Крымское Эхо
Архив

Страх в большом городе

Страх в большом городе

БЕСЕДА С ПСИХОТЕРАПЕВТОМ О ПОЛИТИКЕ, ВЫБОРАХ И О ТОМ, ПОЧЕМУ МЫ ВСЕГО ЭТОГО БОИМСЯ

С приближением выборов почти каждый гражданин нашего загадочного государства, даже если в течение последних пяти лет он клялся и божился, что не поверит больше ни одному политику, все равно вглядывается в лица на билбордах и выбирает себе объекты симпатии и антипатии. Многим кажется, что они в своем выборе вполне самостоятельны. Но это лишь иллюзии. Иначе за что бы политтехнологам так много платили? На нас воздействуют, используя при этом наши первобытные инстинкты. Для политиков сегодня не столько важно вызвать симпатию к своей персоне, сколько заставить ненавидеть конкурента: «Если N выиграет в выборах, страну ждет развал, дефолт, кризис, эпидемии, гражданские войны, террористические акты».

Избиратель на подобные вещи реагирует правильно: щелк! и включается инстинкт самосохранения. Голосовать за N? Да ни за что на свете! И других нужно отговаривать! Если бы ни страх, человечество бы давно уже вымерло. До сих пор это чувство выручало нас в сложных ситуациях. Но как быть, если нам его внушают искусственно? Чтобы разобраться в этой теме, мы обратились к врачу психотерапевту Игорю Викторовичу Ганзину.

— Игорь Викторович, чего боится современный человек?

— Начну с того, что близко мне по специальности. За последнее время цены на медикаменты выросли в три раза. А финансовая нагрузка от лечения падает на плечи пациентов. Поэтому люди все больше боятся заболеть. Если человек в нашей стране заболел тяжело, он может потерять все. Люди боятся потерять работу, это в наших сегодняшних условиях тоже актуально. Люди боятся каких-то локальных конфликтов, в первую очередь этнических. Боятся за своих близких, что с ними что-то произойдет, они с тревогой смотрят в будущее, потому что мы знаем, что в истории человечества некоторые неприятные вещи периодически повторяются. И, конечно, начиная с шести лет, люди начинают бояться смерти.

— Глобального потепления, терроризма, конца света наши люди не боятся?

— Вопрос с глобальным потеплением, например, до сих пор вызывает дискуссии. Существует ученые, которые доказывают, что нам грозит, наоборот, глобальное похолодание. Проблема терроризма, к счастью, не столь близка жителям Украины. Хотя трагедия в Беслане наверняка затронула каждое нормальное человеческое сердце в нашей стране. И я считаю, что это большой грех спекулировать на подобных вещах, и нужно привлекать к ответственности людей, которые пользуются подобными методами.

Вообще, страхи у человека меняются в течение жизни. Например, маленькие дети в возрасте 10-24 месяцев боятся незнакомых людей, особенно мужского пола. Чуть позже страх вызывают большие шумные предметы, потом темнота. К тому же страхи могут носить какую-то культуральную окраску. Например, бабушки старшего поколения рассказывали детям сказки о Бабе Яге, чтобы держать ребенка в подчинении, в повиновении.

— На этом этапе человеком и начинают манипулировать?

— Да. Возникает воспитательная роль страха: дядя милиционер, приют, в который ребенка якобы отдадут, если он не будет слушаться, или тюрьма, в которую его посадят. Маленький человечек уже сталкивается с тем, что общество использует некоторые его страхи, чтоб держать его в повиновении. Потом, если воспитание идет нормально, сюда примешивается еще и совесть. Как говорил Короленко, совесть — это если никто не увидит и не узнает, а я все равно этого не сделаю. Совесть базируется на каких-то внутренних вещах. У верующих людей это страх божий – боязнь преступить какие-то внутренние нравственные ориентиры и оказаться, в первую очередь, на страшном суде собственной совести.

— Зачем нам нужно все это? Не проще было бы не бояться?

