Крымское Эхо
Новороссия

«Сибирь» на фронте Донбасса

«Сибирь» на фронте Донбасса

Стройный, жилистый парень с виду похож на строителя-монтажника, обвеваемого на работе всеми ветрами, или на охотника, для которого таежный лес – родная стихия. Впечатление соответствует действительности. Уроженец Новосибирской области в гражданской жизни работал на стройках. Но еще с восьми лет от роду записался в клуб биатлонистов. Потом, когда ему исполнилось 20 лет, переехал на жительство в Пензенскую область.

Там продолжил занятия биатлоном и заслужил звание мастера спорта Российской Федерации. В Сибири спортсмен-биатлонист пристрастился также к охоте и рыбалке. В Пензенской области этими увлечениями также было где заниматься.

 В августе 2014 года спортсмен и охотник поехал воевать, чтобы защищать Донбасс. Прибыв на войну, доброволец встретил своих земляков-пензенцев, а также людей из соседних областей России: Рязанской, Тамбовской, Липецкой, Воронежской.

Наемником спортсмена-биатлониста никак не назовешь. В армии Российской Федерации он не служил. Воевать на Донбасс он поехал по доброй воле, посчитав, что иначе поступить не может. Дома остались жена и двое детей – дочь и сын.

На Донбассе биатлонист сначала прибыл в Луганск. В столице Луганской Народной Республики, поглядев на «послужной список» спортсмена и охотника, поняли, что он умеет хорошо стрелять по стационарным мишеням, а по движущимся – еще лучше.

Обстановка диктовала, однако, свои условия. Профессионального стрелка сначала определили в подразделение реактивных систем залпового огня «Град». Батарея реактивной артиллерии базировалась под шахтерским городком Брянка. На фронте доброволец из Пензенской области из-за своего сибирского происхождения получил позывной «Сибирь».

В августе 2014 года обстановка на Луганском фронте характеризовалась тем, что украинская армия напирала на Луганск с севера. И в то же время старалась пробиться к столице ДНР с западного и северо-западного направлений. Для этого требовалось взломать фронт защитников Луганска со стороны Брянки, Первомайска, Стаханова, чтобы в итоге овладеть Алчевском.

Батарея РСЗО «Град», куда направили служить спортсмена-стрелка, прикрывала подступы к Брянке.

«Грады» стреляют не с переднего края. Неприятель, как правило, находится за километры от линии ведения огня. Артиллерийские батареи могут, в случае необходимости, пользоваться полевым прикрытием стрелковых подразделений. Но лето 2014 года было горячим и тревожным. «Сибири» и еще нескольким бойцам, бывшим со стрелковым оружием «на ты», поручили: постоянно следить за подходами к позициям артиллерийских батарей, и в случае появления противника, немедленно открывать огонь из личного оружия. Дело было в том, что в тылы армии Луганской Народной Республики могли выйти диверсионно-разведывательные группы врага, или прорвавшиеся через линию обороны подразделения ВСУ. Выполняя свои непосредственные артиллерийские обязанности, «Сибирь» и его товарищи, несли также дозорную службу.

Осенью 2014 года группа добровольцев из России, по взаимной договоренности между командирами армий ЛНР и ДНР, была переброшена под Донецк, в район аэропорта. Тогда это был самый горячий участок фронта.

«Замес», как вспоминает сейчас «Сибирь», под аэропортом был жестокий. С обеих сторон охоту вели снайперы.

Добровольцев определили в боевую группу «Легион», преобразованную вскоре в отдельный батальон. Командовал «Легионом» человек, успевший послужить во французском иностранном легионе. У него и позывной был соответствующий случаю – Француз. Еще в 1999 году Француз в составе иностранного легиона армии Франции воевал в Афганистане.

«Легионерам» было поручено прикрывать участок фронта, находящийся рядом со взлетной полосой, вблизи поселка Веселое.

