Крымское Эхо
Главное Мир

Тайвань, Украина: бояться бессмысленно, остаётся бороться

Тайвань, Украина: бояться бессмысленно, остаётся бороться
Хочешь, я расскажу тебе сказку…
Жила-была великая страна с древней и славной тысячелетний историей, в которой было всякое: эпохи богатства и побед, и смутные времена, и нашествия варваров, которые, придя как завоеватели, незаметно для себя проникались культурой и мудростью завоеванных… и сами становились одними из них.

Наступил тревожный, прагматичный и беспощадный XX век, время великих перемен. И была война, каких прежде ещё не бывало. Десятки миллионов жизней унесла она. И неё после уже не могло быть как прежде. «Well done[1]», — сказали те, кто платил.

Поднялся измученный, униженный и оскорблённый народ. Ведь если всё равно умирать, то и бояться уже нечего! И случилось худшее из всего, что случалось с людьми: встал брат против брата, встал сын против отца, сосед против соседа… Полилась кровь.

«До основанья, а затем…», — кричали одни. «Не отдадим своего! Остановим красную заразу», — стонали другие. И они проиграли. Обратились в бегство.

«Hey, wait! Stop! Calm down! Enough! Stay there, — забеспокоились те, в чьих голосах уже не было прежнего высокомерия. — You stand there, we’ll even pay for it. Let there be peace… But we’re not done with you yet. We will tell you about freedom, democracy and human rights. And we’ll give you a handful of money[2]».

И когда наступил мир, они рассказали о «свободе», о «демократии», о «правах человека» — -о многих хороших вещах. И даже дали денег, хоть и не полную пригоршню, как обещали.

А потом они рассказали, что надо уважать права меньшинств. В том числе тех, кто не хочет быть тем, кем рождён. Они сказали, что нельзя запретить брату считаться не братом. Они много чего рассказали и объяснили…

Не все им поверили.

Но тех немногих, кому понравилось считать себя потомком «белокурых бестий» и потомками тех, кто приходил убивать их родителей, поощрили и поддержали. И они сказали своим детям: «Забудьте свое проклятое прошлое. Вы не такие. Вы не те, кто вы есть, а те, кем вы хотите быть. Это ваше право». И их дети выросли и рассказали своим детям, что они не те, кем родились, а те, кем захотят считаться.

Наступил XXI век.

«Мы свободные люди, мы граждане мира. Мы не потомки каких-то рабов. Мы достойны лучшего», — говорили подросшие дети отрёкшихся.

«Постойте, но мы были когда-то их братьями… Ну да, они не правы, они увязли в прошлом, но мы как-никак одна семья», — возражали те, кто ещё помнил, с чего всё начиналось.

«Shut up! Мы горожане, мы современные, мы модные. Мы не можем быть братьями каким-то грязным крестьянам, — отвечали им. — Вы просто глупцы. И уберите эти дурацкие изваяния каких-то монголоидов, которых зачем-то понаставили всюду наши глупые родители. Это «отстой» и «кринж». Нам такого не надо. У нас нет прошлого. Мы не ретрограды. У нас есть только будущее, в котором у нас будет больше долларов».

«Well done, guys[3]», — сказали те, кто платил. — «It’s time to fight and die now. Be ready[4]».

И они дали оружие. Много оружия.

Нет, это не сценарий комикса об истории украинской «незалежности».

Это незаконченная сказка об острове, на котором очень современные люди снимают фильмы с Джеки Чаном и делают процессоры для ваших компьютеров.

Почему так похоже?

Почему все грустные сказки похожи?

Вы знаете, почему. Вы — знаете.

Теперь немного скучных пояснений, чтобы освежить память. Тайваньская проблема — один из самых сложных и долгосрочных конфликтов в современной мировой политике. Это проблема национальной идентичности, международного права, стратегических интересов и международных отношений.

После поражения империалистической Японии в 1945 году Тайвань был передан Китаю; в 1949 году, после гражданской войны, националистическое правительство под руководством Чан Кайши бежало на Тайвань, где продолжило существовать как «Республика Китай», а коммунистическая КНР, основанная Мао Цзэдуном на материке, никогда не признавала Тайвань независимым государством.

Хотя неформальные, неправительственные связи между островом и материком давно налажены. КНР — главный торговый партнёр своей провинции, а на втором месте — Сянган (бывший Гонконг). Но политически для Тайваня США главнее.

Знакомая картина, правда?

