Крымское Эхо
Архив

Совесть в полоне

Совесть в полоне

Сомнительно, что память о попавшем в пиратскую передрягу экипаже сухогруза «Фаина» окажется долгой и поучительной для Украины. Неприятно поразило уже то, что обещанный миллион гривен компенсации успел до прилета моряков на родину раствориться в чиновничьих кабинетах не то президентского секретариата, не то еще где-то. Эйфория кажущейся победы украинских спецслужб еще не прошла, а её уже начали растягивать по партийным «квартирам».

«Славу освобождения экипажа себе приписывают спецслужбы, — говорит председатель Керченского профсоюза работников торгового и рыболовного флота Борис Вейшторт, которому не единожды приходилось бывать в Киеве за четыре с половиной месяца пленения моряков «Фаины».

– Насколько мне известно, переговоры вел судовладелец. Я даже в точности не могу сказать, была ли со стороны Украины оказана конкретная финансовая помощь при выкупе. Как нам объяснили в Секретариате президента, если заявить о подобном факте открыто, то государство окажется в «черном списке» пособников пиратства. Нам неоднократно заявляли в Киеве, что «мы как мировая держава не можем вести переговоры с пиратами, а тем более финансировать их деятельность».

Но это еще полбеды, разбираться с финансовой стороной решения вопроса освобождения экипажа: в конце концов, ни одно плененное корсарами судно не было отпущено без выкупа. Речь идет о куда более важном: защите государством своих граждан за рубежом. По словам Бориса Вейшторта, после инцидента с «Фаиной» Украина согласилась принять на себя обязательства по защите судов под украинским флагом. Такое заявление может впечатлить разве что младенца, который по наивности возрадуется поддержке. Дело в том, что судов, несущих флаг Украины, раз-два и обчелся, да и в Аденский залив, где орудуют пираты, они не заходят. Наши моряки в большинстве своем работают на судах, принадлежащих зарубежным владельцам и иностранным компаниям. Надо сказать, что та же «Фаина», с первых дней захвата называвшаяся в средствах массовой информации украинским судном, работала в море под флагом Бали, а в документах о его приписке значился панамский порт. Украине было в этой ситуации просто не отвертеться от своей причастности к судну из-за характера груза, отправителем которого являлся «Укрспецэкспорт».

Никогда прежде государство не приходило на выручку своим морякам, попадавшим в плен к корсарам на других судах: так случилось, что экипаж «Фаины» в основном состоял из наших соотечественников, попавших на него, как керчанин Олег Пилипенко, ходивший вторым механиком, через одесскую крюинговую компанию. По его словам, судно транспортировало автомобили на линии между сирийским портом и Ильичевском, что и было оговорено контрактом. Но после первого рейса фирма переиграла вид груза, и ее представители сделали красивый жест – предложили отказаться от заключенного контракта в связи с изменившимися обстоятельствами, на что моряки не пошли. Во-первых, они подписали контракт на работу, которой порой приходится ждать долгими месяцами, а во-вторых, понимали, что отказ от контракта может быть чреват своими последствиями при последующих трудоустройствах.

Впечатлений, что вынес из своего последнего рейса бывалый моряк Олег Пилипенко, хватит ни на одну судьбу моряка. Он нес вахту в машинном отделении по управлению главным двигателем, когда ему были одна за другой поданы с мостика команды «полный ход», «самый полный ход», за которыми последовало разъяснение «нас преследуют пираты». После остановки главного двигателя вахта по приказу старпома поднялась из машинного отделения на мостик, где все остальные члены команды были уже окружены. Всем приказали предъявить ценности и угрожали расстрелом на месте за сокрытие хотя бы одного доллара. Команду разделили: офицерский состав поселили на мостике, остальные жили внизу. Пока были вода и топливо, три сменные вахты механиков и мотористов поочередно находились в машинном отделении: контролировали судовые системы. Принявший на себя командование «Фаиной» старпом предполагал, что при самом худшем развитии событий, если начнутся расстрелы членов экипажа, придется пойти на крайние меры и попытаться силами команды захватить судно.

На следующий день после захвата пираты сообщили команде «Фаины», что будут требовать выкуп в двадцать миллионов долларов. Моряки, понимавшие, нереальность заявленной суммы, пытались убедить пиратов, что правительство Украины никогда в жизни не заплатит такой выкуп. По требованию американцев главарь захвативших «Фаину» пиратов Мохаммед выводил команду на палубу, чтобы предъявить людей живыми.

Первое время после пленения команда держалась на своих продуктах, которыми кормились и пираты. Через месяц, когда из запасов осталась только свинина, которую мусульмане-корсары поначалу не ели, принялись за нее. Кормить стали один раз в день рисом и спагетти, которые привезли на «Фаину» после захвата другого судна, «Сириус Стар». Когда пираты увидели, что питаться команде нечем, разрешили морякам ловить рыбу: для них пленники являлись таким же товаром, как и груз. По действующему на море «кодексу чести» пирата заложники являются главной материальной ценностью: им, как и грузу, не наносят порчи.

