Крымское Эхо
Архив

Свет далекой звезды

Свет далекой звезды

КРЫМСКИЕ СИБИРЯКИ ВСПОМНИЛИ ПОСЛЕДНЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА «МАЯКА»

Вы помните, как любили включать «Маячок» — его так раньше называли. Всесоюзной радиостанции «Маяк» было позволено то, что не разрешалось делать другим. Этакий клапан для того, чтобы стравить застоявшийся воздух. Но это было тогда, 45 лет назад, когда был Советский Союз, ядром политической системы была одна «организующая и направляющая».

Сейчас у нас «направляющих» вроде много, а на самом деле одна, только переместилась она за океан. И уж не знаю, по ее ли указке, а, скорее, по холопским неистребимым законам, но «Маяк» в Крыму потушили. Под рассказы о том, что технически это сложно, транслировать «иностранные голоса».

Странно, но в Севастополе, который возглавляет окончательно со вступлением в «ЕЦ» пооранжевевший Куницын, «Маяк» слышен. А в Симферополе, во главе которого — только совсем недавно переставший быть регионалом Бабенко, «Маяка» нет. Как нет его в целов в автономии, которую опять-таки «очолюють» регионалы Гриценко и Плакида. Посему народ отказывается от проводного радио, выбрасывает на свалку радиоприемник, на третьей кнопке которого и вещал «Маяк».

 

Встречу открыл Олег Лобов


Свет далекой звезды
Это радио было, если вспомнить недоброй памяти генсека Горбачева, «с человеческим лицом» — и музыка там была не только маршевая, и судьбы были людские, и новости какие-то всем нужные, а не только партии и правительству. Одна молодежная редакция чего стоила…

В общем, в Крыму помнят «Маяк». И помнят последнего его собственного корреспондента Владимира Плотникова. Уже третий год идет, как остановилось его сердце — на бегу, по пути в Севастополь. Одним Радиожурналистом на Земле стало меньше…

Вымирающая это профессия. Сейчас всё больше FM-ки, а там ди-джеи: прокричал-проворковал — и на тебе, слушай музыку, хит-парад, проплаченный и отпиаренный. И денежки рекой — ну не обязательно тебе, но владельцу… Нет, не ворчу — сожалею, что, приобретя новое, потеряли то, что проверено десятилетиями.

Крымчане помнят Плотникова»
Свет далекой звезды
Владимира Михайловича вспоминали крымские сибиряки — специально собрались в республиканской библиотеке им.Франко, пригласили тех, кто работал с Плотниковым, кто его знал и помнил. Пришла и Луиза Ивановна, вдова. Она до сих пор не может понять: как так, был рядом, как за каменной, как говорится, стеной, а потом вдруг — раз и… Есть дети, тоже журналисты, один в Германии, другая в Улан-Удэ. Уже и внук оператором на «Черноморке», а «хозяина» нет!

Кем он был для коллег? Вот вы поверите, если я скажу, что — образцом? Во всяком случае, именно так говорили те, кто с ним работал. А ведь представьте, это же творческие люди, они страшно ревнивы к чужим успехам — а тут безоговорочное признание авторитета Владимира Михайловича!

Он не коренной крымчанин: родился в Алтайском крае, учился и потом долго работал в Иркутской области — области, по территории как Украина и Белоруссия, как сказал председатель Землячества сибиряков Олег Лобов, вместе взятые. Он же помнит, что Плотников стоял у истоков создания землячества, Лобов особенно ярко запомнил одну его фразу: «Украину и Россию будут мирить крымские сибиряки». Всё возможно в этом мире…

 

Столы Владимира Плотникова
и Анатолия Полонского стояли рядом


Свет далекой звезды
Еще раз представьте: без интернета, без дорог, без мобилок, без звукозаписыващей техники, которая сейчас на вооружении у журналистов. А ведь какие темы привозил!..

Да что я всё о «Маяке» — работал он и на «Радио России», и на другие всесоюзные вещательные станции. И везде — профи, везде успевал.

Жаль, что всех тех слов, ну хотя бы маленькую их часть, Владимир Михайлович не услышал при жизни. Лев Рябчиков: «Наши мертвые живы для нас…»

Мы публикуем один из материалов, подготовленных Плотниковым. Вспомните его, крымчане…

[hr]

 

Свет далекой звезды

 

На иркутское радио я попал из областной молодежной газеты. Тогда работать на радио было непрестижно – мало «литературы», то есть письменного творчества, а все хотели «в писатели». Но такова была воля обкома партии. Первым моим наставником был Лев Максимов.

Луиза Ивановна»
Свет далекой звезды
– Не огорчайся, будешь учиться говорить, – сказал он. Я не сразу понял, что он имел в виду, но потом часто вспоминал эту фразу. Научиться говорить у микрофона – это не только правильно делать ударения. Надо, чтобы и корреспондент, и его собеседники беседовали естественно, а это получалось с трудом. Или не получалось. Люди перед микрофоном терялись, заранее писали тексты – обычно какие-то казенные газетные фразы. И потом читали вслух, иногда буквально, как было написано.

