Крымское Эхо
Архив

Спасибо, что подравнять обещали

Спасибо, что подравнять обещали

Низкий поклон правительству, наконец-то понявшему, что женщина – друг человека! К 2016 году у нас будет всё тип-топ с равенством и братством женщин и мужчин. Умные правительственные головы, неспособные разрулить ситуацию в экономике, взялись за более простой и понятный на их взгляд гуманитарный цикл в виде Концепции Государственной программы гендерного равенства. Напихали туда кучу очередных обещалок с притопами и прихлопами, когда можно было не изобретать очередной дорогостоящий велосипед за бюджетные деньги, а для начала очистить улицы города и телеэфир от пропагандирующей гендерное неравенство рекламы.

Этот вездесущий двигатель торговли являет собой пример классического гендерного неравенства. В них мачо рекламируют дорогие часы и престижные авто, а вечные Золушки чуть ли не языками вылизывают посуду и унитазы, бегают с пылесосом на привязи и отмывают от грязи рожденных от импозантных красавцев детей. В лучшем случае оголенных «миссок» укладывают на новомодные строительные материалы и так продвигают товар в массы.

Этот стереотип не рекламный трюк, а общественная модель, четко прослеживающаяся в публичной политике. Притом, что женщины составляют больше половины населения Украины, еще больше среди них имеющих высшее образование, а в списках избирателей их семьдесят пять процентов, уровень представительства на руководящих должностях всего-то скромных восемь процентов.

Видимо, наевшись Юлиной власти, мужчины решили ни в какую баб к управлению страной не допускать и, не видя в женщинах равноправных партнеров, отвели им в парламенте и правительстве по большей части декоративную роль и посему отдают предпочтение их представительским качествам и популярности среди населения. Классический пример – второй номер в выборном списке Партии регионов. Из певицы Таисии Повалий политик, как из хромого — танцор диско. Женскую «инъекцию» сделали все партии, включив в первый ряд дам, большинство из которых к работе законодателя подготовлены ничуть не лучше народной певуньи.

В Европе, на которую Украина равняется, как советский пионер на старших товарищей-коммунистов, давно поняли одну простую истину – гендерное равенство в политике является залогом гармоничного представительства интересов населения. Там уровень женского властного представительства достигает тридцати процентов.

Многие европейские партии, в основном социал-демократического и либерально-социалистического толка, законодательно закрепили финансовую поддержку подготовки женщин-политиков и установили гендерные квоты, то есть фактически закрепили минимально обязательный процент женщин в партийном списке. Самыми продвинутыми в этом плане оказались шведские социал-демократы, чей партийный список выглядит, как армейский расчет на первый-второй: мужчина – женщина – мужчина – женщина.

Квоты считаются инструментом дискриминации, но это определение оправданно, когда речь идет, к примеру, о квотировании вылова рыбы для отдельных хозяйств, а в политике как временная компенсационная и радикальная мера вполне годится для преодоления барьеров на пути активного вхождения женщин в политику. Естественно, этого недостаточно, тем более в нашей стране, где как только установят квоту для женщин, сразу возникнут те же крымские татары, двадцать с гаком лет добивающиеся политической квоты.

Однако в отличие от их национальных притязаний равноправное участие женщин в политике и во власти поддерживает демократическое реноме страны и существенно влияет на круг первостепенных государственных вопросов.

Женщины в силу своей природы, перебить которую не способно никакое равноправие полов, тяготеют к социальным проблемам. Если законодательные инициативы мужчин-депутатов в основном касаются обороны, экономики, промышленности, строительства, то политические и государственные приоритеты женщин-парламентариев – медицина, образование, социальная защита, охрана материнства и детства.

Наш новоявленный политик Виталий Кличко, навидавшийся европейских примеров по маковку, ратует за добровольный квотный принцип участия женщин в политической жизни страны, полагая, что «чем больше женщин в парламенте, в органах власти — тем больше внимания уделяется вопросам социального развития, медицины, образования, здорового образа жизни».

Но для этого нужно, чтобы женское представительство составляло никак не меньше трети – это считается классической нормой участия какой-либо социальной группы для учета ее интересов на государственном уровне. В благополучных европейских странах, прежде всего – скандинавских, именно так и происходит.

В Финляндии, к примеру, не в последнюю очередь благодаря женской политической активности лучшее в мире образование, в Швеции и Норвегии – высокий уровень жизни, а все вместе они представляют образец решения проблем социальной защиты, здравоохранения, образования, экологии, охраны материнства и детства.

