Крымское Эхо
Общество Экономика

Союзники в борьбе с «русской угрозой» в Крыму

Союзники в борьбе с «русской угрозой» в Крыму

Часть 2

Первая часть доступна по ссылке

Итак, к январю 1997 г. на постоянное жительство в республику возвратилось более 250 тыс. репатриантов, их доля в составе населения Крыма (без г. Севастополя) достигла 11,5%. К тому времени в Крыму насчитывалось более 200 поселков и микрорайонов компактного расселения крымских татар и 13 поселков армян, болгар, греков и немцев.

Только четверть из них была обеспечена электроэнергией и водой, газопроводы и канализационные сети практически отсутствовали. В большинстве поселков не было дорог с твердым покрытием, фельдшерско-акушерских пунктов, магазинов, телефонной связи, автобусного сообщения с близлежащими городами и райцентрами.

Такое положение вещей способствовало созданию радикальных настроений в крымскотатарской среде. Своими воспоминаниями делится Владимир Павлов — историк, начальник управления информации и межнациональных отношений Республиканского комитета по делам национальностей и депортированных граждан Совета министров АРК (1995 – 2005 гг.).

Мечты и попытки создания крымско-татарской государственности

Организация крымскотатарского национального движения (ОКНД), возглавляемая Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым, а также меджлис крымскотатарского народа, образованный в 1991 году (и запрещенный в РФ в 2016 году как экстремистская организация — ред.), спекулируя на трудностях, связанных с возвращением и обустройством своих соотечественников, проводил политику, направленную на усиление конфронтации с крымскими властями.

ОКНД активно занималось организацией протестных акций, а также незаконного захвата земли и возведения на ней самостроев. Организация обвинила местные власти в сознательном препятствовании татарам в возвращении на свою родину и выделении им земельных участков.

Республиканские органы власти и лидеры ОКНД не только по-разному видели процесс возвращения крымских татар на полуостров, но и совершенно по-разному представляли себе будущее репатриантов в политической структуре Крыма.

 Одним из главных требований лидеров ОКНД и меджлиса, наряду с возвращением и обустройством крымских татар, стало требование обеспечить им право на самоопределение, которое трактовалось как право на восстановление национальной государственности крымскотатарского народа на всей территории Крыма.

Крымские власти, в свою очередь, заявляли о региональной автономии для всего населения Крыма, аргументируя традиционной многонациональностью полуострова, чтобы обеспечить равные гарантии развития всем этносам, проживающим на полуострове.

«Хорошо помню, как ОКНД приняла решение о бойкоте референдума 20 января 1991 г. о воссоздании Крымской АССР, мотивировав это тем, что нетатарское большинство полуострова, в отличие от крымских татар, не имеет права на собственную государственную автономию. Помню высказывания против признания восстановленной на референдуме 20 января 1991 года Крымской АССР, ее государственных органов. Они рассматривали этот исторический факт, как попытку юридического закрепления результатов депортации.
Курултай пошел дальше и провозгласил образование меджлиса как «высшего полномочного представительного органа крымскотатарского народа», при этом лидеры движения подчеркивали, что меджлис является не общественной организацией, а своеобразным органом государственной власти.
Одновременно на нашем полуострове действовало Национальное движение крымских татар (НДКТ), во главе с Юрием Османовым. Эта организация стояла на позициях реставрации Крымской АССР на основах советского законодательства и «ленинских принципов» — в то время как ОКНД ориентировалось на восстановление государственности, уничтоженной в 1783 г.
ОКНД, в отличии от НДКТ, выступало с резко антикоммунистическими позициями, ориентируясь во «внешней политике» на Турцию и западный мир. Одновременно заявляло о необходимости жесткого организационного структурирования, в то время как НДКТ оставалось на позициях интеллигентского, преимущественного идейного объединения. В дальнейшем ОКНД заняло бескомпромиссную позицию по отношению к официальной власти, а НДКТ проявило готовность к сотрудничеству с ней.
К сожалению, в 90-е годы и в начале 2000-х годов отмечался постоянный рост авторитета ОКНД среди крымских татар и, напротив, сокращение роли и влияния НДКТ. В особенности после убийства в 1993 году лидера организации Юрия Османова».

 Политика силового давления

Нерасторопность властей, бюрократическая волокита с пропиской, трудоустройством, предоставлением земельных участков для индивидуального строительства вынуждали репатриантов прибегать к несанкционированным митингам, демонстрациям, пикетированиям и другим акциям массового протеста, включая самозахваты земельных наделов (на фото вверху). Это вызывало столкновения крымских татар с милицией, а в некоторых случаях и с местным населением.

Экскурсия председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Геннадия Удовенко в Караимские кенасы (г. Евпатория) 1999г.