Свои неудачи мы объясняли тем, что у наших людей не хватает культуры. Вот иностранцы – другое дело! Иркутск тогда уже был открытым городом, гости к нам ехали со всего мира и охотно давали интервью. Но позднее мы поняли, что дело не в культуре – просто наших людей полвека отучали откровенно говорить то, что они думают. Зато сегодня наши «говоруны» заткнут за пояс любого иностранца. Наверное, в этом есть и заслуга «Маяка».

 

Владимир Плотников


Свет далекой звезды
Максимов не любил писать. Даже черновиков. Он с ходу импровизировал у микрофона и редко делал дубли. У него и люди говорили естественно – как в жизни. Как это у него получалось? Прежде всего он планировал разговор, а во время записи старался, чтобы микрофон был незаметным и не сковывал собеседников. Перед серьезным разговором мог рассказать анекдот. И люди расслаблялись.

Первый раз я воспользовался методом скрытого микрофона, будучи в командировке в эвенском поселке. С десяток охотников собралось в избе учетчицы Кристины Чертовских. Все, кроме хозяйки, сидели на корточках, потому что не было мебели – только табуретка и стол. На столе стояли радиоприемник «Спидола» и лакированная черная женская туфелька. В нее вытряхивали пепел и гасили окурки. Туфелька была настоящая, но в тайге годилась разве что как пепельница. Рядом со мной попыхивал трубкой знаменитый промысловик, орденоносец, участник ВДНХ Егор Иванович Жерондоев, и я, прикрывая микрофон, спросил его, как он добыл первого соболя в этом сезоне, потом – какой соболь был самым трудным и так далее. Егор Иванович рассказывал немногословно, но с интересными подробностями. После этого я дал ему послушать запись. И дальше произошло удивительное. Услышав мой вопрос: как он добыл первого соболя, Егор Иванович вынул трубочку изо рта и стал в подробностях – слово в слово! – повторять свой ответ. Потом был второй вопрос и такой же ответ. После третьего вопроса он только поддакивал:

– Ага, ага. Так было, так.

Егор Иванович так и не узнал на пленке своего голоса…

«Спидола» у Кристины Чертовских была настроена на «Маяк». Наша радиостанция, как я убедился, стала самой популярной также у рыбаков Байкала, геологов Приангарья, строителей Братска и Усть-Илимска.

– А для меня «Маяк» стал окном в мир современной музыки, – признался мне Юрий Богатиков, когда мы впервые встретились в Крыму. «Спят курганы темные» он спел едва ли не в тот же день, когда «Маяк» впервые вышел в эфир. Вместе с нашей радиостанцией солист Харьковской филармонии ЮрийБогатиков вырос до народного артиста СССР, популярнейшего исполнителя советских эстрадных песен. Он был участником и художественным руководителем фестивалей «Крымские зори», «Песни моря», о которых «Маяк» в свое время подробно рассказывал. Богатиков дружил со всеми музыкальными редакторами нашей радиостанции. Свое последнее интервью – признание в любви к «Маяку» – выдающийся артист дал незадолго до своей смерти. Памятник ему установлен в центре Симферополя, где он жил последние годы.

Сегодня «Маяк» – единственная радиопрограмма, которая доносит голос России до жителей Крыма.

Украина вытесняет русский язык из разных сфер жизни, в том числе из СМИ. «Маяк» уже не ретранслируют местные радиостанции – он сохранился только на проводном радиовещании да и то лишь в Крыму. В других регионах Украины он полностью отключен.

– Мы стараемся правдами и неправдами сохранить «Маяк», потому что без него будет полный обвал радиоточек, – признаются в Крымской дирекции проводного радиовещания. – Большинство радиослушателей – пенсионеры, они не понимают или не воспринимают передачи на украинском языке.

Астрономы Крымской астрофизической обсерватории Людмила Ивановна и Николай Степанович Черных предприняли попытку «прописать» радиостанцию «Маяк» на небе. Дело в том, что они охотники за астероидами. На их счету около тысячи открытых малых планет, и многим они дали имена. Один из астероидов решили назвать в честь любимой радиостанции «Маяком». Увы! – не согласилась международная астрономическая комиссия: не положено планетам давать названия СМИ, политических партий и военачальников. Сошлись на том, что новой планете дали имя Юрия Летунова – автора ярких репортажей об освоении космоса, одного из создателей радиостанции «Маяк».

 

Владимир Плотников
Симферополь

 

 

Фото автора
и из семейного архива Плотниковых

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Мечты смываются

Когда к Украине применят закон «О порабощенных народах»?

Политическое поведение крымскотатарских репатриантов

.