Крымское Эхо
Главное Поле дискуссии

Свои награды мы уже получили

Свои награды мы уже получили

ОЧЕНЬ СУБЪЕКТИВНЫЕ РАССУЖДЕНИЯ ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ,
ОБИЖЕННЫХ ПАТРИОТАХ И РУССКОЙ ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ

Девятый год Крымская весна всегда начинается в феврале. Так будет теперь всегда. Февраль 2014-го прочно вошёл в историю. Именно тогда с появлением Вежливых людей стало ясно, что резни не будет. Вмиг исчезнувшие с улиц профессиональные «обездоленные» и «коренные» дружно заплакали в соцсетях. А за ним пришёл мирный, полный надежд март. А после возвращения в Родную Гавань началось то, что принято называть «награждением непричастных и наказанием невиновных».

Да, поводов желающим обижаться дано было сколько угодно. Едва ли не весь столичный «гламурятник» заходился возмущенным квохтаньем, а вопрос «чей Крым?» чётко разделил немногочисленную, но откормленную прослойку самопровозглашённых «элитариев» и несметные орды низкобюджетных патриотов-«ватников».

Мощная патриотическая волна, прокатившаяся по городам и весям необъятной Родины, была скромно каталогизирована под названием «крымского консенсуса». И, конечно, ответственными работниками разных уровней были предприняты все возможные усилия, чтобы подшить всё вырвавшееся на улицы народное ликование в папочку и закрыть понадёжнее в шкафу.

Да мы помним, как первыми получали российские паспорта функционеры нелегального «меджлиса», ныне запрещённого в РФ за экстремистскую деятельность; помним попытки, сыграв на национальном вопросе, обеспечить этнических националистов гарантированным представительством в выборных органах, независимо от мнения избирателей; помним спекуляции на языковом вопросе.

Всё это делали не затаившиеся идейные укронацисты, а самые обыкновенные чиновники. Вполне себе русскоязычные и «русскокультурные», но твёрдо убеждённые в том, что перед врагом надо заискивать, а «внесистемных» патриотов — давить и «задвигать» куда подальше всеми способами.

После Крымской весны 2014-го мы имели массу возможностей наблюдать, как это работает.

Одно только растянувшееся на несколько лет позорное «дело Подъячего» — активиста русского движения, получившего в России запрет на профессию по приговору украинского суда, более чем показательно. Потребовалось огромное количество публикаций, обращений во все инстанции вплоть до Госдумы, чтобы справедливость в итоге восторжествовала — и то частично. Без права требования компенсации за перенесённые унижения и потерянные годы.

И вот просто руки чешутся поделиться тут ещё и личным опытом, но не стоит.

Дело не в пресловутом ЧКХ, не в чисто крымских бюрократах. Недавний скандал с отказом в предоставлении политического убежища известному публицисту и литератору Сергею Васильеву, преследуемому властями нацистской Латвии — тому подтверждение. К счастью, потребовалось куда меньше времени для восстановления справедливости и даже некоторые непосредственно виновные понесли некоторое наказание.

Пока сенатор Нарусова воюет за права проклинающих Отечество лицедеев зарабатывать бюджетные рубли, главред RT Маргарита Симоньян говорит о готовности уйти, «если они вернутся и продолжат балаган». «Они» — условные урганты и «коллективный галкин».

«Когда я написала про то, что и в страну, и в эфир вернется Ургант, я думала, что значительная часть людей, занимающих очень высокие должности, на таких коллективных галкиных закроют глаза, позволят им вернуться и даже создадут соответствующие условия. Многие патриоты именно так и считали. Сейчас настроения немного изменились, и это, безусловно, радует», — призналась Симоньян в одном из интервью.

Настроения изменились, но слова президента России о том, что «охоты на ведьм» не будет, открывают массу возможностей, чтобы «порадеть родному человечку» на самых разных административных уровнях. И эти возможности не будут упущены.