— Страх носит адаптивную функцию, он помог человечеству выжить. Нужно бояться ночи, потому что есть дикие звери, нужно бояться больших хищных животных, нужно бояться змей. Глядя на сегодняшнюю жизнь человека, можно сказать, что страхов стало гораздо больше. Научно-технический прогресс дошел до того, что человек стал лучше информированным, и мы узнали, что существует целая система, которая манипулирует общественным сознанием, в том числе и с помощью страхов.

— С этого момента поподробнее…

— Я приведу такую цепочку. Конец 90-х, весь мир обеспокоен коровьим бешенством в Великобритании. Угроза рассосалась сама по себе. Еще через два-три года появился китайский гонконгский ужасный грипп, который исчез, как будто его и не было. Еще через парочку лет – птичий грипп. Сейчас о нем забыли. И, наконец, грипп свиной. Создается такое впечатление, хотя, может, я и ошибаюсь, что существует группа лиц, состоящая из взрослых умных и богатых мальчиков, которые в детстве много играли в интеллектуальные игры и продолжают играть до сих пор, используя подобные эпидемии.

Делается это не просто ради забавы, а чтобы решать, например, какие-то экономические вопросы. По причине птичьего гриппа целые птицефермы уничтожались на корню, их место на рынке заняли конкуренты. За первые две-три недели мощной волны свиного гриппа в Египте было уничтожено все поголовье свиней. Безусловно, это не проходит бесследно. Кто-то от этого экономически выигрывает, а кто-то проигрывает. Технологии управления людьми разрабатываются, прежде всего, для того, чтобы господствовать на мировом уровне, для того, чтобы делать целые страны идеальным обществом потребления, идеальным рынком сбыта продуктов. А Украина в последние семь лет выступала в качестве достаточно интересного плацдарма.

— Все дело в экономике, не в политике?

— Наш народ подсадили на примитивный вариант жизни: потреблять, есть, хватать, глотать. Мы не думаем, мы жуем. Многие люди уверовали, что им совершенно необходимо все то, что рекламируется: машины, бытовая техника и многие другие вещи, которые кому-то, возможно, не нужны на самом деле. Почему так активно пропагандируется все гомосексуальное? Потому что разрушается институт семьи. А если нет детей, то люди больше заняты собой, устройством своего быта, досуга, поездками на дорогие курорты, то есть они больше тратят, больше потребляют.

Другой момент – влияние государственной системы на подавление человека. Гражданин должен быть законопослушным, он должен работать и выявлять на выборах свое волеизъявление так, как это нужно правящему клану. Поскольку правящих кланов стало несколько, то за голову избирателя (именно за голову, а не за душу) идет борьба. То же самое можем сказать о представителях различных религиозных конфессий. Они борются за умы. И на это тратятся достаточно большие деньги.

— Каким образом нами манипулируют?

— В первую очередь нужно затронуть какие-то ключевые для избирателя понятия и символы. Допустим, коммунистическая партия в своей рекламе вызывает хорошую ностальгию по советским временам. Человек легко переключается с красных стягов на то время, когда было стабильно, хорошо, и когда он был молодым. В результате одно понятие подменяется другим.

Второй момент – человеку нужно что-то пообещать, причем тут политики опираются на какие-то глобальные понятия и проблемы. Если речь идет о Крыме, то это русский язык, автономность, развитие курортного бизнеса, какое-то очень мудрое решение национального вопроса. И, наконец, людей нужно объединить общей сплачивающей идеей. У нас выделяются общности тех, кто ориентирован в сторону запада, кто – пророссийски, кто говорит на украинском, кто – на русском.

А еще лучше объединять людей против общего врага. Отсюда очередная эскалация в отношениях с нашим соседом Россией, спекуляции на тему международных отношений, перевод экономических проблем в проблемы политические, муссирование темы флота и так далее. А чего боятся люди? Они боятся еще большего кризиса, люди постарше помнят, что такое война и голод. И любые спекуляции на эти темы, которые происходят по инициативе людей глупых и безответственных, беспочвенные высказывания на этот счет могут ввести человека в панику, заставить его растеряться.

