящее время татары состоят из потомков трех субэтносов: <b>ногаев — nogay</b> (или мангытов), живших до переселения в Среднюю Азию в степных районах, <b>татов — tat</b>, живших в горах и предгорьях, и <b>ялыбойлю — yalyboylu</b> (или ялыбойских, или южнобережных), живших на Южном Берегу Крыма.

И соответственно каждый из этих субэтносов имеет и имел свой диалект.

Но самый главный интерес вызывает тот факт, что северный и южный диалекты фактически не являются представителями одной группы тюркской ветви языков. [Это, кстати, ставит в забавное и двусмысленное положение украинофилов, т.к. для татар Крыма данная ситуация не даёт повода считать их не одним народом, а русских и малороссов (украинцев, по нынешней терминологии) при гораздо меньших отличиях – позволяет. Вы, пидпанки, уж как-то определитесь…]

Северный относится к кыпчакской группе, куда также входят казахский, татарский и другие языки этого региона, а южный — к огузской, т.е. турецкий, туркменский и др. [Это равноценно сравнению общности русского, белорусского и малороссийского с польским и чешским…сравнение вполне уместно для понятия разности между кипчакской и огузской группой.] С научной точки зрения южнобережный диалект ученые — лингвисты считают просто диалектом турецкого языка. И некоторые турецкие диалекты в Малой Азии отличаются от литературного турецкого сильнее чем ялыбойлю на полуострове Крым. Это, кстати, сразу показывает непредвзятому наблюдателю происхождение населения Южнобережья Крыма от пришельцев из коренной Турции, то есть это потомки не татар, а турок.

Средний же является кыпчакско-огузской смесью, или точнее, я возьму смелость сказать, татарско – турецкой помесью. И именно на orta &#351;ivesi был основан литературный татарский язык. Современные татары Крыма литературным языком в быту пользуются достаточно ограниченно, потому что до сих пор сильно влияние диалектов. Несмотря на то, что крымские татары говорят на диалектах, значительно различающихся друг от друга, они считают себя одним народом. Блажен, кто верует…

Три татарских диалекта сформировались в период Средневековья на основе кыпчакских и огузских говоров тюркоязычного населения Крыма. Сильные различия между диалектами объясняются тем, что процесс этногенеза крымских татар очень сложен, и в нём принимало участие большое количество тюркских племен и народностей. Во времена Крымского ханства литературным языком крымских татар был сначала унаследованный от Золотой Орды разновидность языка тюрки, а затем османский (турецкий) язык, то есть власти говорили и писали на одном языке, а простые кочевники – на своих наречиях. Турецкий путешественник 17 века Эвлия Челеби так описывал население Крыма: «Татары говорят на 12 языках, а язык одних понимают через переводчика… Есть там прежде всего язык чагатайский (староузбекский), а затем язык кумыкский, язык монгольский или ногольский, язык туркменский, ногайский, кайтацкий, моракский, хешдекский, дагестанский, аджамский, хинди, узбекский и болгарский. Люди все эти татары…»

Общего языка не было – были разные наречия. Да и откуда у бесписменной народности может быть общий литературный язык! Обучение, как всюду на исламском Востоке, было весьма консервативным… там с момента утверждения ислама были известны два типа школ: мектебе — начальная школа и медресе — высшая духовная школа.

Мектеб — в буквальном смысле означает «место, где пишут». Вместе с исламом (а он требует читать Коран только по-арабски и ни в коем случае не переводить его на другие языки) в тюркские языки пришел и арабский алфавит**, несмотря на то, что он плохо отвечает тюркской фонетике: он беден на гласные, тогда как, например, в турецком их насчитывается восемь; он кладет на бумагу семитские звуки, не существующие в тюркских, и ему не хватает букв для обозначения характерных тюркских звуков.

Тем не менее, обучение начиналось с изучения арабского алфавита, очень сложного для изучения и употребления. После заучивания наизусть арабского алфавита ученик переходил к заучиванию абджада — 8 вымышленных слов — абдажд, гавваз, хутти, кальман, сагфас, карашат, саххасс, саззага — в эти слова включен весь арабский алфавит, и только потом ученик приступал к чтению по словом «Хафтьяка». «Хафтьяк» — сборник избранных мест из Корана, посвященных основным положениями вероучения.

