Крымское Эхо
Библиотека

Так воспитали

Так воспитали

Они пришли в милицию втроём — мать, дедушка и бабушка. Не было с ними дорогой дочери, внучки Ларисы. Родители, дедушка и бабушка Ларису называли исключительно Лялей. С возрастом Ларисы это не настоящее, но такое милое для слуха имя, не менялось. Даже сейчас, в её двадцать шесть лет. Она снова исчезла из дома, а вернее не была возвращена захватившими её бандитами.

Когда родилась Лариса, родители не знали предела счастья и радости. Особенно радовались дедушка и бабушка. Они дождались рождения внучки. Пять дней и пять ночей родственники и знакомые отмечали весёлым загулом это необыкновенное событие. А Лариса росла обыкновенным ребёнком. Но для близких она была самым совершенным чудом природы.

Они были уверены, что во всём свете нет подобных детей. Когда ребёнок впервые произнёс «угу», то об этом немедленно стало известно всем близким и дальним родственникам — всем, даже мало-мальски знакомым. Об этом с нескрываемым умилением рассказывалось с повторами долго и нудно тем, кто имел терпение эти восторги выслушать до конца. Некоторые из слушателей, чтоб потрафить рассказчику, без зазрения совести в ответ утвердительно кивали головой в знак согласия с тем, что на свете появился ещё один вундеркинд.

Ларису с пелёнок баловали сверх всяких разумных границ. Её кроватка, похожая на царское ложе, была завалена всевозможными игрушками, и только высококачественными, импортными. Когда она подросла, игрушки заполонили всю квартиру. А Лялечка требовала всё новых и новых. Ей никогда в этом не отказывали. Если любая её прихоть немедленно не исполнялась она, обильно обливаясь слезами, падала на пол, и неистово вереща, колотила по нему ножками, стараясь ими угодить в того, кто к ней приближался. Насмерть перепуганные родители чуть ни в припрыжку немедленно исполняли очередное требование своей любимицы-красавицы. В выходные дни родители одевали Ларису-Лялю во всё самое дорогое, самое красивое и выводили на Центральный рынок, где всегда бывает масса народу. Им так хотелось, чтобы как можно больше людей видели их необыкновенное чудо, и чтоб вслух восторгались: «Ах, какой чудный ребёнок!». И если такое слышали, то на глазах появлялись слёзы умиления. О том, как люди на улице реагирует на красоту Ляли, также рассказывалось всем соседям.

 Кстати, у некоторых керчан, не только у родителей Ларисы, вошло в традицию обязательно по выходным дням всей семьёй приводить детей не на бульвар, а на Центральный рынок. И это делается в любую погоду — будь то нестерпимая жара или лютый мороз. Им хочется посмотреть, как люди будут любоваться их ребёнком, порой нелепо одетым. Одни надевают на маленького ребёнка галстук, а другие, чтобы других перещеголять, цепляют на рубашку бабочку. На головы бедных девочек напяливают банты таких размеров, что из-за них не видать лица, ради которого притащили ребёнка на рынок. Весь этот маскарад устраивается из-за амбициозности родителей, ради их мелкого тщеславия. При этом им плевать на то, что дети, утомлённые выходом в люди, от неимоверной жары или холода, начинают из ноздрей пускать обильные пузыри и ныть на весь рынок. Иногда в подобном случае я не без сарказма спрашивал у родителей, зачем они мучают ребёнка. Ответ у всех один и тот же: не с кем оставить дома. Напрашивается вопрос: так зачем шли на рынок папа, мама, дедушка и бабушка. Видимо, кому-то можно было остаться дома с ребёнком. Да куда там? Всем хотелось быть свидетелем триумфа чуда природы, их дорогого дитяти.

Ляля своей дорогой и экстравагантной одеждой и в школе резко отличалась от своих одноклассников. Дружила только с такими же избалованными детьми, как она сама. Свободное время проводила у телевизора, в котором рассказывалось о красивых заморских странах, и бесконечно перелистывала журналы мод, с упоением читала всяческие повествования о богатых краях земли. Она неотрывно смотрела на дорогущие яхты и машины, виллы с голубыми бассейнами и другие прелести жизни, которые могут быть только у богатых людей. Она считала, что и она рождена для роскошной жизни, что она должна будет вращаться в высшем обществе, блистая дорогими нарядами и баснословной стоимости драгоценностями. Ляля росла, росли и её запросы. Родители из последних сил выполняли требования Ляли.

