Крымское Эхо
Дословно

Сергей Лавров: Запад очень хочет реальной провокации

Сергей Лавров: Запад очень хочет реальной провокации

Сегодня в Государственной Думе был Правительственный час, и на нем перед депутатами отчитывался министр иностранных дел Сергей Лавров. Зная привычку работников аппарата заранее составлять планы работы, тем более на таком уровне, не удивлюсь, что отчет сей был запланирован еще чуть ли не сразу после выборов нового состава российского парламента. Если это так, то перед таким предвидческим даром вполне можно снять шляпу.

Согласитесь, что сегодня фигура министра иностранных дел вышла на первый план общественного интереса. Так сложились обстоятельства: на данный момент Сергей Викторович — этакий фронтмен в разговоре с Западом, который не просто исполняет рутинные каждодневные обязанности, но выступает этаким закоперщиком, двигателем, драйвером изменения всей конфигурации безопасности страны. Рядом с ним, но как бы за его спиной, скажем, вне фокуса внимания публики — и министерство обороны, и даже президент: всю серию «разъяснительных» переговоров с НАТО, США и ОБСЕ блистательно провели именно дипломаты.

И эти разговоры, как мы и видим все эти дни, вызвали ожидаемое: истерику, фейкометство, визги, сотворение виртуальной реальности, больные фантазии. Наперебой в этом участвуют и политики, и чиновники, и журналисты из тех стран, что пошли войной (пока информационной) на Россию. Того и гляди, посыпятся особо чокнутые из окон небоскребов (многоэтажки тоже хватит!) с криками «Русские идут!»

И это было всего лишь «выступление» самых деликатных в силу своей профессии специалистов. Что будет, если на сцену выйдет другой Сергей — Шойгу или, не дай бог, дело дойдет до того, что «под софиты» выступит сам ВВП!..

Вопросов к Лаврову было много. Отдуваться ему пришлось практически за всё правительство. За экономический блок: почему это мы доллары покупаем, не рационально это, пора с этой валютой расставаться! За блок образовательный: почему мы не посылаем учителей русского языка в постсоветские страны? За социальный: как помочь смешанным семьям с разным гражданством, которые не могут при расставании поделить своих детей? За союзное государство: а давайте мы новую столицу в Смоленске создадим и, вообще, пора уже союзный парламент избирать! За силовиков: к нам без виз проникают из дружественных стран террористы, сделайте что-нибудь…

Сергей Викторович — калач тертый, ему за последние годы не раз пришлось пройти через подобную процедуру. Ответить было что на каждый вопрос: уж работу с соотечественниками (а именно по этому вектору функционала министерства было большинство вопросов) ведомство ведет целенаправленно и с давних пор.

Особенно запомнился вопрос одного из депутатов о нелегальных мигрантах из Таджикистана и Узбекистана: мол, вон, в Эмиратах и Катаре на одного работающего восемь-девять мигрантов — и никаких с ними нет проблем. Почему, мол, у нас так нельзя сделать? А потому нельзя, отвечал министр, потому что в Эмираты и Катар приезжают на работу люди, чужие этим странам. А к нам едут люди, которые либо сами были нашими гражданами, либо таковыми были их родители. И они воспринимают Россию как свою страну…

И такое тоже надо учитывать при принятии важных решений. Легче всего закрыть страну от всех. Кому от этого станет лучше..?

В своем заключительном слове Сергей Лавров остановился на теме Украины — эта страна сегодня слишком завязана на все самые острые международные скандалы. Поскольку мы считаем, что каждое сказанное министром слово слишком важно, позволим дать прямую (пусть и длинную) цитату. Но вначале упомянем, что не один выступающий депутат произнес слова благодарности за активную работу министерства на украинском направлении.