Следующий этап — изучение Корана, затем, «Чар-Китеб» («четверокнижия») — описание мусульманских обрядов — при чтении «Чар-Китеба» ученик обучался письму. Учителя мектебов не особенно упражняли своих учеников в письменных работах. Даже те лица, которые прошли медресе, чаще всего не умели грамотно писать по-арабски, а на родном языке — в особенности. Арифметике не обучались, арифметические действия производили с помощью камешков. Курс обучения в мектебе продолжался в среднем четыре года. Закончившие его могли лишь читать механически знакомые книги, выводить буквы, списывать с оригинала. А нередко не умели и этого. После всего этого очень немногие более одаренные ученики в возрасте не менее 14 лет поступали в медресе.

Медресе, как место, где проводили лекции знатоки ислама, возникли у арабов еще в VII-VIII вв. при халифах — омейядах. По мере распространения ислама, при некоторых мечетях образовывались своего рода богословские факультеты — из них наиболее известна школа при мечети Азхар в Каире (Х в.), а также при Каабе (в Мекке). Позднее начали строить специальные здания для учебных занятий, с кельями студентов и аудиториями для лекций. Эти школы получили название «медресе» — «место учения» (от глагола «дараса» — «изучать»).

Могу в качестве примера сказать только, что в Османской империи, куда на правах далеко не самой передовой в культурном и экономическом отношении провинции входил Крым, первая турецкая типография для издания книг на турецком языке с применением арабского шрифта была введена в Стамбуле в 1726 году…

Современная история татарского языка в Крыму началась в конце XIX века с деятельности тюркского просветителя Исмаила Гаспринского. Последний впервые попытался создать литературный язык крымских тюрок, но в отличие от современного, базировавшийся на южнобережном, турецком диалекте, т.е. упор делался на пантюркизм — доминирование турок, их языка и культуры. Естественно, большевики не могли и не должны были согласиться на это.

Уже в 1928 году прошедшая в Крыму лингвистическая конференция приняла решение о создании нового литературного языка на основе среднего диалекта, так как именно этот диалект, якобы, имел больше всего носителей, и являлся в равной степени понятным для носителей двух других, хотя, с моей точки зрения, большевистские политики не желали консолидации турок и крымских татар по языку, но, в то же время и признания факта, что прямые потомки турок живут Крыму. Создание искусственного, среднего языка, как бы незаметно снимало эту проблему. Именно этот, второй литературный язык, начало кодификации которого было положено в 1928 году, и используется в общих чертах и сейчас.

Язык татар Крыма и татарский язык Казани являются родственными, поскольку оба относятся к кыпчакской группе тюркских языков, однако не являются внутри этой группы ближайшими родственниками. Из-за достаточно сильно отличающейся фонетики крымские татары почти не понимают на слух жителей речь Татарстана.

Принудительное переселение татар консолидировало тюркское исламское население Крыма, дало им возможность сложиться в народность, которой они раньше не были.
Возврат же обратно, как ни странно, дал противоположный результат. Да, татары ощущают себя отдельной от остального населения Крыма этнической группой, но это объединение против большинства, это невысказываемое вслух желание доминирования над остальным населением полуострова.

Такое движение к привилегиям на национальной составляющей бесперспективно, надежды на создание этнократического государства исламского толка химера. Смешанные браки, которые категорически порицаются их лидерами приводят, и обязательно приведут к размыванию и растворению в более многочисленном и более культурологически развитом славянском населении.

Я не собираюсь как либо негативно комментировать культуру, историю и языки татар Крыма. Но мне хотелось бы спросить идеологов и лидеров татар, чем они смогут заинтересовать окружающих их соседей — своей литературой?…поэзией?…музыкой?…историческими примерами? Ведь только освоение чужой культуры дает желание вначале понять ее, затем впитать, а уже потом влиться в нее. Пока же я вижу, что татарская молодежь инкорпорируется в современную русскую культуру и одеждой и усвоением русского языка и поведением на улицах.

Похожий пример есть в современной Белоруссии и Литве, татары — липки, которые поселились там, фактически исчезли как этнос, например, знаменитый польский писатель Генрик Сенкевич***, ярый полонофил происходил из них. Но посмотрите, как он описывал в своих произведениях татар и украинцев… комментарии, как говорится, излишни.

Чтобы меня не обвинили в предвзятости, приведу примеры из статей, набранных в националистических сайтах татар: «Хотя результаты переписей обычно указывают, что большинство татар считают татарский язык своим родным языком, это не отражает степень их владения языком. Многие татары, не имея возможности изучать татарский язык в школе, знакомы только с самыми основами языка. Ситуация особенно плачевна в татарских общинах России. В Средней Азии и в татарских диаспорах за рубежом, например в Финляндии и Турции, ситуация ненамного лучше.