 Ляля с трудом поступила в техникум, но вскоре его бросила, так как там надо было снова, как и в школе, грызть гранит науки. А это совсем не входило в её планы. После очередного загула в баре ей совершенно не хотелось вставать рано утром и плестись в техникум, чтобы слушать набившие оскомину на зубах лекции. Хотелось и днём окунуться в музыку и танцы, и с бокалом шампанского глубокомысленно порассуждать о Гавайских островах, где светит чудо-солнце, от которого кожа приобретает цвет любимого ею шоколада.

Лариса работать нигде не могла, так как никакой специальности не имела. Разумеется, она никогда бы не пошла куда-то мыть полы, ибо дома она даже после себя не мыла посуду.

 Дедушка и бабушка всю свою пенсию отдавали любимой внучке на развлечения. Жили на зарплату родителей Ляли. И так как денег в семье не хватало из-за растущих потребностей Ляли, её отец вынужден был поехать в Москву на заработки, чтобы ублажать всеми радостями жизни свою великовозрастную дочь. Ляля пока что на себе не ощущала нехватку денег, которыми щедро делилась с Эдуардом, влюбившись в него по уши с первой же встречи. Они встречались уже год. Только Эдик никак не мог собраться пойти с Лялей в ЗАГС. Он был красив собою, но туповат. Был с большими запросами, никогда не имея при этом у себя даже малых денег. Как и Ляля, беззастенчиво сидел на шее родителей. Но те не могли ссужать сыночка деньгам, и потому он подыскивал девушек с полным кошельком, девушек, которые могли его содержать. Ко всему прочему, Эдик был парнем с амбициями и с задатками мелкого афериста. Он видел, что Ляля любит его безумно, и потому делал с ней, что хотел. Впоследствии, на допросе Ляля на поставленный вопрос ответила, что Эдик был очень сильным, как мужчина, и что он по ночам ей шептал такие слова любви, которых она никогда не слышала от других мужчин.

Неожиданно в Москве умер отец Ляли. Перестали поступать в семью основные доходы. Много денег ушло на похороны главы семьи. Через какое-то время Лариса заявила дома, что она звонила в Москву, по месту бывшей работы отца, где ей сказали, что ему причитается большая сумма денег. Но их надо отсудить с помощью адвоката. Родные собрали приличную сумму денег адвокату и на дорогу Ларисе, и та уехала. Она вернулась домой со слезами на глазах, заявив своим родным, что она попала в клинику Москвы из-за серьёзной болезни сердца. Нужны большие деньги на лечение. Все деньги, собранные на похороны стариков, и занятые у родственников, перешли в карман Ляли, и она помчалась снова в Москву лечить своё изношенное бездельем сердце. К этому времени семья Ляли оказалась большим должником у своих родственников. Кроме того, они обнаружили пропажу нескольких золотых изделий. Не могли понять, кто их мог украсть. В милицию не сообщили, так как в квартире не было никаких взломов. Посчитали, что при такой ситуации милиция не будет искать вора.

Через две недели Ляля позвонила домой по телефону и сообщила, что она подлечилась в Москве, вернулась в Керчь, но её прямо на вокзале взяли в заложники страшные бандиды, которые требуют за её освобождение большой выкуп. Если через пять дней бандиты не получат деньги, её убьют. Просила в милицию не заявлять, так как это грозит ей смертью. В семье наступил траур. Дело закончилось тем, что пришлось срочно продать квартиру, так как родственники и знакомые в заёме денег отказали. В назначенное время на встречу с внучкой на автовокзал пошёл дед. Он сразу же увидел любимую внучку. Рядом с ней находился какой-то парень. Ляля подбежала к деду и прошептала, что она пришла под присмотром главного безжалостного бандита.

