Крымское Эхо
Библиотека

Соседи

Соседи

В процессе служебной деятельности мне приходилось проводить расследование по уголовным делам, возбуждённым против лиц, совершившим преступление в отношении своих соседей. Соседство, согласно толковому русскому словарю, означает близость к кому-нибудь по занимаемому где-нибудь месту.

Как кстати здесь применено слово «близость»! Из людей, которые не являются родственниками, мне кажется, никого ближе соседей быть не может. По существу, жизнь каждого человека и семьи проходит буквально на глазах соседей, которые друг о друге знают всё или почти всё.

Как правило, они бережно относятся друг к другу, так как знают, что в случае любого несчастья соседи первыми обязательно придут на помощь. Они честно смотрят в глаза друг друга, пожимают руки при встрече, при прощании крепко обнимаются, а то и плачут. А когда выпьют за одним столом, то тут уже без поцелуев не обходится. Каждый из них в порыве нежности к соседу готов порвать на груди по-русски рубашку и со слезой на глазах уверять, что такой святой дружбой наградил сам Бог, и она продлится по гроб.

ПРОВОДЯ расследование в отношении какого-нибудь злодея-соседа, я невольно вспоминал соседей нашей семьи, с которыми много лет после войны мы жили бок о бок в одном общем дворике по Спортивному переулку. Когда сейчас изредка навещаю этот старый керченский дворик, он кажется совершенно крохотным и печальным. А в те далёкие годы нам, пацанам, он казался таким огромным, что мы могли в нём играть в ловитки и жмурки.

Я сейчас удивляюсь, что мы умудрялись в нём где-то спрятаться, используя единственное громадного размера дерево шелковицы. Сколько прошло лет с далёких детских времён! Двор совсем не похож на тот послевоенный. Всё в нём изменилось. К удивлению, шелковица продолжает расти, увеличивая внутри ствола количество колец каждого прожитого года, да прибавляя морщины на одряхлевшей, давно потерявший свой вид когда-то молодой коре.

Нет уже могучей кроны. Многие ветки не получают сок для жизни. Сухие и хрупкие, печалью смотрят они на землю, в которой бывшие их кормилицы-корни дерева продолжают бороться за жизнь ради каждой ещё живой ветки. Становится грустно, потому что понимаешь, что и ты похож на одну из веток когда-то крепкого цветущего дерева.

ТОГДА во дворе, в дальнем от ворот углу, стояла сложенная из кирпича печь, на которой наши мамы с ранней весны и до глубокой осени готовили нехитрую еду. Ею делились друг с другом. Первым еда доставалась детворе. Иногда кто-нибудь из взрослых доставал макуху — спрессованную шелуху от семечек. Она делилась между всеми детьми. Разделить её было очень трудно, так как была похожа на неимоверной крепости кремень. А для нас эта, плохо поддающаяся зубам макуха, была необыкновенным лакомством. Кусок макухи можно было целый день сосать, обманывая пустой желудок несуществующей сытостью.

Отцов ни у кого из ребят не было. У одних папы погибли на войне, у других пропали без вести. Мы даже завидовали этим ребятам, так как они вместе с мамами продолжали ждать своих отцов и мужей. И когда в городе появлялся воин, считавшийся без вести пропавшим, об этом сразу же узнавали все жители. К сожалению, такие случаи бывали очень редко.

Все тяготы послевоенной жизни легли на плечи наших матерей, которые делали всё возможное, чтобы детворе хоть немного было легче жить. Дети, как только могли, помогали взрослым. Часто вместо них всю ночь стояли в очереди за хлебом, чтобы перед работой взрослые могли отдохнуть.

Помню, как в очереди безумно хотелось спать, особенно перед утром. Могут ли нынешние молодые люди представить себя стоящими всю ночь в очереди, чтобы утром по талонам получить буханку хлеба на всю семью?

Когда взрослые уходили на работу, все дети оставались под присмотром бабушек. Для них все мы были внуками и внучками. Можно с уверенностью сказать, что мы были детьми двора. Правда, были семьи, которые жили чуть лучше других. Но никто никогда никому не завидовал. Делились всем, что у кого-то было, а у других не было. Тогда даже швейные иголки да и обыкновенные были большим дефицитом. При необходимости соседи, как особую реликвию, передавали их на время друг другу. Никому не приходило в голову присвоить её, а, тем более, что-нибудь украсть у соседа. Соседи настолько доверяли друг другу, что покидая квартиру, никогда не закрывали её на замок.

ПРОШЛО с тех пор много лет. Родители давно умерли. А бывшие дети сами стали дедушками и бабушками. Живут в разных частях города, а некоторые из него уехали навсегда. Бывшие соседи, встречаясь друг с другом, с теплом вспоминают давно ушедшее детство и подробно рассказывают о нынешнем житье-бытье.

 От встречи на душе становится светло и радостно. Кажется, что на мгновение вернулся в тяжёлое, но весёлое детство. И тогда хочется покинуть бездушные железобетонные нынешние «хоромы»-пятиэтажки и снова поселиться в стареньком милом дворике с живущими рядом добрыми соседями.

Я не буду рассуждать о том, какими мы стали сейчас, как относимся друг к другу, почему мы стали чёрствыми душой, направив всю свою энергию на добычу как можно больше денег, и лучше в долларовом выражении. Остальное никого не интересует. Главное — хорошо покушать, красиво одеться, иметь сотовый телефон, к нему легковой автомобиль и минимум планшет, чтобы можно было в любую свободную минуту залезть в Интернет и часами не вылезать из него. А этот новый вид психологического наркотика времени на соседей не оставляет.

…Я ПРИВЕДУ несколько примеров из следственной практики, а читатель сделает нужный вывод.

