Крымское Эхо
Руина

Степени предательства

Степени предательства

Обсуждая в социальных сетях степень участия того или иного народа в Великой Отечественной я не раз натыкался, особенно в дискуссиях по новой и новейшей истории Крыма, на претензии к самим русским — якобы они сами предоставили нацистской Германии больше всего предателей и коллаборантов.

Мне кажется, вступать в дискуссии с ними лучше всего не величиной громкости оскорблений в адрес оппонента, а просто цифрами и фактами. Вообще, по-видимому, надо сравнивать не только цифры, но и конкретные понятия проблем обсуждения. Вот с этого мы и начнём. Попробуем даже предательство разделить на градации (это не значит, что я буду считать, какое из них лучше — по мне, они равно отвратительны), всё-таки коллаборанты были разными: одни были кашеварами на немецкой полевой кухне, другие, как прибалтийские и украинские полицейские, сжигали русские и белорусские деревни вместе с жителями, а третьи помогали немцам в оккупированном Крыму.

 Вообще, надо с самого начала надо понимать, что немцы, планировавшие разгромить СССР за несколько месяцев, вообще не собирались использовать «унтерменшей», каковыми они считали славян, в войне — к этому их вынудили гигантские потери на Восточном фронте. До конца ноября 1941 года было убито около 230 тысяч солдат вермахта и ещё 14 тысяч пропали без вести. Всего же вместе с ранеными потери составили 740 тысяч военнослужащих.

Пополнение, набранное и обученное на тот момент, составило только 400 тысяч солдат — то есть некомплект вермахта составил 340 тысяч. На май 1942 года он был уже 450 тысяч, включая солдат и офицеров, нужных для создания новых соединений.

В соответствии с директивой начальника генштаба сухопутных войск вермахта Франца Гальдера, все формирования коллаборационистов, состоящих на службе немецкой армии, подразделялись на 4 группы.

Добровольные помощники

Военнопленные и добровольцы, служившие в немецких частях как подсобные работники, так называемые «хиви» (сокращение от «Hilfswillige», желающий помочь). В основном эта категория работала на кухнях, в подсобном хозяйстве. «Хиви» носили немецкую форму и работали на кухне, в различных мастерских водителями, коноводами и т.д.

В среднем, в пехотной дивизии насчитывалось до 10% таких добровольцев по сравнению со штатной численностью личного состава, а в транспортных колоннах — до 50%. В большинстве своем оружия «добровольные помощники» не получали, так как их обязанности не предусматривали непосредственного участия в боевых действиях: «хиви» таскали оборудование связи и саперное имущество следом за немецкими солдатами, подносили им патроны и снаряды, в составе патрулей фельджандармов помогали регулировать движение, служили санитарами, водителями и повозочными, переводчиками в штабе и т.п.

«Добровольные помощники» предназначались для высвобождения немецкого персонала с вспомогательных должностей с целью перевода в боевые подразделения. Такой подход не исключал использования самих «хиви» в бою с оружием в руках, но не определял именно эту задачу основной.

На совещании в ставке фюрера периодически поднимались вопросы об уместности применения «восточных добровольцев» и их численности. Сохранившиеся стенограммы позволяют утверждать, что никогда количество этих лиц в рядах немецкой армии не превышало 400 тысяч (реальная цифра 220 — 230 тысяч) человек, это максимальная оценка, причем в нее включены, кроме «хиви» и прочие категории — прежде всего личный состав «восточных батальонов».

 — Полицейские команды, предназначенные для поддержания порядка на оккупированной территории.

Полицаи были двух типов – индивидуальной службы (Schutzmannschaft-Einzeldienst), по-видимому, по аналогии с проститутками-индивидуалками, и батальонные (Schutzmannschaft-Einzeldienst, сокращённо, Schuma). Первые заменяли собой обычных ментов, поскольку в отличие от оккупированных европейских стран, где полиция продолжала исправно исполнять свои функции и при оккупантах, наши милиционеры уходили либо вместе с отступающими войсками, либо в партизаны.

Хотя были и исключения из правила: польский историк Тадеуш Пиотровский писал, что подавляющая часть полицейских шуцманшафта в Галиции — это члены «бандеровского» крыла Организации украинских националистов, которая работала в советской милиции с 1939 года после присоединения Западной Украины к СССР. Вторые же заменяли собой внутренние войска и были объединены в батальоны Schuma.