«Понимаете, все эти люди, которые сейчас стали очень популярными — Саня Сладков, Женя Поддубный. Ведь они и раньше этим всем занимались, только никому не были нужны. Помните, у нас был такой писатель Дмитрий Быков. Вот как-то заболел у него живот где-то в российском регионе, так наше министерство, государство отправило за ним самолёт, чтобы оперативно ему помочь. А он это министерство, государство и нас поливал, поливает и будет поливать грязью. А вот, если бы такое с Саней Сладковым случилось, нашим другом, кто-нибудь направил бы за ним вертолёт или самолёт? Нет».

Вспоминать истории возвращения «знакомых фамилий» в разные органы крымской власти нет нужды. Все и так помнят. А сказанное выше демонстрирует, что наша ситуация не уникальна, такова сложившаяся столетиями традиция системы. Ещё римские цезари предпочитали отсылать полководцев-триумфаторов в дальние провинции.

В тех же традициях товарищ Сталин поступил с Маршалом Победы (и, как показали эволюции прославленного полководца в мирное время, был, возможно, не так уж неправ). Бывшего министра обороны ДНР и вовсе вспоминать не будем. Увы, как не всякий поэт ухитряется оставаться гражданином, так не все, кто герой на поле боя, способны сохранить лицо в сложных перипетиях мирного времени.

Приведённые выше факты вопиющей несправедливости и подлости не вымышлены, но и не уникальны. Строго говоря, в любое время, при любом общественно-политическом устройстве порядочные люди при прочих равных проигрывали подлецам в силу большего количества моральных ограничений. Сия грустная истина подтверждена историей многократно. Достаточная ли эта причина становиться подлецом, каждый решает для себя сам.

А тему «обиженных патриотов» разгонять будут ещё довольно долго — хотя бы потому, что никого другого не осталось: выращенные ранее «белоленточные» и «вместокрасные» провалились с весьма похожими неблагородными звуками.

Специальная военная операция расставляет всё по своим местам, а все очевидные и менее очевидные недостатки и просчёты, которые наверняка имеют место, оценить в полной мере можно будет только потом, по прошествии времени, вооружившись достаточным для анализа количеством фактов. Сегодня информационно-психологические службы противника делают то, что и всегда — пытаются вызывать у нас эмоциональную реакцию. И один из рабочих инструментов — «вот если бы, тогда…». Инструмент, действительно, очень эффективный.

А эмоции способны отправить нас в дальнее путешествие. «Если бы» референдум о статусе Республики Крым (которая так тогда и называлась) был проведён в 1992-м, как планировалось… «Если бы» наши предупреждения о том, что умеренно-петлюровская «Украина» партноменклатурного западенца Кравчука неизбежно эволюционирует до инфернально-бандеровского состояния со всеми гитлеровско-эсэсовскими атрибутами, были услышаны вовремя…

Таких «если бы» наберётся вагон и маленькая тележка. Между тем исторические примеры «как могло бы быть, если бы…» у нас перед глазами — Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия.

И если Абхазия воевала за независимость от Грузии, то Южная Осетия и Приднестровье стремились в состав России.

В сентябре 1991 года внеочередная чрезвычайная сессия южноосетинского Совета народных депутатов обратилась к Верховному Совету РСФСР с просьбой о включении Южной Осетии в состав России, однако вопрос так и не был рассмотрен. 3 января 1992 года Верховный совет Южной Осетии принял решение о проведении референдума о независимости и присоединении к России, который состоялся 19 января того же года. Из приблизительно 73% всего взрослого населения республики за воссоединение с Россией высказались 99,75%.

ПМР голосовала в 2006-м. При явке 78,6% избирателей за независимость с последующим вхождением в РФ высказались 97,2%, против — 1,9%. За вхождение Приднестровья в состав Молдавии проголосовали 3,3%, против — 94,9%.

Все прошли через войну и сегодняшний статус республик известен.

Первые референдумы на Донбассе в 2014 году тоже ни к чему не привели. Война тогда уже шла, а статус республик тогда не изменился. Время ещё не пришло.