Но даже в татарских общинах за рубежом есть некоторые негативные тенденции. Так же, как и в самом Татарстане, эти тенденции во многом связаны с дифференциацией поколений. Например, в США старшее поколение татар обычно бегло говорит на татарском, русском языках (или японском, турецком, китайском, в зависимости от того, из какой страны они иммигрировали) и вполне сносно по-английски. Среднее поколение обычно говорит на беглом английском и немного по-татарски (часто с турецким акцентом), молодое поколение говорит только по-английски. В противоположность этому, первое поколение русских эмигрантов свободно говорит по-русски и немного по-английски, среднее поколение свободно говорит по-русски и по-английски, а молодое поколение говорит свободно на английском и довольно неплохо по-русски.

В самом Татарстане потерю татарского языка можно объяснить многими причинами. Татарский язык часто рассматривается как препятствие к получению высшего образования (до недавнего времени все дисциплины в институтах и университетах преподавались только на русском языке).

Многие молодые люди считают татарский язык «архаичным», «старомодным» и неподходящим для современного мира компьютеров, факсов и сотовых телефонов (кто из нас знает, как сказать «web site», «интерфейс» или «модем» по-татарски?)»

Вновь вернемся к «липкам»… Перед Первой мировой войной (1914-1918 гг.) на территории Северно-Западного края России их жило около 14 тысяч. Специально липок никто не притеснял, не требовал поменять веру и национальность, но если посмотреть на нынешнее время, то за послевоенные годы после Великой Отечественной войны резко сократилось татарское население в местах их прежнего компактного проживания. Когда, например, в п.г.т. Видзы Браславского района Витебской области в 1938 г. жило 760 липок, то сегодня их насчитывается менее 50 человек, в г. Слониме было 413 человек, теперь — только 96, в г. Новогрудке соответственно 766 и 316. В деревне Давбучки Сморгонского района жило 408 человек. Теперь там остался только один.

Нечто похожее происходит и у казанских татар: кряшены, т.е. православные тюрки Татарстана отмежевались от татар. В «растаскивании татарской нации» казанские шовинисты винят московских демократов (Независимая Газета, 11.03.2002). Десять лет упорной работы по реабилитации самоназвания кряшен, десять лет настойчивых обращений во все инстанции — от Миннаца до российского президента — и забытый Россией народ получил заключение Института этнологии и антропологии РАН: включить кряшен отдельной строкой в перечень национальностей для разработки материалов Всероссийской переписи населения в 2002 году. Справедливость требует присовокупить к этому: в документах переписи 1926 года кряшены также шли отдельной строкой. Еще в первые годы советской власти кряшены были вполне самостоятельным народом, а кряшены-нагайбаки, более двухсот лет живущие в Челябинской области, как и кряшены Удмуртии, даже сумели сохранить свой язык. И на татарской земле кряшены веками жили обособленно от татар. И здесь поначалу при Советах у них был свой театр, своя учебно-образовательная база, а Центркряшениздат выпускал учебники для национальных школ. Все это прикрыли, когда кряшены, не довольствуясь малым, стали претендовать на автономию.

Процесс потери языка кряшенским народом и переход на родственный — татарский, но, тем не менее чужой, был неизбежен. Делала свое дело и беспардонная татарская, как советская, так и националистическая пропаганда: кряшены — это насильственно крещенные Иваном Грозным татары.

— Нет, кряшены добровольно приняли православие через миссионеров, — авторитетно утверждает настоятель кряшенской церкви «Во имя Тихвинской Божией Матери» отец Павел.

— Кряшены никогда не исповедовали мусульманство, — убедительно доказывает президент Межрегионального союза национально-культурных объединений кряшен Алексей Шабалин. — Версия «о насильственном крещении части татар Иваном Грозным» должна быть официально опровергнута по причине отсутствия в культуре (обычаях, традициях, обрядах, одежде и т.д.) кряшен следов ислама. То, что наши предки были язычниками, — это факт. Языческие праздники Нардуган, Симит до сих пор празднуют в кряшенских деревнях. Даже икона по-кряшенски произносится «тери» (видимо, от «тенгри» — Бог солнца). Возможно, у наших предков была единая (с татарами) культура и язык, но после прихода в Волжскую Булгарию ислама и принятия его большинством тюркоязычного населения ситуация изменилась.