«Драматический характер носило противостояние между органами власти и «меджлисом» в августе 1991 года, когда в ответ на незаконные самозахваты земли в поселке Молодежное органами правопорядка было снесено 200 времянок крымских татар, построенных в этом районе. В ответ меджлис принял обращение, протестуя против нагнетания в Крыму антитатарских настроений и решений сессии Верховного Совета Крымской АССР, развязывающих, по его мнению, гражданскую войну на полуострове.
В ответ на действия властей крымские татары в Молодежном заложили мечеть и начали строить ее из камней своих разрушенных домов. 16 августа отряд милиции ее разрушил, а уже через два дня меджлис собирал своих соотечественников на митинг в городском парке Симферополя. Однако чрезвычайное положение, объявленное ГКЧП, остановило противостояние.
В октябре 1992 г. произошли столкновения правоохранительных органов с крымскими татарами в селе Красный Рай близ Алушты, где переселенцами был осуществлен захват совхозной земли. В результате столкновений 26 крымских татар были арестованы. Начались акции протеста против их задержания. Было блокировано движение на нескольких магистралях вокруг Симферополя, началось пикетирование здания прокуратуры Крыма, совершено нападение на здание Верховного Совета Крыма, в результате которого имелись пострадавшие.
Еще одним, гораздо более опасным событием, сопровождавшимися человеческими жертвами, стали протестные акции в Судаке в июне 1995 г. Тогда
в результате ссоры между местными «авторитетами» погибли два крымских татарина. Похороны, состоявшиеся в Феодосии, вылились в погромы магазинов, поджоги. Была сожжена бензозаправочная станция, пострадало помещение местного УВД, ранены несколько сотрудников милиции, взят в заложники и облит бензином начальник ГОВД Феодосии. По пути в Симферополь в районе Белогорска шествие протестующих было остановлено ОМОНом. В результате перестрелки были убиты еще двое крымских татар. При этом руководители НДКТ указали на меджлис как одного из главных подстрекателей этих кровавых событий.
Здесь нельзя не упомянуть День депортации, который ежегодно отмечался 18 мая. Это был день громких заявлений и предъявления требований к властям, звучащих на центральной площади Симферополя и практически во всех городах и районах Крыма, день демонстрации солидарности, сплоченности и решимости в достижении своих целей и задач.

Только вот матери боялись выпускать в этот день на улицу своих детей, да и взрослые с опаской глядели на многочисленных и достаточно агрессивных участников этих митингов».

Политика силового давления сопровождалась обвинениями местных властей в сознательном препятствовании крымским татарам в возвращении на свою родину и выделении им участков. Однако наряду с силовым давлением на власти применялась и другая тактика. Учитывая, что официальные документы и заявления лидеров меджлиса воспринимались большинством населения Крыма как покушение на их законные права, лидеры ОКНД перенесли акцент публичных заявлений с реализации права политического самоопределения на обеспечение его отдельных составляющих: политических, социальных, культурных.

С целью признания крымскими и украинскими властями курултая и меджлиса и подключение их к процессу принятия решений, связанных с реализацией прав крымских татар на возвращение и обустройство в Крыму, меджлис активизировал работу с органами государственной власти Украины, Крыма — и небезуспешно. Большое внимание также было уделено обеспечению представительства меджлиса в системе влиятельных международных организаций (ООН, ОБСЕ, ЮНЕСКО) и неправительственных объединений.

«Одним из главных направлений внутрикрымской политики меджлиса было достижение представительства крымских татар в Верховном Совете Крыма. После напряженных переговоров и консультаций с Киевом Верховный Совет Крыма принял закон «О дополнениях к Закону Республики Крым «О выборах Верховного Совета Крыма». В соответствии с ним были образованы 4 одномандатных избирательных округа для представителей депортированных армян, болгар, греков и немцев, а также многомандатный округ по избиранию 14 депутатов из числа крымских татар (в дополнение к 80-ти, которые избирались на общих основаниях).
В мартовских выборах 1994 года приняли участие несколько крымскотатарских национальных организаций, в том числе сторонники курултая (они же сторонники ОКНД) и НДКТ. Победу одержал список курултая. Все 14 депутатов входили в число руководителей меджлиса. Другие этнические общины, которым были предоставлены квоты, избрали депутатами А.С.Данеляна, Г.И.Каражова, В.К.Ренпенинга и Н.Г.Сумулиди.
Таким образом, с помощью силового давления и сложной закулисной игре представители незарегистрированного в установленном порядке, а по сути, нелегитимного органа вошли в состав Верховного Совета Крыма, в местные советы городов и районов, а также заняли руководящие посты в Совете министров и в других органах исполнительной власти».

 Активизация национального самосознания, работа с национально-культурными обществами

Для современного Крыма, как и в прежние времена, характерны этническое многообразие и поликультурность. На территории полуострова, согласно переписи населения, проведенной в декабре 2001 года, проживало более 2 млн человек — представителей 126 этносов. Трое из них являлись и являются доминирующими: русские, украинцы и крымские татары и составляют в общей сложности 94,6% от численности его населения.