Можно сколько угодно фантазировать о том, что было бы в Крыму, если бы первый и последний президент республики выполнил свои обещания. По неофициальной информации, довольно близкие соратники Ю.А. Мешкова перед вторым туром выборов 1994 года, результат которых уже был ясен, встречались с некими неназванными киевскими переговорщиками и передавали примерно следующее: «Папа» не возражает. Одно условие: никаких референдумов, иначе будут танки».

Дальнейшие события показали, что если эта история и была выдуманной, то выдумка получилась весьма правдоподобной.

Ну а с блокадами со стороны «незалежников» Крым познакомился ещё при Кравчуке, негласное распоряжение которого «ни канистры бензина в Крым» привело к многочасовым очередям на крымских АЗС. И только личные связи Н.В. Багрова позволили организовать доставку некоторого количества горючего из Болгарии. Морем.

А после триумфальной победы на выборах Ю.А. Мешкова пророссийский президент Крыма вдруг обнаружил, что большинство московских дверей для него закрыты. И пришлось подавать электорату как дипломатический успех вступление в некую организацию народов Кавказа «на правах ассоциированного членства». А привезённая в Крым московская команда Евгения Сабурова сформировала правительство с незаполненными министерскими вакансиями.

И это не вина самого Мешкова.

Из в той или иной степени виноватых в том, что тогда не сложилось, можно сформировать не роты — батальоны! И тут надолго хватит корма для всех любителей старых обид.

Нас не были готовы принимать в Москве.

Ни о каком «крымском консенсусе» тогда и речи не было. Да, и справиться с местной спецификой, каковую принято обозначать аббревиатурой ЧКХ, даже такому талантливому и неординарному человеку, как доктор экономических наук Е.Ф. Сабуров, оказалось непросто.

«Я часто критиковал российских депутатов и коллег по правительству. Порой нелицеприятно, используя даже грубые выражения, — признавался Евгений Фёдорович в одном из интервью. — Но, побывав на заседании Верховной Рады в Киеве, я понял, насколько же я был к ним всем несправедлив… А по сравнению с Верховным Советом Крыма киевская Верховная Рада — это просто собрание философов».

Перед отъездом из Крыма Сабуров был краток: «Я экономист, я не психиатр. Поэтому я уезжаю».

Наш путь домой занял больше 20 лет. Больше двух десятилетий борьбы за свою идентичность, за право оставаться собой, за возможность вернуться на Родину.

Русское движение на Донбассе в силу объективных и субъективных причин было развито куда слабее. И проснулось всерьёз лишь после госпереворота в Киеве, в немалой степени благодаря крымскому «десанту» активистов. Зато 9 лет подряд Донбасс платит самую высокую цену из всех возможных за право быть русскими, за право быть собой. Платит кровью, платит жизнями родных и близких.

Кому-то не достало сил, кому-то не хватило жизни дождаться нашего самого главного дня. Но нам-то с вами повезло! Мы его встретили, пережили и никогда не забудем. В тот день мы получили свою самую главную награду, выше которой нет и быть не может. Счастливы те, кто это понял.

Теперь можно сколько угодно фантазировать, а как могло бы всё сложиться, если бы Херсонщина поднялась вместе с Крымом (не поднялась бы, и все знают, почему), если бы не останавливали наступления ополчения непризнанных республик, если бы…если бы…если бы…

Херсонщина, получившая шанс вернуться без многолетней борьбы и почти бескровно — теперь тоже зона боевых действий. И Запорожская область — тоже.

Рассуждать о том, как далеко могли бы зайти ополченцы Донбасса, если бы их не останавливали, можно бесконечно. Военные эксперты могли бы ответить на этот вопрос аргументированно, но их вряд ли кто спросит. А куда как более разговорчивые диванные имеют право на своё мнение в достаточно широких рамках, определённых законодательством. Но есть ли практический смысл в этих рассуждениях?

В 2014-м ВФУ были не настолько накачаны натовским оружием, но и у нас не было альтернативы SWIFT, не было столь явного превосходства в стратегических вооружениях. «Сарматы» только недавно начали вставать на боевое дежурство.