Взяв деньги, сказала, что их сейчас отдаст бандиту, потом куда-то с ним пойдёт, где ей вернут паспорт, и она придёт домой. Таким образом, на адвоката, лечение Ляли и на её выкуп ушло несколько десятков тысяч долларов. Самые близкие Ляле люди стали ютиться в маленькой, без удобств, комнатушке-клетушке, в которую из жалости пустили дальние родственники.

Настала ночь, потом утро, снова ночь, снова утро, а Ляля так не появилась. Родные боялись о случившемся заявить в милицию, чтобы от рук бандитов не пострадала их ненаглядная дочь и внучка. Наконец приняли общее решение: идти в милицию.

Оперативники быстро в одном из частных домов, на окраине города, нашли опухшую от слёз Лялю. Она была одна. От Эдика осталась пара грязных носков, запах дорогого мужского парфюма, и гора пустых бутылок от так же дорогого коньяка. Зато вместе с ним исчезли остававшиеся от гулянок деньги и золотые изделия, которыми противоправно завладела в квартире родных Ляля. Было установлено, что не было никакого московского адвоката, что Ляля, кроме безумной любви, ничем не болела, и что её никто не похищал. Просто она совместно со своим ненаглядным Эдуардом разрабатывала планы, как обманным путём выманивать деньги у несчастных матери, дедушки и бабушки. А тратить чужие деньги с шиком Эдик умел. Ему в этом с удовольствием помогали работники многочисленных баров, ресторанов и казино, которые Эдик посещал регулярно.

Против Ляли и Эдика было возбуждено уголовное дело, а Эдуарда, фамилию которого не знала даже Ляля, стала устанавливать и разыскивать милиция

После подробных допросов матери, дедушки, бабушки, и самой Ляли, вопрос кто в случившимся виноват, не возник.

Может быть, я не стал бы сейчас, спустя много лет после похождений баловницы судьбы и родных Ляли, писать эту статью, если бы ни одно обстоятельство. Мой рабочий стол находится рядом с окном, выходящим на улицу, по которой люди идут на рынок и возвращаются с него. Часто с собой тащат деток-малолеток, иногда несут на руках грудных. Время от времени приходится отрываться от работы, так как с улицы раздаются такие вопли какого-нибудь ребёнка, что они заглушают рёв атомобильных моторов. Становится понятно, что с каким-то малым вундеркиндом случился приступ гнева. Из-за любопытства посмотришь в окно и увидишь, как мамаша в наколках и со вставленными замысловатыми прибамбасами в ноздри и уши, усердно тащит вышедшего из-под контроля сыночка. Он умело вырывает свою ручонку из мамашиной и брякается на тротуар. Визг с разлетающимися во все стороны соплями сопровождается ударами кулачками и ногами по земле. Потом он подскакивает и начинает кулачонками бить маманю по ногам, бёдрам и животу. Остановившиеся прохожие вносят свои предложения по успокоению разбушевавшегося мальца. Мамашины нервы не выдерживают, и она начинает с остервенением отвешивать своему чудо ребёнку довольно ощутимые оплеухи и подзатыльники. А за что? Кто его таким воспитал? Причём здесь ребёнок? Я отлично понимаю, что произошло. Просто мать посмела что-то не купить своему избалованному ребёнку или купила то, что его не устроило. С его стороны возникла вполне закономерная реакция на невыполненное или неправильно выполненное требование. Он же был приучен к тому, что его приказания, как в армии, выполнялись точно, безоговорочно, быстро и в указанный срок. И вдруг наглое нарушение сложившихся в семье правил! Ребёнок не может моментально переделать себя, он ещё живёт по старым правилам, и потому всеми спосабами пытается их восстановить. Так кто же, культурно выражаясь, заслуживает оплеух и подзатыльников?

«Любовь к ребёнку, как и всякая великая любовь, становится творчеством и может дать ребёнку прочное, истинное счастье, когда она усиливает размах жизни любящего, делает из него полноценного человека, а не превращает любимое существо в идола». Ф.Э.Дзержинский (1877-1926), государственный деятель.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Подарок

Игорь НОСКОВ

Жизни по акции нет

Вячеслав КНЯЗЕВ

Последнее счастье Марины Цветаевой

Вера КОВАЛЕНКО