Крымское Эхо
Архив

Сигнал к началу репрессий дан

Сигнал к началу репрессий дан

ХРАМОВА ОСУДИЛИ, ПРЕССУ УДАЛИЛИ

Виталий Храмов признан виновным. Приговор, вынесенный судьей Заболотной, почти дословно повторил обвинительную речь прокурора Кабакова. Впервые в истории Украины сработала статья 161 (часть 1) УПК.
Человек осужден <b>за слова</b>, в том числе — «за негативные высказывания в адрес власти». С чем можно поздравить всех журналистов, допускающих в своих репортажах и комментариях критику власти. Прокурор и судья в здании Центрального райсуда Симферополя показали, что свобода слова в стране закончилась.

Теперь обо всем по порядку.

 

Храмов говорит, остальные работают

Сигнал к началу репрессий дан
За полчаса до времени, назначенного для вынесения приговора, возле здания райсуда стали собираться казаки, русские активисты, жители Симферополя, пришедшие высказать свою поддержку старейшине русской общины «Соболь» Виталию Храмову. В двух микроавтобусах прямо к суду подъехали казаки из Севастополя и Феодосии. Они развернули транспаранты и флаги. На пикете присутствовали милицейские наряды, майор Трегубченко, выступавший свидетелем в процессе, опять был здесь, снова вел оперативную съемку. На вопрос судьи, знаком ли он с подсудимым, майор буднично ответил: «На митингах встречаемся». Правоохранители в ход пикета в защиту Храмова не вмешивались.

Выступления начал представитель севастопольской русской общественности, организатор того траурного пикета, за который судят Храмова, Владимир Тюнин. «Судят русского человека, который высказывал свою точку зрения. В обвинительном заключении не было ни одного факта, доказывающего вину Храмова — просто-напросто человека надо было осудить по максимуму», — кажется, этот свидетель не сомневался в том, что приговор будет обвинительным.

«Позор! Позор!», — поддержали его участники митинга.

Другие люди в погонах»
Сигнал к началу репрессий дан
Виталий Храмов начал свое выступление с того, что попросил почтить минутой молчания память детей, убитых в последнее время в разных частях Крыма, «русского 19-летнего ребенка Андрея Западного, 17-летнего Артура Зиненко, 16-летней русской девочки Анжелы Стрелец, 5-летнего Вити Шемякина, 10-летних Насти Мизиной, Тани Балябиной и 19-летней Кати Корень. Это мартиролог казней наших русских детей, которых убивают при попустительстве или соучастии действующей власти». Казаки сняли фуражки и склонили головы.

— Все эти казни, — продолжил Храмов, — произошли при правлении Януковича и его верного соратника Джарты. Мне, как и большинству людей, «по барабану», как донецкие парни воруют бюджетные деньги. Мне все равно, почем они покупают троллейбусы — по 30 тысяч долларов или по 50. Мне все равно, почем они продают землю на ЮБК — по 10 тыс долларов за сотку или по 1 тыс. Но когда русские матери плачут над могилами русских детей, а наглые морды, убийцы, смеются, глядя на их слезы, — это абсолютно недопустимо.

Храмов видит, что «г-н Янукович не может справиться с этнической и религиозной преступностью», и советует ему подать в отставку. Пусть придет достойный человек, который будет защищать наших детей. «Джарты не может справиться с этнической преступностью — вперед и с песней в Макеевку, — продолжал он. — Макеевские парни заняли все высшие должности в Тавриде, а упомянутые злодеяния остаются безнаказанными. Значит, они совершаются при их прямом попустительстве. Если вы не можете справиться с этим, неуважаемые не господа, — брысь отсюда! Не потому, что вы нам нравитесь или не нравитесь, а потому что, если вы не можете работать, ваше место — место продавцов семечек на славных улицах города Макеевки».

 

Выступает Владимир Тюнин

Сигнал к началу репрессий дан
Все эти казни, напомнил Храмов, были публичными, тела убитых никто не пытался прятать. Все эти убийства были совершены нагло, с «плевками в наши русские души». Убийцы знали, что сборище негодяев, оказавшееся во власти, будет на их стороне.

Затем часть людей направилась в маленький зал заседаний, большинство же остались на улице; митинг продолжился, было слышно, что некоторых выступающих одобряют криками «Любо!».

