Крымское Эхо
Архив

Семь лестничных пролетов

Семь лестничных пролетов

СТОЛЕТИЕ ВИЦЕ-АДМИРАЛА ЧУЛКОВА

Наталия МИКИРТУМОВА

Человеческое любопытство безгранично. И такой рекорд, как сто прожитых лет, рассматривается окружающими чуть ли не с лупой, начиная с мельчайших бытовых подробностей. А что зрение? А секреты диеты? А с кровати, извините, сами встаете или как?<br />
Вице-адмирал в отставке Леонид Дмитриевич Чулков, внимательно глянув на собеседника и выдержав паузу, отвечает на полном серьезе: «Обладаю целым набором спецсредств. Для поддержки остроты ума и зрения – периодическая печать. Для тренировки мускулатуры – семь лестничных пролетов. Для правильного питания – рыба. Которую ужу всю свою жизнь, правда, предпочитаю сома, но годы берут свое, и сомика с пуд уже не вытянуть, разве что килограммов на десять, не больше. Однако таковые в окрестностях Севастополя не водятся…».
Семь лестничных пролетов
Остроумие вообще родовая черта этого семейства. Посему примем чувство юмора за основу долголетия его главы. Ведь если начинать не с шутки, а всерьез, то надо вернуться к тем временам, когда формировались и костяк, и характер сегодняшнего столетнего юбиляра – бойца, офицера, командира, вынесшего на своих плечах несколько флотских эпох.

Трудовая закалка
«Я родился в Куйбышеве, в рабочей семье… Отец убит на империалистической войне. Мама была не в состоянии прокормить меня и сестру…».

Это начало автобиографии курсанта ВМАУ имени ЛКСМУ в Севастополе Лени Чулкова, документ, отражающий судьбу многих и многих простых людей в России начала прошлого века. Тяжкий труд, тотальное недоедание, суровость отношений. В какой-то момент вдове даже пришлось отдать сына и дочь в детдом, иначе они бы погибли от голода. Потом она все-таки устроилась в… травильный цех, здоровьем рассчитываясь за вредную работу.

Четырнадцатилетним Леня поступил на самарскую фабрику «Металлоштамп». Начинал с учеников, но меньше чем за семилетку вышел в токари 6-го разряда, освоил фрезерное дело, новые на то время станки, окончил вечернюю школу, стал рационализатором, ударником производства. Причем, оказался одаренным не только технически, в парне обнаружился живописный талант. Отсюда первая общественная стезя – стенгазета!

А маминым кормильцем он стал еще раньше, сразу, как только окреп.

По путевке комсомола Леонид Чулков поехал штурмовать флотские вершины, в 1938 году он – выпускник Военно-морского артиллерийского училища, командир башни главного калибра крейсера «Молотов». Заметим – строящегося крейсера. А значит вокруг, на Николаевском заводе «Имени 61 коммунара», родная заводская обстановка, свои – рабочие люди! Среди них и начал молодой лейтенант путь нерядового военного человека, соединившего в себе два сильных качества – трудолюбие настоящего мастера и решительность отважного командира. За месяц до войны его назначили начальником отдела вооружения николаевских верфей. А в августе сорок первого возложили ответственность за эвакуацию новостроек.

По фашистам – огонь!
Под буксирами они уводили в кавказские тылы недостроенный крейсер «Фрунзе» и эсминец «Огневой». На борту, кроме военных – семьи заводчан. На переходе Днестровско-Бугским лиманом советский караван засекла вражеская авиация. Завязался бой. Но недаром «начвооруженец», командовавший зенитным расчетом, был профессиональным артиллеристом. Бомбардировщик рухнул! «Красный черноморец» писал об этом 31 августа 1941 года, отдавая дань мужеству и боевому мастерству военных моряков.