Когда боевые действия шли в обычном порядке, то есть в виде почти непрерывных перестрелок, то бойцы «Легиона» несли службу по очереди. Три часа на позиции, потом шесть часов того, что с натяжкой можно было назвать личным временем, в течение которого надо было успеть поесть и хотя бы немного отдохнуть. А если со стороны противника следовала атака, то весь личный состав батальона тут же занимал боевую позицию, за каждым бойцом была закреплена его персональная «боевая точка».

Атаки украинских военных, занимавших тогда аэровокзал Донецка, подразделялись, в основном, на два вида. Чаще всего вылазки против защитников Донецка происходили классическим способом: с украинской стороны начинали бить артиллерия и минометы, а вслед за артиллерийской подготовкой в поле выдвигались пехотные подразделения, сопровождаемые броневой техникой.

Но бывало и так: на фронте стоит тишина, лишь изредка постреливают, как вдруг в поле зрения бойцов армии ДНР оказываются танки и бронетранспортеры противника. С этой техники ведется огонь, но по ходу дела становится ясно, что это или игра на нервах, или что-то вроде разведки боем.

В Донецке до сих пор задают вопросы, почему армия республики так долго возилась с аэропортом, откуда по городу украинские войска вели огонь по городу днем и ночью?

У «Сибири», так же, как и у его товарищей по «Легиону», еще во время боев на этот счет сложилось свое мнение. Вышло так, что вовремя не было оценено значение для противника диспетчерской вышки аэродрома. А ведь именно оттуда украинские корректировщики огня посылали сигналы своим артиллеристам и вели наблюдение как за позициями арии ДНР, так и за кварталами города.

Но как только вышка была разрушена, враг сразу потерял очень важные «глаза» и «уши». Это было сделано в феврале 2015 года, и уже через считанные дни руины аэропорта оказались в руках армии ДНР. С подземными коммуникациями, конечно, пришлось повозиться, но не так уж и много. Входы в подземелье были взорваны, и украинские военные там попали в ловушку. Те, кто не сдался, там и нашел свою смерть.

Сейчас территория, где находился аэропорт, армией ДНР удерживается прочно, до позиций противника – 300-400 метров.

Как только аэропорт был взят, батальон «Легион» ожидала очередная боевая работа. Все подразделение быстро перебросили в окрестности Углегорска, где намечался ставший впоследствии знаменитым Дебальцевский котел.

Но сначала «Легион» действовал в Углегорске. Здесь батальону поставили задачу зачищать улицы и разные закоулки от групп украинских солдат. Группы были разные: от нескольких человек до целого взвода. Но морального духа умирать непонятно за что у противника уже не было. Некоторые группы отстреливались больше с отчаяния, чем от верности приказам начальства.

Бои за Углегорск батальон «Легион» вел трое суток подряд. С окончательной «зачисткой» этого города был открыт путь на Дебальцево.

Территория котла, в который угодили украинские войска, охватывала не только самый «высокогорный» город бывшей Донецкой области (Дебальцево расположен выше всех остальных населенных пунктов относительно уровня моря), но и подступы к нему.

Украинское командование предпринимало попытки прорвать Дебальцевский котел с разных направлений, чтобы вызволить хотя бы часть своих войск из сжимающегося обруча. Батальону «Легион» было поручено взять высоту 238,2, прикрывавшую Дебальцево с северо-запада, со стороны Артемовска. Высота господствовала над прилегающей местностью, по которой проходила автомобильная магистраль, связывающая Дебальцево с Артемовском. От этого города командование ВСУ перебрасывало к Дебальцево подкрепления.

Вершина 238, 2 (такова ее высота также относительно береговой линии моря) представляет собой открытую возвышенность, почти лишенную растительности. Однако украинские войска успели ее хорошо укрепить, нарыв, везде, где было можно, окопов, и соорудив огневых точек.

Высоту 238, 2 пришлось брать по всем правилам военного искусства. Тут понадобились и артиллерийская обработка местности, и отвлекающие маневры, и внезапная атака.