Когда нет собственного примера, трудно предполагать, насколько созрело украинское общество к гендерному равенству. А что касается неравенства, то оно существует в каждой стране, просто в тех же государствах северной Европы этот показатель ниже, чем в остальных странах. Даже в таких продвинутых, как Норвегия и Швеция, женщинам отведены второсортные «места» в должностном положении, уровне заработка, профессиональной доступности, участии в политике, семейных отношениях. Еще никто не придумал единственно правильного способа изменить положение дел и, похоже, государственные программы мало что могут в этом плане.

Стереотип гендерного неравенства силен настолько, что его не удалось «перебить» ни анархистам, требовавшим «открыть для женщин двери университета, суда или парламента…, избавить от отупляющего труда кухни и прачечной…, дать возможность, кормя и выращивая своих детей, вместе с тем, иметь достаточно много свободного времени, чтобы принимать участие в общественной жизни». Ни советскому государству, одному из первых в мире законодательно провозгласившему равенство прав мужчин и женщин и конституционно зафиксировавшему это.

Так что однозначно считать гендерное неравенство наследием советской власти не следует – у него есть пращуры подревнее, тот же домострой. Если наше правительство всерьез озаботилось преодолением гендерного неравенства, начинать придется с изменения модели воспитания детей, которое с пеленок закрепляет половое различие, что еще называют «принципом динозавра». Мальчика стыдят за слезы и приучают быть сильным, потому что ему предстоит взвалить на себя ответственность за страну и семью. А девочкам вдалбывают, что не будет им в жизни счастья, если не удастся найти того, кто изъявит готовность ублажать и исполнять все прихоти.

Гендерные роли расписаны давно и усвоены незыблемо, поэтому и кажется, будто мужчины и должны жить меньше женщин, делать карьеру, заниматься политикой, отлынивать от государственных обязанностей в тюрьмах и оставаться при этом полными неумехами в быту. А женщины — меньше их зарабатывать, иметь дополнительную бесплатную нагрузку в виде ведения домашнего хозяйства и воспитания детей, финансово зависеть от успешного мужа и идти на уступки. В том числе профессиональные и зарплатные.

Лет эдак двадцать назад в банках работали преимущественно женщины, поскольку платили там скромно, как в какой-нибудь заштатной бухгалтерии. А теперь там тесно от мужчин, которые соглашаются на должности скромных клерков, потому как в банках оплата труда существенно выросла за счет различных бонусов и процентов от реализации услуг. Зато работающих в школах мужчин впору причислять к последним из могикан, настолько мизерно оплачивается учительство.

Вызов на дом слесаря стоит дороже, чем час того же педагогического репетиторства или поставленной профессиональной медсестрой капельницы. Вот вам пример бытового гендерного неравенства, к которому все привыкли настолько, что оправдывают его: ведь мужчина и должен получать больше женщины – он же кормилец.

Считается, что гендерное равенство – польза исключительно женская: кухарка сможет управлять государством. И в этой мысли тоже заключается стереотип гендерного неравенства. Мужчине отказано в праве быть, к примеру, усатым нянем: засмеют, заплатят три копейки, еще и кинокомедию снимут, поэтому придется переплюнуть статистику, скрупулезно подсчитавшую, что занимающиеся воспитанием детей мужчины живут дольше. А женщине – повесить диплом о высшем образовании над плитой, наступить на горло не только профессиональной «песне», а и отказаться от желания стать «начальником» мужа.

Сомневаюсь, что разработчики Концепции Государственной программы гендерного равенства интересовались психологической готовностью украинских женщин к нему. Женщины, природа и пол которых как в капле воды отразились в их общественном положении, уже не готовы поступиться карьерой ради подгузников и будут рвать акриловые ногти, чтобы столкнуть мужчин с незаслуженно занятого пьедестала.

Конечно, немало найдется и тех, которые еще и помогут вскарабкаться мужчине на пьедестал и будут рады каменной спине, за которой надежно лежать на диване. Но и те, и другие в большинстве своем хотят не просто тихо и незаметно нести свой профессиональный крест, а и заниматься той же политикой.

Но пока что у мужчин на это больше возможностей, да и свободного времени для общественной деятельности тоже. Им даже хватает его на разработку Концепции Государственной программы гендерного равенства, хотя они все еще не готовы уступить женщинам место в лодке и круг, а используют их в качестве скромного, неброского букета для политической декорации отечественной демократии.

 

Рисунок вверху —
с сайта baby.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Шантаж, уголовщина и непрофессионализм

Ольга ФОМИНА

Лав-in-фест: поэзия — проверка холодом

Марина МАТВЕЕВА

Военный форпост России

.