— По Украине. Запад, конечно, нагнетает истерику — эвакуация параллельно с накачиванием оружием, параллельно с постоянным подзуживанием украинской элиты. Хотя сама украинская элита немного перепугалась из-за того, что Запад стал ее чересчур запугивать. Уже и Зеленский, и министр иностранных дел, и секретарь Совета нацбезопасности и обороны, и министр обороны говорят: да нет, мы ничего особенного не видим, они (российские войска — авт.) на своей территории, и для нас это не новость, не надо ничего обострять, давайте успокоимся.

А Запад не хочет, чтобы они успокаивались. И сам не хочет успокаиваться, вот в чем дело.

Запад очень хочет какой-то реальной провокации.

И цель такого сюрреалистического поведения Запада — эвакуация. И одновременно: забирайте оружие, забирайте боеприпасы, и — угроза России и санкции «из ада», или, как там — «мать всех санкций», это всё. Для меня очевидно, что они преследуют такую цель: либо чтобы киевский режим сорвался на силовую операцию на Донбассе, либо иным каким-то способом похоронить Минские договоренности, несмотря на заклинания Парижа, Берлина и Вашингтона на то, что это безальтернативный путь к урегулированию конфликта.

Во всех наших предложениях о гарантиях безопасности нет ни единого слова, ни единой строчки, которая не отражала бы обязательства, уже бравшиеся Западом на себя в виде политических документов. В этих своих инициативах мы концентрированно изложили опыт последних 30 лет нашего общения с Западом. Обещано — но забыто, «ах этого не было», «нет, было, но было устно»…

Хорошо, теперь давайте письменно. — Давайте. Письменно не выполняем: ну, это же политическое обязательство! — Хорошо, давайте политическое обязательство на уровне президентов и премьеров. — Но все-таки это не юридически обязывающее! 2009 год: хорошо, давайте сделаем все то, о чем политически договорились, сделаем это юридически обязывающим.

Почесали голову, а потом нам сказали: вы знаете, все же юридически обязывающие гарантии безопасности могут предоставляться исключительно членам НАТО!

Зачем же тогда в ОБСЕ сотрясали воздух? И Хартия европейской безопасности, принятая в Стамбуле в 1999 году, и Декларация саммита ОБСЕ в Астане в декабре 2010-го, и мы это многократно говорили нашим коллегам, в том числе с документами в руках!

Я сейчас разговаривал с Блинкеном в Женеве: записана формула неделимости безопасности. Она очень простая:

1) каждая страна имеет право выбирать и изменять свои союзы для обеспечения своей безопасности и 2) ни одна страна не имеет права укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других.

Эту формулу, дважды подтвержденную на высшем уровне ОБСЕ, мы показываем нашим партнерам. Они говорят: да, неделимость и безопасность — это важно, и ни одна страна не может быть лишена права выбирать себе военные союзы. Да, мы говорим, это и написано в первом предложении, а во втором, здесь же, в этом параграфе, — ни одна страна не имеет права укреплять свою безопасность за счет других. То есть первый пункт вы расшифровываете как право на практике вступать в НАТО. А второй пункт, где сказано, что вы не имеете никакого права укреплять свою безопасность за счет других, как вы объясняете на практике, когда НАТО расширяется? Гробовое молчание!

Мы уже отчаялись получить какую-то внятную реакцию. Этот конкретный вопрос я хочу обратить к министрам иностранных дел стран, подписавшим эту формулу. Ну а ответ на наши инициативы мы ожидаем на этой неделе и надеемся, что нас не подведут и слово свое сдержат.

Упоминалось, что американцы уже сказали, что не надо этот ответ никому показывать, но, я думаю, если у них будет такое отношение ко всему происходящему, наверное, мы не можем опубликовать американский документ. Но суть их реакции, содержание их реакции на наши документы конечно, заслуживает того, чтобы общественность и в России, и в других странах была проинформирована.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Аксёнов: Успехи российского Крыма – лучший ответ нашим врагам

Сергей АКСЁНОВ

Это саммит вражды

.

Украина сегодня: политика безумия продолжается

Оставить комментарий