В результате батальон «Легион» оказался на высоте в буквальном и переносном смысле. Боевая задача была выполнена с минимальными потерями. На весь батальон вышло только несколько легко раненных бойцов. После этого высота 238,2 из опорного пункта противника превратилась в надежную позицию армии ДНР.

Почти полное отсутствие у батальона потерь в довольно серьезных боях «Сибирь» объяснил, в первую очередь, возросшим умением воевать. Правда было видно и то, что каждый успех армии ДНР еще сильней ломал и без того заметно потрепанное моральное состояние украинских войск. Под конец боев они уже откровенно не хотели воевать. С самого начала в Дебальцевский котел попали 10-11 тысяч украинских военных. Вырваться из окружения удалось не более 2-3 тысячам солдат и офицеров противника. Остальные либо погибли, или сдались в плен.

Батальон «Легион, как, впрочем, как и остальные подразделения армии ДНР охотно брал в плен украинских армейцев, попавших на войну по мобилизации. Беря в плен таких людей, им просто спасали жизнь. Другой разговор был с окруженными тербатовцами. Тех, кто служил в карательных батальонах или в подразделениях «Правого сектора», живыми не отпускали. Иначе они снова бы пришли на Донбасс с оружием.

Командование армейских подразделений ВСУ, особенно под конец операции, уж открыто предлагало за предоставление возможности выхода из котла деньги. Противник звонил и в «Легион»: давайте мы вам дадим столько-то, а вы нас пропустите в условленном месте и в обговоренное время. Из-за этого война приобретала привкус трагикомедии.

Точную цифру потерь украинских войск в Дебальцевском котле, по всей видимости, не получится установить еще долго, если это удастся когда-нибудь вообще.

Случалось и так, что после боя командиры армии ДНР связывались с противником и по-человечески предлагали: «Заберите с поля своих убитых, там же есть еще и раненые, а мы пока открывать огонь не будем». Ответ проходил по жанру фарса с кровопролитием: «Там лежать не нашi, а вашi». Впоследствии, уже после Дебальцево, такие же ответы приходилось слышать и в других местах фронта.

Сейчас батальон «Легион» переподчинен министерству по чрезвычайным ситуациям ДНР. Служба «легионеров» состоит из полевых учений, а, кроме того, батальону поучено другое ответственное дело: сопровождать до мест назначения российские караваны с гуманитарной помощью, следующие в республику через контрольно-пропускной пункт Успенка.

Но в случае обострения ситуации на фронте батальон «Легион» вновь выйдет на боевые позиции. Такой поворот в обстановке вполне возможен. В тех, кто занимает сейчас позиции с украинской стороны, «Сибирь» и его товарищи узнают своих старых «знакомых» по Дебальцевскому котлу и другим боям — фашистов из территориальных батальонов. Обычно «на слуху» названия только 5-7 этих карательных подразделений — в действительности, их успели сформировать более трех десятков. На сегодняшний день почти все они на линии противостояния с армиями ДНР и ЛНР.

В нарушение Минских и всех остальных договоренностей командование ВСУ оснастило тербаты почти всеми видами тяжелого вооружения и техники. По этой причине и участились обстрелы территории ДНР с орудий крупных калибров, танков и «Градов». Из «Смерчей» и «Ураганов» с украинских позиций не стреляют только потому, что к этим системам залпового огня осталось мало пригодных боеприпасов. От долгого лежания на складах многие реактивные снаряды, калибром побольше, чем у «Градов», пришли в негодность. Впрочем, уже известно немало случаев, когда даже в Донецк залетали тронутые ржавчиной снаряды из установок «Град» и такие же заржавевшие мины. Но, похоже, что и такими боеприпасами киевская власть собирается воевать еще долго.

Биатлонист и меткий охотник «Сибирь» решил для себя, что останется защищать Донбасс до победы над врагом. Хотя в минуты, свободные от службы, больше всего мечтает о том времени, когда расчехлять оружие ему понадобится только на его любимой лесной охоте.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Война без перерыва

Игорь СЫЧЁВ

Наш вечный враг

Сергей КЛЁНОВ

Не доклад, а натуральный плач Ярославны