Дважды в день исполняющий обязанности капитана судна связывался с командиром американского корабля, охранявшего «Фаину»: перед его командой стояла задача не допустить вывоза оружия на берег. Много позже американцам удалось договориться с пиратами о доставке на борт захваченного судна медикаментов. Болели моряки «Фаины» часто, только гриппом каждый из команды переболел не менее четырех раз. По признанию Олега Пилипенко, случались моменты отчаяния, когда переставали надеяться на спасение. Иногда, как в фильме «Пираты ХХ века», хотелось схватить автомат и палить по захватчикам.

К моменту освобождения судна к нему стали съезжаться пираты: человек восемьдесят-сто, по словам Олега Пилипенко, прибыли за выкупом. Утром экипаж вывели на палубу, выстроили в два ряда, чтобы из пролетевшего над судном самолета удостоверились, что все члены команды живы. Когда на парашюте сбросили на воду груз с деньгами, к нему пошла пиратская шлюпка, а моряков с палубы увели. Но они могли наблюдать, как пираты ходили в каюту капитана «за зарплатой».

Большинство сомалийских пиратов – разорившиеся рыбаки, которыми руководят боевики из многочисленных вооруженных группировок. Бесконтрольный отлов рыбы судами из Юго-Восточной Азии и Южной Америки опустошили ресурсы Сомали и вынудили вчерашних рыбаков заниматься пиратским промыслом. Пиратами сомалийцев называют только за пределами страны. У себя на родине они считаются защитниками ее территории, которые положили конец ситуации, когда в водах Сомали хозяйничали все, кто хотел, вылавливая рыбу или сбрасывая в его воды токсичные и радиоактивные отходы. В Сомали пиратство считают своеобразным реваншем за равнодушие остального мира к его катастрофическому положению – в стране с 1990 года не прекращается гражданская война. По свидетельству Олега Пилипенко, в стране нет ни правительства, ни полиции, а есть группировки, главари которых поделили участки побережья на зоны влияния. Пираты, как выяснилось в ходе многомесячного общения с захватчиками, могли удерживать «Фаину» бесконечно долго, потому что, как рассказывали украинским морякам сами пираты, это дает им кормежку и крышу над головой. «Если ваши хозяева думают, что нам надоест, — говорили сомалийцы, — то они ошибаются: мы можем здесь сидеть очень долго».

Судя по агрессивности поведения и активности сомалийских корсаров, попытки международного сообщества положить конец их нападениям у побережья Сомали обречены на провал до тех пор, пока в самой стране пиратство будет оставаться единственным источником дохода. «Мир поступает нечестно, жалуясь на пиратов, после того как восемнадцать лет никому не было дела до того, что творилось в этом государстве», — убеждены работающие в области морского права юристы-международники. По их мнению, популярность профессии пирата привела к буму на страховки от их нападения. Полная страховка судна с дополнительными мерами по усилению его безопасности обойдутся, по меньшей мере, в пятьдесят-семьдесят тысяч долларов за каждый рейс, что покроет, в числе прочего, выплату выкупа, предоставление опытных переговорщиков, оплату услуг информаторов, психологической реабилитации моряков с одновременной их заменой во избежание простоя судна.

Так что можно считать, Украина и здесь обошлась малой кровью. Предоставленный президентом личный самолет для доставки экипажа в Киев и выделенная семье Олега Пилипенко автомашина для возвращения моряка в Керчь, как и транспорта до Одессы его коллегам, обещанное лечение в «господской» «Феофании» — недостаточная компенсация моральных и физических потерь членов экипажа «Фаины».

Это сегодня Олег Пилипенко впадает в ступор от того, что его жена и мать шли встречать его под руку с самим президентом, а когда назавтра вдруг окажется, что он по состоянию здоровья не сможет больше ходить в море, радость не будет такой горячечной. Правда, президент, памятуя о грядущих выборах, от щедрот своих пообещал морякам еще ордена за мужество. Нашлись ходатаи и за присвоение членам экипажа «Фаины» статуса участников боевых действий. Пусть они всё это заслуженно получат. Хотя было бы куда как лучше, если бы все наши моряки и не только они имели работу в своей стране и не пахали на чужого дядю, чтобы негде было президенту демонстрировать свое человеколюбие и сердечность в надежде получить дополнительные семнадцать голосов поддержки.

Фото вверху —
с сайта liga.net

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В Симферополе создан сквер Дружбы народов Крыма

.

Не так страшен кодекс, как его малюют

Новый символ Крыма, или кто получит приз в 150 тысяч гривен?

Олег ШИРОКОВ