А в сентябре того же года Леонид Чулков был назначен командиром отдельной плавбатареи № 4 в составе Керченской ВМБ, которая обеспечивала отход наших войск от Геническа по Арабатской стрелке, эвакуацию из района Керчи. Фронтовики, знавшие обстоятельства того момента, сказали бы о нем «пекло». Но судьба была на стороне отважного офицера. В одну из вражеских бомбардировок авиабомба попала в кормовую часть плавбатареи и… не взорвалась. Моряки произвели ремонт своими силами и осуществили просто немыслимую передислокацию на Тамань. А в декабре сорок первого батарейцы Чулкова вели артиллерийскую поддержку сил Керченско-Феодосийского десанта.

Весь следующий год превратился в бесконечное, упорное противостояние врагу на воде и побережье. Леонид Дмитриевич исполнял обязанности флагманского артиллериста Керченской ВМБ, руководил группой прикрытия эвакуации штаба базы, командовал 130-мм береговой батареей под Туапсе… Ему выпали и высшие специальные офицерские классы, после которых он воевал командиром БЧ-2 на эсминце «Железняков», потом командиром уже сухопутной подвижной 122-мм батареи, специально сформированной для операции по освобождению Новороссийска. Всего за неделю боев его батарея произвела 48 стрельб по врагу, израсходовав более 1.500 снарядов. За боевые заслуги удостоена почетного звания «Новороссийская».

Тур вальса
Осенью 1943 года опытного фронтовика включили в спецкоманду по приему ленд-лизовских кораблей в Великобритании. Транспорт «Уильям С. Тайлер», на котором они шли, был торпедирован немецкой подводной лодкой. Взрыв, оторванная носовая часть уходит под воду, но капитан-лейтенант Чулков объединяет вокруг себя тех, кто выжил в корме, кого удалось вытащить из холодных волн. Конвой прибыл на рейд Гринока в первых числа мая 1944 года, моряков перевезли в предместье Ньюкасла – порт Норт-Шилдс, где находились эсминцы, передаваемые СССР.

Леонид был назначен вместо погибшего товарища старпомом командира эсминца «Достойный», в середине лета над кораблем подняли флаг ВМФ СССР. В середине августа предстояло покинуть туманный Альбион.

Накануне командование Королевского флота Великобритании в честь советских моряков дало на борту плавбазы «Калапия» прощальный обед, где присутствовали и члены королевской семьи. Официальная часть с тостами за победу сменилась свободным общением. Леонид сел за рояль, подбирал мелодию «Калитки», начал напевать любимый романс. Игру прервал командир наших военспецов капитан 1 ранга Виталий Фокин. Он подвел к роялю молодую миловидную даму. Та выразила восхищение исполнительскими талантами русского офицера, поблагодарила его. И тут вступил оркестр, полились звуки прекрасной музыки… Как можно было не пригласить даму на тур вальса. И не знал тогда капитан-лейтенант Леонид Чулков, что выводит на круг принцессу Елизавету, будущую королеву Великобритании…

Семь лестничных пролетов

Свинец северных морей
В Белом море вода серая, в Баренцевом – свинцовая, попавшему за борт – скорая смерть. Осенью 1944 года для Леонида Чулкова началась долгая и опасная экскортная служба – проводка английских конвоев, наших транспортов, ходящих между портами побережья, включая остров Диксон. По сути, это был непрерывный поединок с фашистскими субмаринами, спасение наших моряков, умудрявшихся выживать даже в северных водах. Каждый был невероятно ценен, как поднятый из студеных волн будущий помощник командира крейсера «Адмирал Нахимов», будущий контр-адмирал Олег Мачинский.

До самой победы эсминец «Достойный» (Леонид Дмитриевич стал на нем командиром в победном сорок пятом) 28 раз самостоятельно и в составе групп выходил в рейды на обнаружение и атаку вражеских подлодок, одну из которых не только отпугнули, но и завалили в бездну!

Сегодня на парадном мундире ветерана Великой Отечественной войны сияют три ордена Красного Знамени, три ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За оборону Советского Заполярья» и многие другие. Однако это свидетельство не только тяжкого, но победного фронтового пути, это итог всей долгой и блистательной флотской службы. Впереди вновь раскрывалось родное Черное море, а за ним – великие океаны.

