Крымское Эхо
Архив

Совместный труд для моей пользы

Совместный труд для моей пользы

 Первого сентября керченских школьников не облобызал только ленивый. А уж представители городской администрации, побывавшие с дружескими визитами в учебных заведениях города, желали им добра и счастья в таких объемах, что ни одно прожорливое брюхо не вместит. Короче, носились со школьниками, как с дорогой хрустальной вазой. Именины сердца являли невиданную душевную щедрость неспроста. Второго сентября у керченских школьников началась ежегодная «пахота» на улицах родного города. Старшеклассники, идя в школу по утру, не всегда тянут за собой сумку с учебниками – ее отлично заменяет веник.

Директора школ, не имеющие официального приказа о десантировании своих учеников в парки, скверы и на улицы Керчи, получают четкую устную установку, куда и сколько учащихся отправить на работы. Каждый руководитель школы изворачивается в рамках учебной программы на свой лад. Где-то блюдут интересы выпускников и, щадя, «отмазывают» их от дворницких работ, выводя на замену учащихся средней школы. Но понимая, что и тем тоже надо пополнять багаж знаний не только на уроках мастерства владения веником, идут на всяческие хитрости. Кто-то из школьных директоров вводит сокращенные уроки, кто-то старается составить расписание таким образом, чтобы в учебные часы втиснуть перекусы учащихся дома, а где-то, не мудрствуя лукаво, снимают детвору с последних двух уроков и возглавляемыми классными руководителями колоннами ведут за три-пять километров от школы на обозначенные уборочные объекты.

Рядом с грызущими гранит науки школьниками азы будущей специальности на асфальте осваивают учащиеся профессиональных училищ и колледжей, студенты высших учебных заведений. Нарядно и дорого одетые студентки метут дорожки прямо под ноги прохожих: их сняли с учебных пар и им, извините, по барабану, что в это время аллейками идут на процедуры пациенты больниц, которым совсем ни к чему дышать пылью. Симпатичные девушки управляются с вениками без остервенения – им, это чувствуется, не вполне комфортно в роли дворников, которую приходится к тому же исполнять при большом стечении народа. Но что поделать: государство им бесплатное образование, а они в ответ – бесплатный труд на благо города.

Никакой погоде не под силу остановить трудовой энтузиазм керченских школьников, учащихся и студентов. Проливной дождь, рухнувший на Керчь, не сумел разогнать прорву учащихся одного из керченских профессиональных училищ, драивших от грязи глухой окраинный район. Несмотря на то, что туда в последние лет десять изредка наведываются разве что улетающие в более теплые края птицы, подростков продержали под ливнем несколько часов, объяснив, что их работу приедет инспектировать лично мэр. Никто, конечно, не приехал, даже самый низкий чиновничий чин не рискнул своим здоровьем ради исполнения высшей прихоти, а умытые дождем и соплями дети разошлись до следующего трудового десанта. Второкурсница Маша, у которой после работы под проливным дождем поднялась температура, костерит мэра и отвечающего за «уборочную страду» заместителя директора училища, не смущаясь того, что ее матерную тираду слышат взрослые.

Ее не успокаивает даже заверение, что мучения и тяготы уличного труда закончатся накануне Дня города – так обещал мэр Керчи. Вроде как пришла пора дворникам местных жэков принимать эстафету у школьников, учащихся и студентов. Но подрастающее поколение и их воспитатели, которых по идее должно радовать и это сообщение, и проведение Дня города 12 сентября, а не, к примеру, 19-го, слабо верят в данное мэром слово. «Ага, потом еще что-нибудь придумают!», — уверенно, словно подключила к голове градоначальника провода детектора лжи, заявляет второкурсница Маша. «Свежо предание, но верится с трудом, — вторит ей педагог керченской гимназии Наталья Альбертовна. – Каждый год это обещают, а продолжаются уборочные вылазки до холодов. У меня третий год нет классного руководства, но это не избавляет меня от барской повинности. Всякий раз после работы на улице я буквально наливаюсь сердечными каплями, потому что несколько часов провожу в страшном напряжении. Дети работают на улице, рядом с проезжей частью, мысль погоняться наперегонки с транспортом посещает их частенько, поэтому смотришь сквозь пальцы на их трудовые усилия – лишь бы целы остались».