***

Муж и жена Павловы проживали в семейном общежитии по соседству с Новиковыми, у которых была восьмилетняя дочь. Глава семейства работал вахтенным методом на Севере. Хорошо зарабатывал. Супруги собирались вскоре купить квартиру. Часть денег лежало в банке, а часть — дома. Была в семье дорогая по тем временам видео- и радиоаппаратура японского производства.

Двери квартир соседей находились в паре метрах друг от друга. Супруги Павловы очень любили выпить, и поэтому денег от получки до получки никогда не хватало. Их всегда занимали у Новиковой. А та по доброте душевной иногда вообще прощала мелкий долг. Приезжавший в отпуск муж обязательно привозил подарки не только жене и дочери, но и своим соседям. Когда же в семье отмечалось какое-нибудь событие, к застолью приглашались супруги Павловы.

В тот день к Павлову пришёл дважды судимый давний знакомый, который, как было заранее условлено, принёс с собой котёнка. Павлов, зная, что соседка на работе, а малолетняя дочка дома одна, пригласил её посмотреть котёнка. Конечно, девочка сразу же откликнулась на такое интересное предложение.

Двери не стала закрывать на ключ, на что и рассчитывали злоумышленники. Пока хозяйка демонстрировала ребёнку хорошенького котёнка, приятель супругов Павловых зашёл в квартиру Новиковых, откуда похитил видео- и радиоаппаратуру и обнаруженные деньги. Чуть позже к вору присоединился Павлов. Вдвоём продали аппаратуру, а украденные деньги поделили между собой.

Кражу обнаружила Новикова, когда вечером вернулась с работы.

***

АЛЕКСЕЙ был бобылём. По дому помогала крепкая старушка, жившая по  соседству. Часто ему готовила еду или приглашала к себе покушать. Так как у бабушки не было родственников, то она с материнской теплотой заботилась об Алексее.

Вместе со своими вещами она стирала и вещи бесшабашного соседа. Стиральная машина всегда стояла в сарае, примыкавшему к сараю Алексея, их внутри разделяла символическая стена, через которую свободно можно было перелезть.

И вот однажды Алексей, чтобы рассчитаться с картёжным долгом, через стену перетащил в свой сарай всё, что было ценное в сарае доброй старушки. А ценного там было много: кроме стиральной машины, — новые газовые плита и колонка. Бабушка ими хотела заменить старые. Тогда такие бытовые предметы приобрести было очень сложно и стоили они немалые деньги.

Особенно много у бабушки было разных закаток, которыми она любила потчевать Алексея. Ночью Алексей взломал замки на дверях сарая соседки, симулируя проникновение и кражу неизвестными лицами. Всё наворованное отнёс тому, кому он проиграл в карты. Картёжный долг был меньше стоимости всего похищенного.

***

МАРИНА приехала из Польши с громадными сумками, набитыми разными вещами, предназначенным для продажи. Чтобы отметить свой приезд, Марина прямо с дороги, прихватив бутылку привезённого хорошего иностранного коньяка, помчалась к жившей недалеко от неё лучшей подруге Екатерине и её сожителю Михаилу, ранее судимому за грабежи.

После того, как Марина приняла ванну, все сели за стол трапезничать. Трапеза затянулась на неделю. Так как у Марины не было семьи, то она не спешила в свою постылую квартиру, в которой её никто не ждал. А у Кати и Михаила время проходило весело и беззаботно. Музыка гремела день и ночь, а спиртные напитки и хорошая закуска со стола не исчезали.

К тому же ей очень нравился Михаил, имевший красивый торс и крепкие мужские руки, которые немного портили многочисленные татуировки. Марина часто по ночам представляла, как руки красавца-мужчины крепко обнимают её жаждущее любви тело. Было приятно видеть, как за ней ухаживает тот, кто приходит в ночных мечтах.

А Михаил прежде чем направиться за очередной бутылкой спиртного и дорогой закуской, подробно расспрашивал Марину, что бы она хотела вкусненькое отведать. От такого мужского внимания кружило голову. Как хотелось кинуться к Мише, прижаться к его мускулистой груди и потонуть в его ласках. Но разве она могла обидеть свою единственную верную подругу! Поэтому всеми силами старалась изобразить полнейшее безразличие к Михаилу.

Только женское сердце не обманешь. Катя давно заметила, как горят глаза у Марины, когда она смотрит на её сожителя. Поэтому получала моральное удовлетворение, когда глубокой ночью Михаил из дому уходил за очередной добычей.

А произошло следующее. Когда Марина пришла к своим друзьям, ключи от квартиры положила на подоконник. В первую же ночь, когда Марина уснула в отведённой для неё комнате, Михаил взял ключи, сходил к знакомому по лагерной жизни мастеру по изготовлению ключей и отмычек, который тут же изготовил дубликат ключей Марины. И хотя на другой день Марина свои ключи переложила в дамскую сумочку, ничего измениться уже не могло.

Михаил её квартиру по ночам свободно открывал мастерски сделанными ключами-дубликатами. Похищенные вещи из квартиры Марины сожитель её подруги без проблем сбывал скупщику краденного. На вырученные деньги Михаил покупал всё, что заказывала Марина. Как было хорошо и весело проводить время на чужие деньги!..

Когда Марина возвратилась домой, она обнаружила пустые сумки, которые ещё неделю назад были набиты импортным дефицитным товаром. Теперь они валялись в углу комнаты, грустно напоминая о далёкой Польше. Пропало и много других ценных вещей.

ВОТ И ВСЁ о современных соседях. Никак комментировать не буду. Пусть решает читатель, отличаются ли послевоенные соседи от нынешних. И если отличаются, то чем и почему.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Турнир волшебников

Театр кукол, ты – волшебник, чародей

Вера КОВАЛЕНКО

Знакомьтесь: таврические губернаторы