На вооружении – крылатые ракеты
Опыт боевых действий и устремленность к новациям позволили фронтовику принять ответственность за командирство на послевоенном, активно идущем в рост советском флоте. Старпом линкоров «Архангельск» и «Новороссийск», помощник начальника штаба эскадры КЧФ в 1951 году поднялся на командирский мостик новейшего на тот момент крейсера «Адмирал Нахимов». Менее чем через год его экипаж завоевал звание «Лучший корабль ВМФ СССР», дисциплина и выучка на нем были высочайшего уровня. Моряки называли свой «Нахимов» не иначе как красавцем, но историческое первенство крейсер одержал в другом – на нем первом устанавливали и испытывали ракетное оружие – крылатые ракеты.

Впрочем, первопроходство оказалось самой судьбой крейсера. Весной 1954 года он флагманом отряда кораблей Черноморского флота под командованием адмирала Сергея Горшкова совершил официальный визит в Народную Республику Албанию. Это тоже был первый послевоенный поход советского ВМФ в страны Средиземноморья.

Понятно, что с проходом проливов за нами активно и с достаточно близкого расстояния вели наблюдение корабли и самолеты ВМС США, других стран НАТО. Но Албания встретила советских моряков ликованием. У черноморцев, стоявших на рейде порта Дуррес, побывал министр обороны Албании генерал-полковник Бекир-Балуку. На обратном пути на борту крейсера в Советский Союз следовали лидер Албании Энвер Ходжи и сопровождавшие его лица. (Что не помешало командующему флотом адмиралу Горшкову провести отряд мимо греческого острова Крит в целях изучения малознакомых тогда для советских моряков районов плавания.)

В 1955 году «Адмирал Нахимов» стал первым ракетным крейсером ВМФ Советского Союза. Перед первой башней главного калибра установили опытную ракетную установку для противокорабельных ракет КСС. В том же году были осуществлены первые пробные пуски ракет.

Семь лестничных пролетов

Командир и великие мира сего
Вице-адмирал в отставке Леонид Дмитриевич Чулков знает, что такое ответственность самого высокого уровня. Отстояв свою вахту на «Адмирале Нахимове» и пройдя курс академии Генштаба, он командовал дивизией крейсеров Тихоокеанского флота, был заместителем командующего ТОФ по тылу, командовал Керченско-Феодосийской ВМБ, научно-исследовательским центром ВМФ. Такие должности, посты сводили его с легендарными военачальниками и руководителями государства, известными политиками и великими учеными. Но каков бы ни был уровень личности и чина гостя флота, проверяющего, собеседника, Чулков никогда не лукавил против дела. Он оставлял и по сей день оставляет за собой право на мнение профессионала, проверенное боем и морем.

В 1955 году во время визита правительственной делегации на Черноморский флот капитан 1 ранга Леонид Чулков делал обстоятельный доклад первым лицам государства об эффективности корабельного ракетного вооружения. В штабе ЧФ его слушали Н. Хрущев, А. Микоян, Г. Жуков, Н. Кузнецов, С. Горшков, другие руководящие лица. После доклада Хрущев спросил Чулкова: «Какие, по вашему мнению, корабли нужны флоту?» Тот ответил спокойно и уверенно: «В том числе авианосцы». Стороннику ракет и противнику крупных кораблей сие заявление не понравилось. Но опытного моряка это не сбило.

А в следующем году «Адмирал Нахимов» вновь посетило высшее руководство СССР. Вместе с Н. Хрущевым, Л. Брежневым, главкомом ВМФ СССР адмиралом С. Горшковым в Севастополь приехал и лидер Югославии Иосип Броз Тито. На черноморском крейсере произвели показательные стрельбы, и ракета поразила щит, находившийся в 45 километрах от него. Когда корабль подошел вплотную к пораженному щиту и все увидели, что она снесла его центральную часть, Хрущев, довольный, сказал, указывая на капитана 1 ранга Леонида Чулкова: «Вот он этими ракетами весь американский флот может разбить!».

Эх, добавить бы сегодня в ответ: «Мы и нынче не лыком шиты, да судьбы флотские по иным картам пишутся…». Но Леонид Дмитриевич с середины семидесятых – запасник.