Но здесь используется не только страх. Человек, который напуган, вообще не пойдет на выборы и забьется в своей раковине. Страх в политтехнологии – это всего лишь тонкая приправа.

— Но ведь советская государственная машина держала миллионы людей в страхе, а к её вождям до сих пор многие относятся с восхищением.

— В советские времена существовало очень мощное объединение на теме угроз мирового империализма. Второй замечательной идеей было то, что мы строим светлое будущее, что все мы живем в уникальной и прекрасной стране. То есть в Советском союзе была мощная, хорошо налаженная идеология. И людей держал не страх, а система ценностей, система убеждений. И многие негативные явления в обществе, которые сейчас зашкаливают, были выражены в незначительной степени.

А нашему современному обществу не дали такой идеологии. На чем нам сейчас объединяться? На идеях украинской государственности, которую развивают однобоко, так что у людей она вызывает отвращение? Система ценностей разрушена, ничего взамен не дали, только «золотой телец»: деньги, материальные блага, потребление. Современная молодежь находится в достаточно сложной ситуации. Да, её не обманывают сладенькими идеями, но ей и не дали систему ценностей. А раньше была идеология, и государство манипулировало общественным сознанием достаточно долго.

— Видите, все же манипулировало… А как вообще спастись от манипуляций?

— Нужно в чем-то брать пример с товарища из «Нашей Раши», который любит разговаривать с телевизором. Он все воспринимает критически, не верит ничему из сказанного. Нужно пытаться оппонировать тем вещам, которые режут слух, которые звучат нелепо и пугающе, – это самый лучший способ не дать управлять собой.

А еще полезно прислушиваться к совету профессора Преображенского: «Не читайте перед обедом большевистских газет». Не смотрите новости, а лучше найдите для себя объективный источник, в котором факты изложены без каких-либо оценок. Нельзя говорить, что все наши СМИ чернушные и манипулятивные. Да, они манипулятивные, потому что они все обслуживают чьи-то интересы. Но это можно делать достойно, это можно делать деликатно, не преступая каких-то общечеловеческих ценностей.

— Но даже если СМИ пытаются быть объективными, все равно возникает впечатление, что плохим новостям отдается предпочтение. Это ли ни попытка запугать общество?

— Вы знаете, я как-то проводил хронометраж в праздничный день. Смотрел тридцатиминутный выпуск новостей на одном из центральных каналов, и, несмотря на выходной, 18 минут было посвящено наводнениям, авариям, катастрофам, смертным случаям. Эти 18 минут были подчеркнуто негативными. Еще 7 были проблемными —посвящены серьезным проблемам в стране, которые необходимо решить. Ну и оставшиеся 5 минут отвели коротким репортажам, жизнеутверждающим, веселым, праздничным.

— Вы считаете, что это чья-то осознанная политика, или зрители больше склонны смотреть на катастрофы и убийства?

— У меня такое впечатление, что те, кто владеет контрольным пакетом акций этого канала, целенаправленно создают такое впечатление у зрителя, что у нас все плохо, народ погружают в депрессивное мышление. А человек, у которого депрессия, становится ко всему совершенно безразличным, и в итоге им легко управлять. Хотя, может быть, они хотят сначала сделать нам страшно, а потом показать единственный путь к спасению. Нельзя, чтоб центральные каналы делали такие новости. Это совершенно абсурдно и неправильно. Также неправы те, кто позволяет себе спекулировать на больных темах общества. Есть понятия, которыми нельзя пользоваться в принципе. А если уж совсем не получается, то необходимо смягчать формы или возвращаться к замечательному эзопову языку, который был в советское время, когда люди получили прекрасные навыки читать между строк.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Азарт помилуют, азартных обезвредят

.

Это преступление против человечества

.

Ялта бунтует

Николай ОРЛОВ