Городская и сельская полиция формировалась сразу же по занятии немцами городов и крупных населенных пунктов, параллельно с органами местного самоуправления. Обычно ею руководил начальник отдела вспомогательной полиции порядка при городском или районном управлении, который, однако, подчинялся местному фюреру СС и полиции.

Основными обязанностями сотрудников вспомогательной полиции были поддержание порядка в населенном пункте и наблюдение за выполнением паспортного режима. Термин «вспомогательная» подчеркивал несамостоятельность полиции по отношению к немцам. Не имелось даже единообразного названия — помимо Hilfspolizei использовались и такие, как «местная милиция», «охранная полиция», «служба порядка», «самозащита».

Унифицированное обмундирование для членов вспомогательной полиции не предусматривалось. Как правило, полицаи носили повязки с надписью Polizei, форма же их была произвольной (например, они могли носить советскую военную форму со снятыми знаками различия).

Охранные части, предназначенные для антипартизанской борьбы.

Чтобы снять с себя обвинение, что я пользуюсь только советскими и российскими СМИ, привожу длинную выдержку из иностранного источника:

Уже с октября 1941 года «для борьбы с партизанами немцы стали привлекать татар, которые всегда враждебно относились к большевистскому режиму. Были сформированы так называемые татарские отряды самообороны, которые оказали немцам большую помощь. Манштейн… так отзывался об этих отрядах: «В борьбе с партизанами у нас было много помощников. В горах Яйла в Крыму есть… недоступные места, где скрывались партизаны. Но мы не могли до них добраться, так как у нас не было подготовленных для этого войск. Единственное, что мы могли предпринять, это попытаться заморить партизан голодом, не давая им возможности совершать налеты на татарские деревни и пополнять свои запасы продовольствия. С этой целью мы вооружили татар, чтобы с нашей точки зрения сделать их деревни надежными. В этом нам помогли органы СД. Татары действовали вместе с нами при поисках складов продовольствия партизан. Мы были вынуждены так поступать, ибо у нас не было свободных немецких войск«.

В приказе начальника тыла 11-й армии, отданном в январе 1942 года и озаглавленном «Временные правила довольствия татар, входящих в состав немецких частей«, говорится:

«…Для борьбы с партизанами органы СД формируют татарские роты самообороны по 100 человек в каждой в следующих пунктах: в Карасубазаре, Бахчисарае, Симферополе, Ялте, Алуште, Судаке, Старом Крыму и Евпатории«. Органы СД создали 16 таких рот» сообщает изданная в 1954 году книга «Коммунистические партизанские действия» английского бригадного генерала Диксона и д-ра Гейльбрунна.

2 декабря 1941 г. генеральный штаб сухопутных войск вермахта издал директиву «Особые указания для борьбы с партизанами». В ней, в частности, говорилось: «…Использование местных отрядов в борьбе с партизанами вполне себя оправдывает. Знание местности, климата и языка страны делает возможным в боях с партизанами применить их же методы действий». Поэтому в татарских деревнях, расположенных в горно-лесной части Крыма, были созданы отряды самообороны, в которых состояли татары, жители этих деревень. Они получали боевое оружие и принимали активное участие в карательных экспедициях против партизан.

2 января 1942 г. в отделе разведки штаба 11-й немецкой армии состоялось совещание, в ходе которого было заявлено, что Гитлер разрешил призыв добровольцев из числа крымских татар. Штаб армии передал решение этого вопроса руководству айнзатцгруппы «Д»[1]. Перед ним ставились задачи: «Охватить крымских татар, способных служить в армии, для действия на фронте в составе 11-й армии… а также создать татарские роты самообороны, которые совместно с айнзатцгруппой «Д» будут использованы для борьбы с партизанами».

Все мероприятия по набору добровольцев должны были проходить согласно директиве генерал-квартирмейстера Генштаба сухопутных войск Е. Вагнера от 18 января 1942 г. В ней разрешалась «неограниченная» организация крымско-татарских формирований на территориях, «находившихся в немецких руках, за исключением Керченского полуострова и района осады Севастополя».