Кряшены тратят массу усилий на преодоление бюрократических препон, чтобы только доказать: они кряшены, а не татары. Их не крестили — они крестились. Они читают Библию на кряшенском языке. Или на татарском, кто подвергся насильственному отатариванию. Но Библию, а не Коран! В июле 2000 года ученые Удмуртского института языка и литературы Уральского отделения РАН исследовали современное социальное и психологическое состояния кряшен. Избрав объектом исследования Граховский район Удмуртии — территорию компактного проживания этноса, ученые пришли к выводу: «Кряшены — высококонсолидированный этнос с плотными внутриэтническими связями и высоким уровнем национального самосознания, слабо подверженный ассимиляционным процессам и с ярко выраженным стремлением отмежеваться от татарского этноса, к которому причисляет его официальная статистика. Кряшены имеют в своем составе мощный слой культурной и управленческой элиты и способны самостоятельно решать вопросы национально-культурного развития. Ярко выраженное стремление кряшен отмежеваться от татар, мягко говоря, не нашло поддержки националистов, называющих себя при необходимости татарской интеллигенцией.

Я привел эти факты только затем, чтобы показать процесс ассимиляции тюркской и исламской самоидентификации при встрече с русской и православной…это не должно оскорблять кого бы то ни было, процесс напоминает переход негров-метисов в «белые»…люди просто уезжали в другую местность и там представлялись как представители другой расы (ярчайший пример, американский роман Синклера Льюиса «Кингсблад-потомок королей»). Если у татар еще была возможность сохраниться как этнос в Средней Азии, то растворение их среди славян только вопрос времени.

Как происходит этот процесс в мире? Как это рано или поздно будет происходить в Крыму… В общем-то, довольно стандартно, хотя для разных по численности и историческим условиям народов неодинаково…

Путем этнической фузии, когда происходит процесс слияния нескольких ранее самостоятельных народов, родственных по языку и культуре, в единый новый, более крупный этнос. Этнической фузией может быть названо слияние восточнославянских племен (полян, северян, древлян, волынян, дулебов, белых хорватов, уличей, тиверцев, дреговичей, радимичей, полочан, кривичей, вятичей, словен ильменских) в древнерусский народ.

Второй тип этнообъединительных процессов — этническая консолидация — заключается во внутреннем сплочении более или менее значительного этноса в ходе сглаживания различий между имеющимися внутри него локальными группами. Этот процесс характерен для подавляющего большинства крупных и средних этнических общностей. Например, после того, как русские сложились в единый народ, в течение длительного времени шло сближение локальных групп в их составе (население Московской, Тверской, Новгородской и других земель). Этническая фузия и этническая консолидация — два тесно связанных между собой процесса. Со временем этническая фузия переходит в этническую консолидацию.

Третий тип этнообъединительных процессов — этническая ассимиляция — особенно широко распространен в экономически развитых странах, и прежде всего в тех из них, где много иммигрантов. Хотя ассимиляционные процессы наиболее характерны для современных развитых стран, они известны были во все периоды истории. Так, во время существования Киевской Руси финноязычные племена мещера, мурома, меря были ассимилированы древнерусским народом. Он состоит в растворении прежде самостоятельного этноса или его части в среде другого, обычно более крупного народа. Таким образом, ассимиляция будет для одной стороны — ассимилируемых — этнотрансформационным процессом, поскольку у них изменится этническое самосознание. Для другой же стороны — ассимилирующего народа — этническая ассимиляция будет процессом этноэволюционным, так как самосознание этого этноса останется прежним, на процесс ассимиляции влияет соотношение уровней культуры контактирующих народов. Быстрее всего этот процесс идет, при прочих равных условиях, у групп, поселяющихся среди этноса, приблизительно одинакового с ними уровня культуры. Довольно быстро протекает ассимиляция и в том случае, когда пришельцы попадают в среду, несколько превышающую (но не очень значительно) их по уровню культуры.

Хотя можно сказать, и оппоненты тоже будут правы, на полуострове происходит другой этнообъединительный процесс — этногенетическая миксация, в ходе которой новый этнос образуется путем слияния народов, не связанных родством, что сейчас и происходит в Крыму. В свою очередь, после завершения в основных чертах формирования нового этноса этногенетическая миксация может перейти в этническую консолидацию, т.е. крымчане могут сложиться отдельной от Украины нацией…и ближе всех они буду со складывающейся на Востоке и Юго-Востоке от Харькова до Одессы нацией новороссов (от названия присоединенной в XVIII веке территории Дикого Поля — Новороссии), которые все чаще и громче начинают заявлять: если русским быть не могу — то украинцем быть не хочу…

 

На фото вверху — автор

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Скоро все случится

.

Крымские суды выносят менее четверти процента оправдательных приговоров

Алексей НЕЖИВОЙ

Читаем вместе крымскую прессу. 30 октября

Борис ВАСИЛЬЕВ