На сцене театра с руководством Федерации греков Крыма в Евпатории после проведения Фестиваля греческой культуры 1997г.

«Процесс образования объединений граждан получил свое оформление в 1989 году после принятия Закона СССР «Об общественных организациях». Я имел к этому закону непосредственное отношение, так как трудился в организационном отделе Симферопольского горисполкома, и на меня была возложена обязанность изучить данный закон и начать работу по регистрации общественных организаций.
Но еще до принятия этого закона в Крыму появились тогда еще неформальные объединения граждан – историко-просветительное общество «Мемориал», созданное представителями научной и творческой интеллигенции, а также «Демократический союз», провозгласивший своей целью борьбу с существующим общественным строем и прежде всего с КПСС.
Дальнейшее развитие событий, связанное с отменой статьи Конституции СССР о руководящей и направляющей роли Коммунистической партии, вызвало появление многочисленных политических объединений и общественных организаций. Именно в этот период наблюдается рост национального самосознания представителей этнических меньшинств, проживающих на полуострове, который находит свое воплощение в создании национально-культурных обществ.
Одними из первых возникают Общество советских немцев Крыма, Крымское армянское общество, Крымское азербайджанское общество, еврейское общество культуры, Крымское караимское общество, Общество советских греков. Впоследствии организуются Русское общество Крыма и Крымское общество русской культуры, культурно-просветительные общества украинцев».

Всего представителями 23 этносов, проживающих в Крыму, образовано 26 республиканских национально-культурных обществ и общин, на практике осуществляющих право на национально-культурную автономию. Республиканским комитетом по делам национальностей постоянно оказывалось содействие этим объединениям граждан в проведении Дней национальных культур, развитии образования на родных языках, издании газет, летнем оздоровлении детей, проведении фестивалей, научно-практических конференций и другие мероприятия. Многие из них имели материальную поддержку со стороны Рескомнаца.

У Межнационального совета не было своего помещения. Заседание совета проходит в помещении Объединенной еврейской общины Крыма с участием Юрия Белухи — зам. председателя Госкомитета Украины по делам национальностей и миграции 1997г.

Для проведения единой государственной политики в сфере межнациональных отношений, предупреждения межнациональных конфликтов и общения с государствами- историческими отчизнами национальных меньшинств, был образован Межнациональный Совет.

«Я как начальник управления межнациональных отношений Рескомнаца активно участвовал в этом процессе, при моем личном содействии была разработана Концепция межнациональных отношений в автономной Республике Крым, мы поддерживали постоянный контакт с Госкомнацем Украины и международными неправительственными организациями.
Была инициирована программа развития национальных меньшинств в АРК и программа сохранения историко-культурного наследия крымских караимов и крымчаков. Оказывал помощь национально-культурным обществам при регистрации на уровне Главного управления юстиции и министерства юстиции Украины в Крыму. В целом, это был период интересной и плодотворной работы на благо Крыма».

 Украинское национальное движение и «русская угроза»

Украинские объединения граждан в состав Межнационального Совета при Совете министров Автономной Республики Крым не входили и не получали никакой помощи от Республиканского комитета по делам национальностей. На Украине этот этнос считался государствообразующим и не нуждающимся в поддержке.

«Тем не менее, я как начальник управления межнациональных отношений Рескомнаца поддерживал с ними контакт и был в курсе их дел. Мне было известно, что украинское национальное движение на полуострове было очень слабым. Существующие общественные организации («Просвiта», «Рух», «Общество украинской культуры» и др.), были весьма малочисленны и слабы в организационном отношении. Как правило, в них входили представители украинской интеллигенции, преподаватели вузов, некоторые деятели культуры.
Эти общественные организации не пользовались массовой поддержкой населения. Когда им необходимо было провести какие-то официальные мероприятия, например, чествование памяти Т.Г. Шевченко, количество участников у бюста Кобзарю не превышало в лучшем случае двух – трех десятков человек.
Многие активисты были записаны сразу в несколько украинских обществ. Эти общественные организации были, как правило, филиалами или отделениями всеукраинских организаций — они, конечно же, поддерживались официальным Киевом, но были настолько слабыми, что не могли представлять серьезной угрозы возрождающемуся и набирающему силу русскому национальному движению. Поэтому местные отделения РУХА, «Просвиты», Украинской республиканской партии, Конгресса украинских националистов и других, как правило, активно искали поддержки в крымскотатарском национальном движении, особенно ОКНД и меджлиса видя в них своего основного союзника в борьбе с «русской угрозой
».

Продолжение читайте в ближайшее время на ленте «Крымского Эха».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.8 / 5. Людей оценило: 8

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Фестиваль «Las perlas del flamenco» 2016 собрал небывалое количество зрителей

«Задача создавать великие вина»

Сергей КЛЁНОВ

Вспомнить всех: от Фрунзе до Врангеля и от Каретника до Слащева