Всего украинских батальонов полиции Schuma было создано 52 — в Киеве, 12 — на территории Западной Украины и два — в Черниговской области, общей численностью 35 тысяч человек. Русских батальонов создано не было вовсе, хотя русские предатели служили в батальонах Schuma других национальностей.

Мало кто знает, что печально известную белорусскую деревню Хатынь уничтожили со всеми ее жителями не немцы, а украинские полицаи из 118-го полицейского батальона. Создана эта карательная часть была в июне 1942 года в Киеве из числа бывших членов Киевского и Буковинского куреней Организации украинских националистов (ОУН).

 — Боевые части

 Это формирования, ведущие бои на фронте. В августе 1942 г. начальник генштаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер подписал «Положение о местных вспомогательных формированиях на Востоке», где выделял представителей тюркских народностей (включая крымских татар) и казаков в отдельную категорию «равноправных союзников, сражающихся плечом к плечу с германскими частями против большевизма в составе особых боевых частей».

Все татарские роты самообороны в Крыму были сведены в батальоны вспомогательной полиции порядка, «шума». В отличие от рот самообороны, предназначавшихся сугубо для охраны отдельных населенных пунктов, батальоны «шума» планировалось применять в качестве тактических антипартизанских частей.

Из крымских татар было сформировано восемь батальонов (номера с 147-го по 154-й), а весной-летом 1943 г. — еще два (155-й и 156-й). Во главе батальонов стояли, как правило, бывшие командиры РККА, перешедшие на сторону противника, а с немецкой стороны был офицер связи и восемь инструкторов из унтер-офицеров. В крымско-татарских «шума», как правило, использовалась польская, голландская, французская, чехословацкая трофейная форма, и лишь в некоторых случаях коллаборанты получали немецкое или румынское обмундирование, к которой полагались разного рода нарукавные знаки, которые носили на правом рукаве кителя, на левом рукаве свастика в лавровом венке с девизом по-немецки «Тreu Tapfer Gehorsam» — «Верный, храбрый, послушный».

В различных вспомогательных формированиях иногда носили белую нарукавную повязку с надписью «Im Dienst der Deutschen Wehrmacht» («На службе германского вермахта»).

Начиная с весны 1942 года на территории совхоза «Красный» под Симферополем существовал концентрационный лагерь, где немцы за два с половиной года оккупации замучили и расстреляли около 15 тысяч крымчан. По свидетельствам очевидцев, лагерь охранялся татарскими добровольцами из 152-го батальона «шума».

К февралю 1942 года число вооружённых коллаборантов из числа крымских татар достигло около 19 тыс. человек: части 11-й армии и ротах СД (около 10 тыс. человек), участники отрядов самообороны (около 4 тыс. человек) и примерно 5000 резервистов.

С января по июль 1942 года крымско-татарские подразделения были главной антипартизанской силой на полуострове. 24 мая 1942 года в своём выступлении в рейхстаге Гитлер заявил: «В частях германской армии наряду с литовскими, латышскими, эстонскими и украинскими легионами принимают участие в боях с большевиками также татарские вспомогательные войска… Крымские татары всегда отличались своей военной доблестью и готовностью сражаться. Однако при большевистском господстве им нельзя было проявить этих качеств… Вполне понятно, что они плечом к плечу стоят с солдатами германской армии в борьбе против большевизма».

Чтобы сразу убрать посыл, что я как-то предвзято отношусь к коллаборантам по национальному признаку, я покажу таблицы по «коэффициенту предательства» — важно не только количество, но и то, какую часть того или иного народа фашистским захватчикам удалось сделать своими подельниками.

Таблица показывает, какой процент того или иного народа пошёл служить врагу. Этакий «индекс предательства». И вот вам таблица с этими индексами. В данной — не указаны участники отрядов самообороны (около 4 тыс. человек) и около 5000 резервистов, но они тоже имели оружие или имели на него право, следовательно, процент надо считать с этой цифры. Общее представление динамики их численности по периодам дает приведенная ниже таблица (Романько О.В. канд.ист.наук, доцент Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского):

Не могу не отметить и наших братьев севернее Перекопского рва. Просто процитирую двух современников той эпохи. Сталин: «Наши войска на Западном фронте ведут очень тяжелые оборонительные бои, а на Украине полный разгром…Украинцы вообще плохо себя ведут, многие сдаются в плен, население приветствует немецкие войска».

