Крымское Эхо
Интервью

Свои главные молитвы террористы читают не перед смертью, а перед перед убийством

Свои главные молитвы террористы читают не перед смертью, а перед перед убийством

АВИГДОР ЭСКИН О ТЕРРОРИЗМЕ И ТЕРРОРИСТАХ

«Человек из телевизора» — известный израильский политолог Авигдор Эскин, которого часто приглашают на различные политические ток-шоу на российском телевидении, сидел в фойе гостиницы «Москва», дожидаясь начала международной конференции «Многонациональный Крым в современном международном контексте». Пройти мимо мы не могли — слишком свежи впечатления от терактов над Синаем и в Париже, потрясших всех нас. Израиль известен своей системой защиты от террористов, которая, впрочем, тоже не идеальна, но всё же…

Мы попросили Авигдора Эскина высказаться на тему, которая занимает сейчас умы, как раньше писали, «всего прогрессивного человечества».

— В пятницу, 13-го атаке подвергся Париж. А в четверг от взрыва бомбы более 40 человек погибли в Ливане — но по ним мы не слышали «вселенского плача», как случилось с парижанами. А ведь до этого были еще сотни и сотни терактов…

— Говоря о Париже, нужно начать с выражения соболезнования, независимо от того, какую политику проводило их правительство. Человеческая солидарность и великодушие требует того, что в такие минуты мы не занимались сведением счетов с какой-то французской газетой или даже в целом с политикой Франции. Прежде всего тут надо подчеркнуть человеческий аспект: произошла страшная трагедия, и мы должны к этому отнестись достойно, не злорадствуя, не держа фигу в кармане.

Понятно, что теракты, которые произошли в Париже, имеют особое значение для всего мира, потому что Париж до сих пор является культурной столицей мира, городом, который привлекает особое внимание. Но дело не только в этом. Дело в то, что теракты, в Париже, а их было несколько, должны заставить не только правителей Франции, но и правителей Европы и других стран задуматься об их политике по отношению к исламистскому терроризму.

Надо напомнить: по сути та же Франция на протяжении многих лет активно поддерживала тех же так называемых палестинских террористов. Та же Франция только что была одним из инициаторов решения ЕС о введении санкций против израильских товаров, производимых на Голанских высотах. То есть вместо того, чтобы бороться с террором, они выделили страну, которая борется с террором активнее и эффективнее других — Израиль и теперь сами терроризируют Израиль на предмет территориального конфликта вокруг семи тысяч квадратных километров!

И это в то время, как в мире существует около двухсот территориальных конфликтов, которые никак не привлекают их внимание. Например, Северный Кипр: почему-то никто не требует от Турции, чтобы товары, которые там производятся, были особо обозначены как произведенные в Северном Кипре. Можно продолжить эти примеры — это и Нагорный Карабах, и Приднестровье, и Косово, и много др. Но выделяют Израиль, страну, которая противостоит террору наиболее активно.

Естественно, такое положение стало знаковым приглашением для исламистских террористов: значит, можно бить по Франции — ибо они бьют там, где тоньше всего, где больнее всего, и бьют достаточно умело.

Еще надо отметить, что Франция была первой страной Европы, которая для решения экономических проблем начала завозить эмигрантов из Северной Африки, которые сейчас уже составляет около десяти процентов населения Франции. Это если мы говорим только о гражданах — а если говорить о незаконной миграции, то цифры будут достаточно впечатляющими. А согласно исследованиям, разного рода опросам, которые были проведены в том числе и «Раша Тудей», значительная часть мусульман Франции солидарна с ИГИЛом.

Конечно, точной оценки и РТ, и никто дать не может, но изначально понятно, что значительная часть этих эмигрантов, которых Франция привлекла в Европу, поддерживает… ну, можно вполне сказать — неонацистский террор, который сейчас ведется со стороны «Исламского государства». А это идеология садизма, массовое убийство детей, отрубание голов, кидание внутренних органов и пр. Это явление, на которое никак нельзя закрыть глаза. Говорить, что у террора нет национальности — это правильно , а вот у террористов есть и национальность, и вера. Это очень важно подчеркнуть: мы знаем, какая у них религия.

— Теракты шли практически по всему миру, но когда дошли до Франции, то многие стали говорить, что это какой-то знак. Какой знак?

— Это далеко не первый теракт — они были и в Израиле, и в Испании, не говоря уже об Америке. Идет война. И совершенно понятно, что за этим стоит некая стратегия определенных арабских государств.

