Крымское Эхо
Архив

Ще не вмерла Україна, але процес вже пішов (ВИДЕО)

Ще не вмерла Україна, але процес вже пішов (ВИДЕО)

На Запад мы обращены, 
Хотя они ничем не краше, 
Но просто ихние штаны
Нам больше нравятся, чем наши.»
Дмитрий Быков 

В детстве у нас был сосед, любимой присказкой которого была такая: «не хвались три дня, а хвались три года». И как он кому из молодоженов скажет, так они, дотянув этот срок, разводятся. Как он кому из владельцев авто проговорит это про его любимую «ласточку», так кто-нибудь на четвертом году ей в бок заедет.

Видимо, и над ухом нашего президента кто-то усердно нажужжал эту присказку. Когда три года назад под бурные раскаты националистического недовольства в Харькове подписывалось соглашение по вопросам пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины, думалось, что дружба с соседкой будет год от года только крепнуть.

Каждая из подписывающих его сторон предполагала свои выгоды, что вполне естественно, когда речь идет о неразрывном тандеме личных и государственных интересов. У Украины он был определенный: снижение цены на газ. Неуступчивость России, как тонко намекает нынешняя власть, вынуждает Украину искать себе другую «крышу».

Тот же самый, что и три года назад, президент резко меняет курс своего полета, как обиженный братвой пацан, и теперь уже всем понятно, что вопрос теплых братских отношений с Россией поднимается только когда речь идет о цене на углероды. То есть правящие украинские русофилы, так, во всяком случае, позиционировала все эти годы себя команда действующего президента, сошлись на размежевании с Москвой, хотя премьер-министр Украины Николай Азаров с видом мученика и утверждает, что Украина обречена на сотрудничество с Таможенным союзом.

Последствия тесной дружбы с Европой, судя по предсказаниям не гадалок, а куда более серьезных людей – экономистов и политологов, не сулят нашей стране позитивных перемен, тем более скорых. В том числе и Крыму. Вряд ли Евросоюз согласится мириться с анклавным положением Севастополя, да и сама ассоциация Украины с Брюсселем придется на весьма знаменательную для республики дату: шестидесятилетие передачи Крыма Киеву. Нет сомнений, что украинские националисты отметят эту дату по-своему: как кульминацию четырех веков украинской борьбы за достойный статус в Европе и разгром Москвы, не принудившей вольнолюбивый украинский народ к насильственной политической и экономической дружбе. Власть же, одержавшая несколько выборных побед лишь благодаря позиционированию себя пророссийской, активизировала розыгрыш национальной карты.

Надо ли говорить, что Украину тянут в Европу не из интереса к ее чудной персоне, а в пику России? Интеграция с Европой окажется слишком сложной как для страны в целом, потому как придется подгонять отечественные реалии под евростандарты, так и для каждого ее жителя. Ще не вмерла Украина, но процесс уже пошел.

Первый звоночек с европейской «крыши» — подготовка новых тарифов на газ для населения. Так политическая риторика переходит в практическую плоскость, а европейский курс набирает обороты вопреки экономическим реалиям, о серьезности последствий которых для Украины много говорится. Договор о зоне свободной торговли начнет действовать с января будущего года. Глупо надеяться, что при уровне отечественной коррупции европейские товары для населения заметно подешевеют, к тому же у нас что ни возьми, не европейского, а китайского и турецкого производства.

Но вал импорта в любом случае начнет интенсивно вымывать отечественные продукты и товары, а наши замшелые не модернизированные предприятия не угонятся за зарубежными конкурентами, вынужденно сворачивая производства или вовсе закрывая их, наращивая уровень безработицы.

Вопреки ожиданиям легковерных в Европе ничуть не ждут наши товары. Оттуда так без обиняков и заявляют, чтобы не надеялись занять место на их рынках украинскими продуктами: потребуются годы для их стандартизации, соответствия европейским фитосанитарным и экологическим нормам. На сегодняшний день наши продукты соответствуют только той импортной продукции, что пересекает нашу границу: в самой Европе едят совсем не то, что отправляют нам.

«Нам предстоит куда более масштабная работа после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС по переориентации всех наших стандартов на европейские. Это требует громадного объема времени и финансовых средств», — вынужденно признал наш смотрящий на происходящее сквозь розовые очки премьер.

Одним этим нам дают наглядно удостовериться во второсортности будущего положения. Думаете, польские радиоведущие окажутся последними, кто стебался над работницами-хохлушками? Вряд ли, потому что мы отличаемся не тем, что готовы хвататься в Европе за любую работу – это как раз в нас и ценят. Мы отличаемся от Европы ментально. Мы большие, чем европейцы, традиционалисты: с семейными связями и устоями, религиозными традициями, категорическим неприятием однополых браков.