После двух президентских сроков представительницы Демократической прогрессивной партии Цай Инвэнь в президентское кресло пересел бывший её заместитель и однопартиец Лай Циндэ — так работает тайваньская версия Ющенко, Санду, Пашиняна и им подобных. Хотя надежды на победу кандидата от партии Гоминьдан на президентских выборах не оправдались, Гоминьдан сумел потеснить Демократическую прогрессивную партию в парламенте, получив на один мандат больше — формальное большинство.

Но что характерно: при этом официально принято решение о сносе памятников Чан Кайши — основателю Гоминьдана и первому главе Тайваня. Валить памятники Чан Кайши на Тайване исподволь начали после прихода к власти «прогрессивных демократов» в 2016 году (тогда их было около тысячи, сейчас осталось 750). Но теперь «война с памятниками» становится официальной политикой. И дело пойдёт быстрее.

При всей гигантской разнице в масштабах, Чан Кайши для Тайваня — почти то же самое, что Пётр Великий для СССР или «дедушка Ленин» для всех постсоветских республик. Можно не любить, не соглашаться, можно ужасаться, можно ненавидеть — посягать нельзя. Статья Йозефа Пауля Геббельса о В.И. Ленине заканчивалась словами: «Он стал для этих людей всем». Вот в чём первопричина «ленинопадов» во всех так называемых «молодых демократиях».

Но гражданской войны на Тайване не будет. Будет возвращение, мирные способы которого «те, кто платит» стараются сделать невозможными — как и в случае с разделёнными Кореями.

В настоящее время Китай продолжает вполне законно с точки зрения международного права рассматривать Тайвань как свою провинцию, несмотря на то, что Тайвань де-факто имеет своё собственное правительство, военные силы и внешнюю политику.

Официально Тайвань признан лишь небольшим числом стран — большинство же государств, включая США, на словах придерживаясь принципа «одного Китая», ведут с Тайванем неформальные отношения. Эта двойственность — фирменный знак антигероев грустной сказки «тех, кто платит». Та же двойственность закреплена разделом Корейского полуострова по 38-й параллели, та же двойственность ощущается в проектах будущего территории бывшей УССР по завершении СВО.

Понятны, логичны и оправданы опасения русских патриотов относительно принятия Россией ответственности за судьбу злокачественного псевдополитического образования, известного как «Ukraina». Но поздно бояться.

Независимо от изменений на политический карте мира, «Ukraina» и так уже здесь, рядом с нами.

…Вот ещё больше сотни объектов, принадлежащих тем, кто оплачивает украинский нацизм, дождались своей очереди. Но потребовалось 10 лет после возвращения Крыма в Россию, чтобы дотянуться до них. Десять лет они приносили доход упырям. Это не упрёк нашим органам, а иллюстрация к тому, как всё непросто в этом мире.

А вот бывшие киевские «можновладцы», сдавшие свою «державу» нацистам, сидят и ждут, когда будет можно занять привычные им теплые места не только в российском бизнесе, но и в российской политике. Они же не «холопы», а «значне козачество». Им без постов и мандатов обидно. И они уж не упустят момента ухватить «хоть один мандат на семью». Вы же их знаете.

А уж сколько на наших бескрайних просторах готовых сказать: «Мы не быдло лапотное, мы если работаем, то за доллары и биткойны»…

И как нет света без тени, так всегда будут те, кто скажет: «Well done». И всегда найдутся те, кому это может быть адресовано.

Бояться бессмысленно, остаётся бороться — вовремя выявлять метастазы и принимать меры, хирургические в том числе. Но, кстати, среди современных методов борьбы со злокачественными новообразованиями своё достойное место занимает иммунотерапия. В нашем контексте это весьма символично…

Фото из открытых источников

[1] Well done — (с англ.) Отлично сработано

[2] Hey, wait! Stop! Calm down! Enough! Stay there/ You stand there, we’ll even pay for it. Let there be peace… But we’re not done with you yet. We will tell you about freedom, democracy and human rights. And we’ll give you a handful of money — (с англ.) Эй, подожди! Остановись! Успокойся! Хватит! Оставайся там. Если вы будете стоять здесь, мы даже заплатим за это. Да будет мир!… Но мы с вами еще не закончили. Мы расскажем вам о свободе, демократии и правах человека. И мы дадим вам немного денег.

[3] Well done, guys — (с англ.) Молодцы, ребята

[4] It’s time to fight and die now. Be ready — (с англ.) Пришло время сражаться и умереть прямо сейчас. Будьте готовы

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Людей оценило: 8

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым под огнем

Без России у Болгарии нет будущего

Демографические потери Украины: от неонацистов больше, чем от нацистов

Оставить комментарий