А было ли готово российское общество к военным потерям и к «санкциям из ада»?

Так называемые «партия мира» и «украинское лобби» были тогда достаточно сильны, чтобы спасать бизнес-интересы Коломойского и согласованно давить крымских должников украинским банкам вопреки словам президента страны. А господа иноагенты небезосновательно чувствовали себя хозяевами жизни. Напомним, что и крупный российский бизнес до сих пор не вполне определился с ответом на вопрос «чей Крым». Смеха ради электронную «Алису» спросите.

Приводить примеры можно бесконечно, но вывод настолько прост, что его трудно принять: возвращение русских земель происходит постепенно в соответствии с политическими, общественно-экономическими и историческими реалиями. И никак иначе.

Ещё раз: возвращение возможно тогда, когда это позволяет ситуация, не раньше, не позже. А ситуация должна созреть.

Жертвовать интересами страны ради спасения жизней и судеб небольшого количества сограждан никто не будет. Хотя сограждан постараются спасти. Как спасают сегодня мирных жителей из Артёмовска. Как спасали жителей Мариуполя. Как спасали нас 27 февраля 2014-го.

А теперь давайте приложим всё вышесказанное к ходу СВО — тут не меньше простора для пресловутого «если бы…». Стремительное начало спецоперации загнало кровавого комика в бункер на западе «незалежной». Но «небратьям» давали шанс одуматься. Если кто забыл, на первом этапе били только по военным объектам и бандформированиям отпетых нацистов.

Была ли возможность взять под контроль всю территорию бывшей УССР за несколько месяцев? Даже если и была, то ценой какого масштаба потерь? И было ли готово российское общество к приёму такого количества враждебно настроенных потомков древних укров? Вопросы риторические.

Теперь, когда настоящий враг показал своё лицо, недоденацифицированных «укропейцев» содержат те, кто их нанимал для войны против России.

А Россия планомерно освобождает и восстанавливает новые субъекты Федерации.

И это не только колоссальные затраты, это — инвестиции в будущее. Приобретённые территории, ресурсы, прирост населения…

Но нам еще ко многому предстоит привыкнуть.

Война с Западом, это не усмирение Грузии (которая, несмотря на уговоры кураторов, отчаянно не хочет повторять свой «блестящий» опыт 2008-го). Нам предстоит привыкнуть к мысли, что во время войны никто не в безопасности. Может долететь до Крыма — может взорваться в Москве. Приличный с виду человек может оказаться сволочью, продавшейся нацистам за мелкий прайс. Война — дело не только наших героев, зачищающих коричневую нацистскую мразь на линии соприкосновения.

Война — дело каждого. Как на фронте, так и в тылу. Осознание этого приходит постепенно. Но и цену мы платим не сравнимую с той, что заплатили наши деды. Осознайте это.

Сегодня многие уже забыли, как 9 лет назад радовались самой возможности жить и вернуться на Родину. Сегодня этого уже мало — хочется лучшей жизни, более справедливой, более обеспеченной, более комфортной и безопасной… Справедливости хочется, немедленно, здесь и сейчас. Чтоб наказали виновных и наградили причастных.

Но друзья мои, ведь так не бывает. Патриотизм не связан с карьерой и не приносит дохода. В хорошие сытные времена нас оскорбляют, заметают под ковер, задвигают подальше в тень. А в плохие времена мы приходим сами. Отложив в сторону все давешние обиды, какими бы горькими они ни были.

И как с этим внесистемным явлением ни борются эффективные менеджеры любого калибра, так было и так будет впредь. Посмотрите, какие несметные орды волонтёров поднялись по всей стране за прошедший год! Посмотрите на Бессмертный полк. Не остановить никому эту непонятную, иррациональную, но неодолимую русскую силу.

На том стояла, стоит и вовеки стоять будет Великая Русь.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.7 / 5. Людей оценило: 15

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Освобождение от ига 2.0:

.

Декаданс декана

Не только сон разума рождает чудовищ

Николай КУЗЬМИН

Оставить комментарий