Ментальные различия носят масштабный характер даже в мелочах. Мы бросим мусор под ноги, если никого нет рядом, а европейцы его рассортируют и разложат по бачкам. Нам и в голову не придет убрать за гулявшим на улице домашним питомцем, а они выводят собачку на прогулку, неся с собой совочек и пакетик. Мы постараемся миром уладить отношения с соседом, а они вызовут полицию.

Мы промолчим или в лучшем случае сунем конфетку битому и некормленому матерью-алкоголичкой ребенку, а там сам ребенок с легкостью «заложит» родную мать за шлепок по заднице – вот почему у нас такое негативное отношение к ювенальной юстиции. Европейский босс лишь с вожделением посмотрит на сотрудницу, она тут же харассмент докажет и не то что в полицию упечет, до суда доведет, но и до импичмента. А наша мамзель от внимания шефа растает, рассиропится и будет перед подружками гордиться, что ее «отымел» босс.

Если кто и ждет нас в Европе, то лишь затем, чтобы «поиметь» с Украины. Те же поляки, активнее других лоббирующие интересы Украины в Евросоюзе, и США, Румыния и Литва, выступающие адвокатами интеграции, делают это не из симпатии к забитой Россией хохлушке. Проводя системную работу по сближению с Евросоюзом, наша страна принимает на себя обязательства постепенной адаптации отечественного законодательства к европейскому, в связи с чем ее коснутся такое изменение и нововведения, как процесс реституции.

Все государства Варшавского блока, присоединившиеся с ЕС, приняли соответствующие законы и провели возвращение бывшим владельцам незаконно конфискованного имущества в той или иной форме. Можно не сомневаться, что с момента вступления в силу Соглашения с Евросоюзом на европейские суды обрушится лавина исков с требованиями возврата украинской собственности прежним владельцам. И уповать на «непробиваемость» украинских законов, ограничивающих возможность возврата имущества тремя годами с момента экспроприации, тоже не стоит: Конституция Украины закрепила приоритет международных правовых норм над национальными.

На украинскую собственность открыли роток готовые хоть сию минуту выступить с имущественными претензиями восемьдесят тысяч поляков, десятки тысяч этнических немцев, депортированные татары, граждане Румынии, Венгрии, Словакии. Проживающее в США огромное количество эмигрантов, некогда имевших собственность на просторах от Чопа до Луганска, потомки литовской знати, претендующие на экспроприированное имущество, расположенное на территории Украины, тоже готовы побороться за нажитое предками.

Интереса к распространению европейских правовых норм по реституции на территорию Украины не скрывает Украинская греко-католическая церковь, которой принадлежали огромные земельные угодья. Если так пойдет дело, то Украина может полностью лишиться своей культурной столицы – Львова, весь исторический центр которого до 1939 года принадлежал полякам.

Огромные богатства были экспроприированы на Украине у еврейской общины, претендующей на возврат более двух тысяч объектов. Претензии посыпятся от наследников украинских помещиков, владевших почти половиной пахотных земель в центральной Украине и сахарозаводчиков, английских и французских банков, контролировавших угольную промышленность Донбасса.

В соответствии с европейским правом и правоприменительной практикой каждое государство, претендующее на членство в ЕС, должно осуществить реституцию ранее национализированной собственности как культового, так и общегражданского назначения. И уже второстепенный вопрос, каким способом реализует Украина принцип европейского права — возвращением имущества в натуре, выплате наследникам денежной компенсации, предоставлением альтернативной по стоимости недвижимости, выдаче налоговых льгот и преференций.

Ясно одно: не станут европейские суды церемониться ни с имущественными правами страны, ни с даром доставшимся богатством олигархов, ни с полученной или купленной недвижимостью рядовых граждан, даже самых заслуженных и именитых.

У нас есть еще время. Немного, но есть, подумать об этом. Мы можем разглядеть, куда несемся, и принять решение. Ведь чтобы стать Европой, необязательно становиться ее руинами.

[img=center alt=title] uploads/10/1358929832-10-OY1i.jpeg» /> [url=http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=R4zX9On7bSU][color=red][size=15]См. видео >>>[/size][/color][/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Отморозки разбушевались

Алексей НЕЖИВОЙ

Жизнь за «гратами» или мусорник на цепи

Лидия МИХАЙЛОВА

Голосуем «за»!