Крымское Эхо
Архив

Строители с большой дороги

О дорогах у нас не писал только ленивый. И о том, что это одна из главных наших бед, и о том, что это зеркало, отражающее состояние общества и государства.
Но, вспомнив о празднике всех автомобилистов и дорожников, который будет отмечаться в воскресенье, мы решили осветить дорожную проблему с другой стороны, постаравшись взглянуть на нее глазами тех, кто их строит.

Где вы берете молодых инженеров? — Этот вопрос в последнее время я задаю всем начальникам больших коллективов, с которыми приходится беседовать.

Валентин Завойчинский

— А где вы видели у нас молодых инженеров? — Вопросом на вопрос ответил начальник службы автомобильных дорог Крыма Валентин Завойчинский. — Ни дорожников, ни мостостроителей молодых взять негде, это проблема.

— А чем вы их заманиваете, сколько у вас инженер получает?

— Оклад около тысячи гривен, через полгода — столько же, еще премия, потом добавляется выслуга лет.

— Такими деньгами привлечь трудно. А что вообще происходит в дорожном хозяйстве Крыма?

 

Так сегодня выглядит 31-й километр
трассы Симферополь — Ялта…


— Самая серьезная проблема дорожников в Крыму — оползни. К сожалению, этим опасным явлениям подвержен практически весь Южный берег. Наблюдение за ними ведется еще с 1920 года, когда была создана специальная Ялтинская экспедиция. В прошлом году была разработана программа борьбы с оползнями, которые разрушительно влияют на дороги. И мы уже приступили к ее выполнению. Первым объектом в этой программе стала автодорога Гончарное – Ялта, где произошло полное разрушение дороги. Мы выполнили противооползневые работы и ввели этот участок дорожного полотна в апреле этого года.
Очень проблемный объект — 710-й километр дороги Харьков-Симферополь-Алушта-Ялта (мост со львами за Алуштой – ред.). Здесь постоянно действующий оползень, мы были вынуждены каждый месяц восстанавливать проезжую часть дороги. Сейчас выполнены серьезные работы, движение по этому путепроводу было пущено в сентябре.

[left]А так — 33-й километр[/left]

— Других проблем на трассе Симферополь-Ялта нет?

— На этой же дороге есть еще четыре участка, где всегда проблемы, которые у всех были на устах. Там сейчас тоже ведутся дорогостоящие противооползневые работы, до конца года закончим. Кроме того, интенсивность движения здесь достигает летом 30 тысяч автомобилей в сутки. Поэтому мы одновременно расширяем дорогу между Алуштой и Ялтой, пока до трех полос, но и это уже увеличивает ее пропускную способность.

— Где будете бороться со следующими оползнями?

— В будущем году — поворот на Алупку и в районе санатория «Зори Украины» — там тоже обширный оползень, деревня сверху потихоньку сползает на дорогу, и этот провал на пути, который видят все участники движения, отпугивает автотуристов. Но наша программа рассчитана до 2011 года. За это время сделаем все, чтобы по Южному берегу можно было ехать без всяких опасений, с тем комфортом, к которому люди уже привыкли.

— А кроме оползней, вы еще чем занимаетесь?

— Перед нами поставлена задача реконструкции дороги Харьков-Симферополь — с тем, чтобы перевести ее в первую категорию. Там тоже ведутся работы, как и на Херсонском направлении. Там ширина всего семь метров, а интенсивность движения – уже более 12 тысяч автомобилей в сутки. По нормам, уже нужна дорога первой категории. Пока, к сожалению речь об этом не идет, но там работы идут по новой технологии – методом холодного ресайклинга – используется то основание, которое есть. Работает самая современная техника. Выполнены капитальные ремонты на дорогах, ведущих к сельским населенным пунктам.

— Городские власти Симферополя давно говорят о строительстве объездной дороги в севастопольском направлении…

— Мы называем это «ближний обход», его длина — 16 км, занимаемся им уже год, но так тяжело идут вопросы земельного отвода, что быстрее можно все это построить, чем согласовать. Надеюсь, в пятницу получим, наконец-то, госакт и на следующей неделе приступим к подготовительным работам под обход Симферополя в западном направлении. Сначала сделаем участок от Евпаторийской трассы до Николаевской, чтобы на Николаевку можно было уходить, минуя город. Это будет стоить ориентировочно 240 миллионов гривен. А потом второй этап — от Николаевской до Севастопольской трассы, он еще в стадии проектирования. Этот обход даст нам время, чтобы подготовиться к строительству «глубокого обхода» — дороги Гвардейское – Глубокий Яр.

 

Геннадий Садыков


Подробнее о том, как сохранить автодорогу в зоне оползня, мы беседуем с Геннадием Садыковым, ведущим инженером службы, куратором оползневых объектов.

— Какова общая длина этих проблемных участков? И в чем суть работы, которая проводится?

— Протяженность крымских дорог, проходящих по телу оползней, — 37,2 км. Например, на 31-м километре трассы Симферополь-Ялта сооружено 55 свай, диаметром 1500 мм и глубиной 9 метров. Этими сваями язык оползня как бы «пригвоздили» к коренным породам, сверху положили бетонные плиты и так остановили этот сдвиг. Длина этого участка 108 м — и хоть оползень остановить нельзя, дорога сохранится. На 33-м километре проблемный участок длиной 200 метров, стоимость объекта — 22,6 миллиона гривен.

— Почему на тех объектах, которые вы нам показали, работает киевская фирма «Планета Мост», а не кто-то из крымчан?

— У нас в Крыму есть строители, но нет такого оборудования, как у этой компании, которая специализируется на таких работах. Около трехсот человек работает сейчас на всех участках, работают круглосуточно, без выходных.

— На какую глубину они бурят? С какой скоростью делают сваи?

— До 36 метров. Грубо говоря, сваю метрового диаметра они делают со скоростью метр в час.

— Эта технология применяется во всем мире или есть другие?

— Ничего принципиально другого нет. Так же поступают и в Японии, и в Корее…

Фото автора. На главной странице — тот самый «мост со львами» на 710-м километре

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Всего несколько часов понадобилось,

.

Приятно поговорить об инвестициях

Ольга ФОМИНА

Адмирал Игорь Касатонов: «ВМФ России в начале XXI века: где точка возврата?»

Сергей ГОРБАЧЕВ