В зале суда мы наблюдали несколько достойных упоминания эпизодов. Телекомпания ИТВ заранее получила разрешение на съемку в зале суда. Нас это весьма удивило, потому что именно Центральный суд особенно нетерпимо относится к журналистам, постоянно нарушая их право на профессиональную деятельность. Казалось, плохая традиция нарушена. Но тут журналисту позвонили из родной редакции и… отменили задание. Бедняга несколько раз переспросил: «И чтение приговора не снимать?». Но приказы начальства не обсуждаются — особенно, когда хозяева телеканала не хотят портить отношения с прокуратурой. Оператор зачехлил камеру, телевизионщики исчезли. Журналистам российского телеканала съемку просто не разрешили, они снимали только на улице.

Казаки»
Сигнал к началу репрессий дан
Мы писали судью на портативный диктофон, журналист имеет на это право, это его работа. Тем не менее, через несколько минут представителя «Крымского Эха» вывел из зала суда охранник — как он пояснил, «по указанию секретаря суда Юлии Кушниренко, за пользование диктофоном».

Напоминаем работникам суда, что в части 1 статьи 171 Уголовного кодекса Украины говорится: «Умышленное препятствование законной профессиональной деятельности журналистов наказывается штрафом до 50 необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет». Подчеркиваем, стационарной аппаратуры, против использования которой может возражать судья, у нас не было.

Итак, по всем пунктам обвинения Виталий Храмов признан виновным, как и просил прокурор. Единственный, кто исчез из обвинительного заключения — это мифическая (или вымышленная) джанкойская журналистка Хусеинова, которая якобы брала «интервью» у Храмова на похоронах зарезанного Вити Шемякина. Она не давала показаний в суде — милиция не смогла найти ее в городе, хотя адрес всегда пишут в «шапке» протокола допроса.

Выводы психо-лингвистической экспертизы, хотя эксперты не имели права ее проводить, судья признала доказательствами — слова Храмова были «направлены на разжигание национальной и религиозной вражды и ненависти», содержали «оскорбительные характеристики, негативные установки». Среди тех, кого, по мнению судьи, оскорблял Храмов, она упомянула и «жителей Западной Украины».

Последнее нас удивило особенно: подсудимый говорил о «русских пограничниках», «таврических печенегах», «потомках работорговцев», не называя никаких наций. В каком из этих определений судья узнала западных украинцев, как именно отличила их от восточных — для нас осталось загадкой.

Судья в обвинении сохранила слова прокурора о негативных высказываниях в адрес органов власти. Это превращает частный случай — заказной процесс над Виталием Храмовым — в общую тенденцию, ведь судья говорит от имени государства!

Несмотря на то, что в украинском законодательстве нет четкого разъяснения, что конкретно нужно считать призывом к разжиганию межнациональной и межрелигиозной ненависти, судья прислушалась к доводам прокуратуры (именно по инициативе этого органа и возбуждено дело), не услышав аргументов адвоката Анатолия Сопатого. И назначила Виталию Храмову максимально суровое наказание, предусмотренное УК по этой статье — штраф 8 500 грн. На него же возложена обязанность возместить затраты на проведение экспертиз — еще 15 тыс грн.

Прокомментировать решение суда мы попросили депутата ВС Крыма Сергея Шувайникова.

— К Храмову можно относиться по-разному, и у меня есть замечания к нему, — признался Шувайников. — Но он русский человек, и он ставит те вопросы, иногда в эпатажной форме, которые надо ставить. Это правозащитная работа, это уголовные преступления против русских. Я знаю много случаев, когда со страниц крымскотатарских газет звучали еще более жесткие высказывания в адрес русского населения. Но никогда прокуратура не возбуждала дел по этой статье, а украинский суд не принимал таких решений.

Депутат считает, что сама статья 161 УК не доработана, она не дает признаков преступления, закон не содержит определений правового статуса «русская нация», «крымскотатарский народ».

— В приговоре сказано еще и о негативных высказываниях в адрес власти. Это возврат к худшим традициям «совка», сигнал к началу репрессий в отношении и журналистов?

— Власть для того и существует, чтоб ее критиковать! — уверен Шувайников. — Это нормальное право любого гражданина Украины. Если власть обиделась (на Храмова — ред.), она сама должна была защищать свою честь и достоинство, но никто не обратился по этому поводу.

После оглашения приговора митинг продолжился криками «позор!» в адрес суда и еще более крепкими выражениями в адрес власти.

— Ни при каких обстоятельствах я не буду молчать о злодеяниях прежде всего власти, против русских православных людей. Я буду везде, где наших людей обижают и преследуют, — пообещал Виталий Храмов своим единомышленникам.

Аудиозапись оглашения приговора и наши пререкания с охранником можно послушать [url=http://rutube.ru/tracks/4555489.html]здесь >>>[/url].

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Николай Данилевский, кто он?

.

Есть ли сегодня запрет на посещение крымских лесов?

.

Доска почета Крыма

Олег ШИРОКОВ