Что я имею в виду… Конечно, можно сказать, что это произошло совсем случайно. Но я не верю в такие случайности, что беженцы из Сирии все оказываются именно на территории Европы. Почему мы не видим, что такие страны, как Катар, Саудовская Аравия, Эмираты принимали беженцев из Сирии, хотя им это ближе, это арабский мир? Они не хотят их принимать, они их всех направляют через Турцию в Европу. Это же явление никак иначе нельзя охарактеризовать, как просто новой оккупацией Европы.

Нынешний иерусалимский муфтий, который является продолжателем идеологии муфтия Хадж-Амин аль-Хусейна, который был соратником Гитлера, недавно выступил с заявлением о том, что эмигранты, прибывающие в Европу — это те люди, которые освободят Европу и европейцев и превратят Европу в бастион исламизма. Все эти факты должны быть правильно осознаны и оценены. Более того, нужно учиться на ошибках. Кстати, на ошибках того же Израиля, Америки — все, кто занимался борьбой с терроризмом, все допускали одну и ту же ошибку.

— И какую?

— Они пытались использовать одну террористическую силу против другой террористической силы. Так, например, Израиль в конце 70-х способствовал появлению чудовища под названием ХАМАС.

ХАМАС был создан Израилем в противовес террористической Организации освобождения Палестины. Потом, когда ХАМАС стал более агрессивным, чем те, Израиль вступил в переговоры с Организацией освобождения Палестины и выяснилось, что это тоже не принесло никакого успеха. Ибо и та и другая организации должны быть лик-ви-дированы как организации. Если этого не делать, то тогда появляются эти вот дыры, из которых они все равно вылезают и берут новые названия. Важно не повторять этих ошибок.

Алькаида, Аль-Нусра, Хизболла, естественно, ИГИЛ — это все одного поля ягодки. Это люди, которые изначально нацелены на садизм как на главную идеологию. Если христианин или иудей чувствует, что его жизнь в опасности, что он вот-вот отдаст жизнь Творцу, он произносит свою самую заветную молитву. А эти люди из ИГИЛа произносят свою самую заветную молитву, когда они идут кого-то убивать. В этом разница.

— Сейчас многие говорят, что после терактов во Франции мир изменился…

— Мир не изменился. Французы тоже пока не собираются меняться, это длительный процесс. Но некоторое прозрение не может не произойти. Это касается, кстати, и России со сбитым самолетом — 224 человека, это жертвы того же самого террора. И совершенно необходимо сделать правильные выводы из всего этого. И объединиться — речь идет о самой возможности выживания, самих основ жизни. Это самое главное.

***

…Этот разговор с Авигдором Эскиным у нас состоялся в понедельник. А во вторник, как будто отвечая на его посыл к объединению, прозвучал ответ российского президента Владимира Путина — после того, как ФСБ окончательно установила, что А321 был подвергнут террористической атаке:

— Россия не в первый раз сталкивается с варварскими террористическими преступлениями, чаще всего без всяких видимых причин, внешних или внутренних, так, как это было со взрывом на вокзале в Волгограде в конце 2013 года. Мы никого и ничто не забыли.

Убийство наших людей на Синае – в числе наиболее кровавых по числу жертв преступлений. И мы не будем вытирать слез с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда. Но это не помешает нам найти и наказать преступников.

Мы должны делать это без срока давности, знать их всех поимённо. Мы будем искать их везде, где бы они ни прятались. Мы их найдём в любой точке планеты и покараем.

При этом мы должны опираться на людей, которые разделяют наши моральные и нравственные ценности, лежащие в основе нашей политики, в данном случае – внешней политики и политики безопасности, политики борьбы с терроризмом.

Наша боевая работа авиации в Сирии должна быть не просто продолжена. Она должна быть усилена таким образом, чтобы преступники поняли, что возмездие неизбежно.

Я прошу Министерство обороны и Генеральный штаб представить соответствующие предложения. Я проверю, как идёт работа.

Прошу Министерство иностранных дел Российской Федерации обратиться ко всем нашим партнёрам. Мы рассчитываем в ходе этой работы, в том числе и по поиску и наказанию преступников, на всех наших друзей.

Мы будем действовать в соответствии со статьёй 51 Устава Организации Объединённых Наций, предусматривающей право государств на самооборону.

Все, кто попытается оказать содействие преступникам, должны знать, что последствия от попыток такого укрывательства будут лежать полностью на их плечах.

Я прошу все наши специальные службы сосредоточиться на этой работе.

 

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Андрей Кондрашов: Мы ведем себя очень по-христиански

Борис ВАСИЛЬЕВ

В российской системе координат

Польша являлась и является инструментом