Югославский коммунист М. Джилас. «Нельзя было скрыть тот факт, — писал он, — что украинцы часто покидали Красную Армию, как только немцы захватывали их родные места… И действительно, скрыть пассивное отношение украинцев к войне и советским победам было невозможно. Население оставляло впечатление угрюмой скрытности, а на нас не обращало никакого внимания. И хотя офицеры — единственные люди, с которыми у нас был контакт, — молчали или говорили о настроениях украинцев в преувеличенно оптимистических тонах, русский шофер крыл их матом за то, что они плохо воевали, а русские теперь вот должны их освобождать».

После указа о мобилизации (22 июня) на призывные пункты на Украине и в Белоруссии не явилось – согласно официальным данным – 5 631 000 человек! Столько не захотело стать солдатами. И это не спишешь на то, что немцы захватили территорию раньше, чем люди успели прийти на призывной пункт: ведь Белоруссию и Украину немцы оккупировали лишь к концу июля и в сентябре 1941-го соответственно.

«По Харьковскому военному округу, на 23 октября 1941 прибыло всего 43% общего числа призывников»! Уже после мобилизации призывники бежали во время их транспортировки на фронт. Так, из числа призванных в Сталинском военкомате Сталинской области (ныне Донецкая) сбежало (согласно справке военкома) 35% призванных!

Укомплектованный русскими Мурманский фронт удержал госграницу. Русские отчаянно сражались под Смоленском, Ржевом, Москвой — дезертирства и массовой сдачи в плен не было. Ложь и сокрытие фактов о массовом предательстве позволила совершиться тому, что происходит сейчас на Донбассе, который не Украина. Пора уже понять, что всё то, что мы сегодня наблюдаем, — это не одно поколение зомбированных пропагандой и ложью жителей окраины и не какая-то её часть.

Это вся незалэжная Украина, от края до края и только Новороссия ещё способна сопротивляться, весь вопрос – как долго.

 Нельзя освободить украинцев от самих себя, своей истинной, глубинной сути как русофобии, остающейся неизменной на протяжении веков. Россия не может уничтожить украинство, просто потому, что Россия никогда в своей истории не осуществляла геноцид ни одного народа, делай она это — она перестанет быть Россией.

Поэтому украинство и его носители может и должно исчезнуть естественным путем.

Нам нужно только этому не мешать. И помогать в ликвидации украинства как идеологии, посильно и повсеместно. Не кормить. Не принимать. Не сотрудничать. Не лгать о родстве. Не верить. Ни единому слову. Ни хныкающим воплям о гуманности и помощи.

Никогда! Не позволять использовать Россию как инструмент для спасения Украины=антиРоссии.

*— Айнзацгруппы полиции безопасности и СД (нем. Einsatzgruppen der Sicherheitspolizei und des SD, сокр. EGr) — оперативные (карательные) группы специального назначения СД, созданные и используемые в целях массовых казней гражданских лиц на захваченных III Рейхом территориях. Жертвами группы в первую очередь были: евреи, цыгане и др. так называемые «расово неполноценные», политическая интеллигенция, коммунисты, партизаны и «асоциальные элементы».

На фото вверху — автор, Евгений Попов

Источники:

https://kerchtt.ru/hivi-na-sluzhbe-vermahta-hivi-ili-dobrovolcy-vspomogatelnoi-sluzhby/

https://moluch.ru/archive/109/26511/

https://amp-amp.livejournal.com/221759.html

https://atrizno.livejournal.com/9647512.html


[1] — Айнзацгруппы полиции безопасности и СД (нем. Einsatzgruppen der Sicherheitspolizei und des SD, сокр. EGr) — оперативные (карательные) группы специального назначения СД, созданные и используемые в целях массовых казней гражданских лиц на захваченных III Рейхом территориях. Жертвами группы в первую очередь были: евреи, цыгане и др. так называемые «расово неполноценные», политическая интеллигенция, коммунисты, партизаны и «асоциальные элементы».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Керченская провокация: причины и последствия

.

Майдана не было. Было вторжение США…

.

Сергей Цеков: Русские своих не бросают

.