В управлении образования Керчи о трудовых десантах говорят исключительно высоким штилем. Как тут и вправду ни порадоваться положительному влиянию труда на школьников, когда ему удалось превратить дикую обезьяну в человека разумного. Облагораживание трудом наступает на пятки каждому школьнику, учащемуся и студенту Керчи активнее, чем обучение. Примерный школьник – это не столько отличный ученик, сколько добросовестный уборщик городских улиц, парков и скверов: такие дети сегодня являются гордостью города-героя. Им поставлен памятник на городской набережной, куда не зарастает тропа самих школьников, забавляющихся со своим трудовым воплощением порой весьма недобро. А приезжие школьники, которых в летнюю пору в городе у моря было великое множество, тщетно и натужно напрягают мозги, стараясь понять, за что неизвестного школьника навечно приковали к бронзовому венику.

Отдыхавшая у родственников в Керчи учительница из Казани Марьям Рашидовна, стоя у памятника школьнику-участнику трудовых десантов, недоверчиво слушала рассказ своей невестки и коллеги, которая делилась с ней методами трудового воспитания местных школьников. Ей, преподавателю словесности с хорошо развитым творческим воображением, никак не удавалось представить себя смотрительницей за тридцатью воспитанниками, которые за казанских дворников чистят и убирают родной город. Дальше класса и школьного двора ее фантазии о трудовом воспитании учащихся не простирались.

Однако у керченских школьников другие горизонты. Вскоре им, по всей видимости, одновременно с аттестатом зрелости станут вручать рабочий диплом дворника, подписанный начальником управления городского хозяйства, после чего их будут тестировать на право занять вакансии в местных ЖЭКах. Никто не берется оспаривать облагораживающей роли физического труда в воспитании подрастающего поколения. Особенно их получившие советское образование родители, азартно рыскавшие в поисках металлолома по чердакам, подвалам и свалкам и готовые сдать на макулатуру все учебники из школьной библиотеки. Это было здорово, весело, без толкания в спину, потому что школьники верили в цель поставленной задачи – сберечь леса и перегнать по выплавке металла Америку — и делали это раз, от силы дважды в году.

В поставленной перед керченскими школьниками сегодня задаче – сделать город чистым и красивым детскими руками – нет благородства цели. Помочь городу в таком необходимом деле несколько раз в году – приятно, но когда уборка улиц, парков и скверов становится предметом школьной программы, то надо что-то кардинальное предпринимать в отношении ее разработчиков. Комфортный город, которым сегодня многие из приезжих считают Керчь, преображается совсем не так, как этого требуют правила благоустройства. Коммунальные службы города разве что не принимают у школьников экзамены по подметанию улиц и не ставят им зачеты по уборке парков и скверов.

Тихо ропщущие родители никак не отважатся на защиту своих детей. Вся их охранная функция сводится к тому, что они поносят мэра, управление образование и школу, сидя на кухне за вечерним чаем, подавая детям пример двуличия и беспринципности. Молодая учительница Лидия Сергеевна, чьей дочери через годик-другой придется примерять веник по руке, обещает показать кузькину мать каждому, кто вознамерится использовать труд ее ребенка. Но даже если она пойдет на такой шаг, то единичный выпад системы не нарушит, разве что сделает ее девочку изгоем в классе.

Существует единственный верный способ прекратить функционирование детской программы по уборке керченских улиц – обратиться в прокуратуру, потому что Министерство образования автономии который уже год жует сопли по этому поводу. Вдруг прокуратура Керчи и Крыма не побоятся стать новаторами юриспруденции в стране, где закон диктуется правом сильного. Не убоялись же властей в российском Екатеринбурге, где прокуратура категорически запретила использование школьников на общественных работах, признав это ни много — ни мало эксплуатацией детского труда. Причем их запрет распространился на уборку школьного двора, класса, мытье парт и даже вытирание классной доски, что также квалифицировано как эксплуатация детского труда. Конечно, это перебор, потому что таковым можно посчитать и настоятельное требование родителей убрать за собой постель, помыть посуду и пропылесосить. Однако ни одному градоначальнику после такой юридической пилюли не залетит в голову шальная мысль вводить трудовую повинность для школьников, учащихся и студентов в учебную программу.

Правда, керченский мэр не таков. По его велению и хотению керченские школьники работают не просто так, а по осознанной необходимости. Дело в том, что на парадном мундире городского головы до сих пор не сверкает знак отличия Героя Украины. Как только он заблестит на его груди, керченский градоначальник, как мультяшный кот Матроскин, сможет смело сказать: «Совместный труд для моей пользы – он облагораживает».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Дурная «Ауди»

.

«Нужно постоянно улыбаться, как бесноватый»

Борис ВАСИЛЬЕВ

Читаем вместе крымскую прессу. 13 марта

Борис ВАСИЛЬЕВ