Счастье – понятие сегодняшнее
Нет, Чулков, конечно, не ушел с флота. Еще долго работал для него, продвигая вперед корабельное вооружение. К тому же его эстафету подхватили и продолжили потомки. Вообще, на большой сбор юбилейных торжеств ветеран ВМФ выстраивает троих детей, четверых внуков, шестерых правнуков и их многочисленную ближайшую родню! Флотское крыло уверенно представляют сын Владимир Леонидович, защитивший в области гидроакустики докторскую диссертацию и ставший профессором, зять Юрий Леонидович, капитан 1 ранга в отставке, сполна и достойно отслуживший в северных и южных морях, внук Леонид Юрьевич, капитан-лейтенант запаса с опытом ракетчика, командовавшего крейсерским зенитно-ракетным дивизионом…

Что же касается сослуживцев, друзей и учеников, на торжествах в честь векового юбиляра их будет великое множество. И здесь надо еще раз сделать оговорку: за свою долгую и яркую жизнь профессиональный военный вице-адмирал Леонид Дмитриевич Чулков проявил себя в столь широком деловом и творческом диапазоне, что и его приятельский круг невероятно широк. Помните заводского токаря 6 разряда тридцатых годов? Адмирал остался своим среди трудового люда. А стенгазета, преобразившаяся в живописные полотна и пейзажи шишкинских масштабов? Вот вам и богема.

Про остроумие и флотские байки уже молчим, их с легкой руки Чулкова до сих пор рассказывают на ТОФе, среди черноморцев, иные вошли в маринистику замечательной прозой! Потом – рыбалка. Нет, – всегда рыбалка! Речная, морская, океанская! А рыбак рыбака… Впрочем, не скроем, имеются и порочащие связи. Курильщики. Даже к звездной дате бросить эту дурную привычку герою нашего повествования не удалось. Посему торжества пройдут с перекурами.

Великий оптимист и жизнелюб, труженик рабочих корней, воин фронтовой закалки, высокий профессионал Военно-Морского Флота Леонид Дмитриевич Чулков продолжает жить емкой, насыщенной жизнью, ощущая столетием каждый новый день.

Сегодня на его четвертый этаж по семи «тренажерным» лестничным пролетам поднимутся многочисленные гости, начиная с представителей командования Черноморского Флота, руководства города-героя, ветеранских и молодежных организаций. Почта переполнена поздравительными открытками, адресами, письмами. Вот только несколько строк из Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации:

Уважаемый товарищ вице-адмирал!
Дорогой Леонид Дмитриевич!
Примите искренние поздравления и самые добрые пожелания в связи с вашим великолепнейшим юбилеем – 100-летием! Имею честь знать вас долгие годы еще со времен своей курсантской юности, когда Черноморским флотом командовал мой отец Владимир Афанасьевич Касатонов. Он всегда ценил вас и уважительно отзывался о вас как о Человеке, Моряке и Офицере. Вы, как и он, много сделали для того, чтобы Черноморский флот вышел в Средиземное море, имел там систему базирования. И в последующем, взаимодействуя с вами, я всегда не переставал удивляться высочайшей степени вашей ответственности, пониманию стоящих задач, способности их решить, а также коммуникабельности и человечности во взаимоотношениях, как с начальниками, так и с подчиненными.
Желаю вам здоровья, бодрости, энергии, благополучия! Желаю, чтобы беды и ненастья миновали ваш дом. Поклон вашей замечательной семье. Боевой привет флотским офицерам Юрию Леонидовичу Кручинину и его сыну Леониду, закончившему службу, но эффективно работающему на Россию, Флот и Севастополь на поприще литературы и книгоиздания.»

С уважением
Советник начальника Генерального штаба
Вооруженных Сил России
адмирал И.В. Касатонов.

 

Столетие вице-адмирала Леонида Чулкова – уникальная флотская реликвия. Гордимся, что мы – современники.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Учиться в России? Запросто!

Сергей СЕРГЕЕВ

Привет от нашего столика

Ольга ФОМИНА

Имя и дело адмирала Григоровича

Сергей ГОРБАЧЕВ